История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Последний герой Мексики

Мексиканская революция, длившаяся с 1910 по 1920 год, была наглядной иллюстрацией того, как все это должно быть и чем в конечном итоге кончается. Альваро Обрегон Салидо, обыкновенный ранчеро, ставший полководцем и президентом, пытался сделать этот процесс осмысленным, но так и не сумел...

Некоторые явления мировой истории, весьма поучительные и крайне живописные, напрочь выпущены из вида отечественными историками. Речь идет о Мексиканской революции, чей ход в чем-то весьма напоминает события нашей политической истории, и не только прошедшей, но и нынешней.

В той полузабытой революционной «сваре» сплелось все, что счищает с истории хронологический глянец и делает ее живой, драматичной и по-настоящему увлекательной. А уж о совпадениях и параллелях с тем, что происходит сегодня, можно не говорить - их много, и порой они выглядят чересчур пугающими!

Мелкие плюсы революции

Революции в Мексике и всего того бардака, который длился в стране несколько десятков лет, могло бы и не быть, если бы в 1876 году власть в стране не захватил генерал Порфирио Диас. Этот политик, выдвинувшийся в национальные лидеры в ходе иностранной интервенции 1861-1867 годов, находился на высшем посту около 30 лет. Диас установил в Мексике так называемый режим «Порфириато», выделявшийся рядом характерных черт: окружением друзей-олигархов, которые контролировали все экономические процессы, нещадной эксплуатацией природных ресурсов и жестким подавлением любой политической оппозиции. При этом в стране создавалась иллюзия демократии: регулярно устраивались выборы, на которых регулярно и с большим отрывом побеждал Порфирио Диас. Только единожды диктатор уступил власть своему заму - Мануэлю Гонсалесу, поскольку согласно конституции ему нельзя было занимать высший пост два срока подряд. Но потом эта поправка была отменена, и «Порфириато» цвел пышным цветом, пока в 1910 году народ не взбунтовался.

Началось все с того, что 80-летний Диас снова «избрал» себя президентом, но избиратели с этим не согласились - начались масштабные выступления, приведшие к падению власти и бегству Диаса во Францию.

Во время этих выступлений, кроме действующих политиков, уже имеющих авторитет, таких как Франсиско Мадеро и Бернардо Рейес, проявили себя и новые лидеры, настоящие вожди народных масс - Паскуаль Ороско, Панчо Вилья и, конечно же, Альваро Обрегон.

Родившийся в 1880 году в семье фермера, Альваро не имел никакого отношения к политике. У него не было особых притязаний - он рано осиротел, и главной мечтой этого уроженца штата Сонора была мечта о своем клочке земли.

Но началась революция, Альваро вступил в революционный отряд, который сражался на стороне действующего президента Мадеро. У него был явный военный талант, однако Альваро не хотел стрелять и наступать, он жаждал мирной жизни. Но в 1913 году Мадеро убили, власть захватил очередной диктатор - генерал Уэрта. Пришлось Обрегону вновь покинуть свое ранчо и становиться под знамена так называемых конституционалистов, которые выступали на стороне свергнутого и к тому времени уже убитого президента Мадеро.

Север Мексики стремительно охватило пламя революционного мятежа. Народные вожди, чем-то напоминавшие «красных командиров», успешно воевали с правительственными войсками.

И Обрегон был одним из самых успешных.

В боях завоюем мы славу свою

К этому времени Альваро имел небольшой административный опыт - во времена боевого затишья его избрали мэром небольшого городка, и на этом посту он тоже оказался вполне успешным. Но талант военачальника был заметнее. Обрегон воевал почти по суворовскому завету: не числом, а умением. Кроме того, он сам был невероятно храбрым (сказывались его ирландские корни, ведь фамилия Обрегон - испанизированная ирландская фамилия О'Брайен) и лично водил своих солдат в атаку. Несколько важных побед сделали его чрезвычайно популярным. Альваро, не будучи искушенным в политике, был человеком прямым и на тот момент не имел никаких политических амбиций. Он всецело поддерживал Венустиано Каррансу - губернатора штата Коауила, одного из лидеров повстанцев. Этот политик не признал центральную власть и объявил ей войну не на жизнь, а на смерть.

