История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Президент победы

В начале 20-го века в мире не было страны с более трагическим положением, чем Парагвай. Ведь в течение шести лет войны с могущественным Тройственным альянсом (Бразилия, Аргентина и Уругвай) население страны уменьшилось с 1,3 миллиона до 200000.

На эти годы пришлось становление будущего президента Эусебио Айялы...

Республика Парагвай в начале 20-го века была, даже по южноамериканским меркам, крайне отсталой страной. Основу национального производства составляло сельское хозяйство, которое дышало на ладан. Всё это усугублялось последствиями относительно недавней войны, в которой Парагвай потерял около 90% мужского населения. Страну трясло, как осину в ветреный день. В период с Августовской революции 1904 года по 1922 год в Парагвае сменилось 15 президентов и 21 правительство — разве здесь кого-то упомнишь?

Изгой Южно-Американского континента

Эусебио Айяла

Стране срочно требовались какие-либо свершения. Но руководителям Парагвая было не до того: они хотели единственного — как-то удержаться. 46-летний Эусебио Айяла, пришедший к власти в ноябре 1921 года, занял временную должность — его призвали после отставки президента Мануэля Гондра. Конгресс назначил доктора права Эусебио Айялу временным президентом, чтобы он хоть как-то руководил страной до новых выборов. У Аяйлы был опыт — он уже был и министром финансов, и юстиции, и культуры, и просвещения, и даже иностранных дел. Одним словом, и жнец, и швец, и на дуде игрец. Депутаты парламента неплохо знали Айялу и ранее, но не подозревали, что этот политик даже с течением времени и множеством достижений, которые могли бы утолить его амбиции, все ещё не утратил душевного жара и желания сделать свою страну если не великой, то хотя бы достойной уважения и юридического равноправия. Ведь в отличие от других парагвайских политиков и государственных деятелей, своим успехом Айяла был обязан самому себе, а не деньгам и социальному положению ближайших родственников.

Эусебио Айяла пришёл в политику с самых низов — он родился в провинциальном парагвайском городке Барреро-Гуасу, мать его была неграмотной крестьянской девушкой, которая стала жертвой той самой жесточайшей войны Тройственного альянса, развязанной могущественными южноамериканскими странами против маленького, и без того униженного Парагвая. Начальное образование Эусебио получил в Барреро-Гуасу, где им активно занималась его родная тётя Бенита. Затем он переехал в столицу Парагвая Асунсьон и устроился курьером в магазин. Ему неоткуда было ждать помощи, и благодаря собственным усилиям Айяла поступил в Национальный колледж столицы, после окончания которого в 1896 году он получил учёную степень. Занимаясь коммерцией.

Айяла получил возможность оплатить собственное обучение на юридическом факультете Национального университета, который окончил со степенью доктора социальных наук и права в 1904 году, защитив кандидатскую диссертацию на тему «Государственный бюджет».

Сам себе господин

Новые горизонты открылись Эусебио, когда он посетил Европу. Старый Свет ему удалось увидеть благодаря новой должности — секретаря посольства в Великобритании. В Европе Эусебио обрёл и самую главную любовь своей жизни — одно время он жил в Париже, где познакомился с прекрасной женщиной, которая была моложе его на 14 лет. Звали её Марсела Эмилия Дюран, и до встречи с парагвайским политиком её жизнь складывалась трагически — Марсела рано вышла замуж, её муж была парижским ювелиром. Как оказалось, у него было душевное расстройство, которое привело его к самоубийству. Она согласилась выйти замуж за Эусебио, чем несказанно его обрадовала.

После возвращения на родину Айяла занялся своей карьерой, которая поначалу была целиком связана с преподаванием. Он читал лекции в университете, редактировал журнал по праву, занимался политикой.

Свою первую большую должность он получил ещё в 1909 году, будучи членом Либеральной партии. Тогда он стал министром иностранных дел. Эту работу он успешно выполнял и после падения правительства. Айяла, что называется, был «политическим пожарным» — правительства приходили и уходили, назначая его то министром культуры, то финансов, то юстиции. Но после того как в 1921 году Эусебио попробовал вкус «президентского хлеба», он решил, что рано или поздно обязательно станет президентом. И не временным, а законным, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

И в самом деле, 15 августа 1932 года Эусебио Айяла был избран очередным президентом. А незадолго до этого началась Чакская война. И это была война не на жизнь, а на смерть!

Русские идут!

Чакская война разгорелась между Боливией и Парагваем, её причиной стала спорная территория — так называемая область Чако-Бореаль.

Это были исконные парагвайские земли — нетронутые, малоизученные, населённые редкими индейскими племенами. Они заинтересовали Боливию прежде всего потому, что там, по некоторым данным, обнаружились большие запасы нефти. И Боливия заявила права на эту территорию, пользуясь тем, что до официальной демаркации дело пока не доходило.

Боливия изначально чувствовала себя хозяином положения, ведь её экономическая и военная мощь была значительно выше, чем у Парагвая, который был дотла разорён сокрушительной войной с Тройственным альянсом Бразилии, Аргентины и Уругвая, измучен политической нестабильностью, бесконечными кризисами. И если бы во главе страны стоял не такой энергичный и волевой президент, как Айяла, неизвестно, чем бы всё закончилось.

Масштаб Чакской войне придали нефтяные монополисты. Так как схватка шла за нефть, за спиной Боливии стояла американская Standard Oil, а на стороне Парагвая выступила британско-голландская Royal Dutch Shell. Они через третьи страны вооружали противников. И на этой территории проходили испытания новейших образцов оружия.

У Боливии, как у более богатой страны, имелся крупный перевес: у неё имелись авиация, орудия, обученные кадры. Тем не менее сделанные парагвайцами за рубежом оружейные закупки оказались удачными. В то время как боливийцы приобретали самую современную технику, Парагвай остановил свой выбор на наиболее дешёвых и надёжных образцах. Большой удачей было то, что Айяла сделал ставку на русских — бывшие белогвардейские офицеры в количестве 80 человек, во главе с генералом Беляевым, начальником генштаба Парагвая, стали теснить боливийских вояк на всех фронтах. Кроме того, русские офицеры сумели расположить к себе местных индейцев. На стороне Боливии воевали бывшие немецкие офицеры, которые переехали в Южную Америку в поисках лучшей доли. Так что противостояние, начатое на фронтах Первой мировой войны, продолжилось на территории Южной Америки.

Айяла хорошо понимал, что для Парагвая эта война — решающая! И это настроение было прочувствовано и русскими офицерами, которые недавно потеряли родину. Терять новую родину, которой стал для них Парагвай, они не хотели. Поэтому Парагвай вёл войну морально оправданную, а Боливия — ради нефтяных монополий и собственных амбиций.

И неудивительно, что Парагвай победил, завоевав к 1935 году практически всю территорию Чако. В плен было взято множество боливийских солдат — практически вся армия. Айяла получил титул «Президент Победы». Это был его звёздный час, и казалось, что теперь у него есть все шансы сделать страну счастливой и богатой. И возможно, так бы оно и было — но в другой стране, не в Парагвае. Уже в 1936 году в стране началось вооружённое восстание, спровоцированное кучкой заговорщиков, которые сумели направить толпу, недовольную бедностью, безработицей и высокими ценами, в нужное русло. Восстание, поднятое вернувшимися с фронта ветеранами, поддержали рабочие, представители мелкой буржуазии, интеллигенции и студенты. К ним присоединилась националистически настроенная группа офицеров во главе с полковником Франко, героем войны. Правительство либерала Айялы пало. Новая власть, опасаясь его авторитета, быстренько арестовала законного президента и выслала из страны в Буэнос-Айрес. Его семья и дети остались в Парагвае. Все последующие шесть лет, до самой смерти Айялы, им так и не дали воссоединиться.

В 1942 году Эусебио Айяла умер. Тело «Президента Победы» позже перевезли в Парагвай и похоронили в Асунсьоне. Даже крупная, незабываемая победа не спасла его от изгнания и бесславия.

Так что во многих отечествах не ценят не только своих пророков — не ценят и настоящих героев!

Дмитрий КУПРИЯНОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Власть     Следущая










Сообщество в G+