Повстанцев поддерживал народ, который устал жить в нищете и бесправии. В повстанческом движении они видели надежду на перемены, а революционных лидеров считали «своими в доску».

И к 1914 году власть Уэрты зашаталась. На смену ему пришел Франсиско Карвахаль. Но и тот скоро понял, что за повстанцами пошел народ, и потому бежал из страны. В Мехико вступила революционная армия. Обрегон провозгласил Каррансу главой страны и возглавил армию нового правительства.

Но Каррансе не удалось договориться с другими революционными лидерами - Франсиско Вильей и Эмилиано Сапатой. Им пришлось объявить войну. Теперь Обрегон выступал уже не в роли какого-то провинциального вояки, занятого партизанскими вылазками, а боевого генерала, уполномоченного законным правительством подавить мятеж. Война была кровопролитной и затяжной, но Обрегон сумел нанести мятежникам несколько тяжелых поражений. Его армия 4 раза вступала в бой с войсками несогласных с властью (все эти сражения вместе часто называют битвой у Селаи). Было убито множество людей, на этой войне Обрегон потерял руку, но обрел славу мексиканского Бонапарта. Ведь сражение у Селаи вплоть до Фолклендской войны считалось самым крупным военным столкновением в латиноамериканской истории.

Однако победа Каррансы оказалась химерой - ничто толком решено не было, все, кроме президента и правительства, осталось прежним: проблемы, долги, безнадежность.

Во время многолетней войны Обрегон привык принимать жесткие решения. На этот раз он принял, пожалуй, самое жесткое решение в своей жизни - организовать переворот и самому стать президентом.

Учитывая слабость только пришедшего к власти Каррансы, сделать это было нетрудно. Хотя президент пытался принять контрмеры и даже арестовать Обрегона, и тому на время, даже пришлось бежать из страны.

Во главе переворота

Обрегон привлек к реализации своего плана бывшего участника революции - генерала Плутарко Кальеса, в прошлом сельского учителя. Помощь оказали также губернатор штата Сонора, руководители Рабочей партии, бывшие партизаны Вильи. Обвинив Каррансу в отходе от принципов революции, в нарушении конституции, заговорщики создали свои вооруженные силы и в апреле 1920 года начали наступление на столицу.

В мае того же года Карранса вместе со своими министрами пытался бежать из Мексики, но был убит. А в конце 1920-го на выборах президентом был избран Альваро Обрегон. Бывший фермер возглавил страну!

В начале своего президентства Обрегон сделал сильный ход, заявив, что статья 27 мексиканской конституции 1917 года не будет иметь обратной силы. Тем самым он заверил иностранцев, что их владения, приобретенные до 1917 года, не могут быть конфискованы.

Это решение привело к тому, что правительство Обрегона признали США. Они заключили с ним соглашения о взаимных финансовых претензиях.

Это соглашение обеспечило Обрегону поддержку Соединенных Штатов во время направленного против него восстания, организованного ставленником английских нефтяников Адольфо де ла Уэртой.

Восстание удалось быстро подавить. С этим Обрегон справлялся без особых проблем - он был талантливым военачальником, но недальновидным политиком.

Еще не укрепившись как следует в кресле президента, он начал аграрную реформу - власть начала отбирать крупные землевладения у латифундистов и передавать их крестьянам. Разумеется, это вызвало рост числа недовольных среди крупных земельных собственников. Но самой главной ошибкой Обрегона был конфликт с католической церковью. Он попытался отобрать у нее земли и имущество, что в такой религиозной стране, как Мексика, было принято в штыки. В дело вступил даже папский нунций. Он потребовал у президента остановить реформы. Тогда Обрегон выслал его из страны.

Это аукнулось президенту через несколько лет. В 1928 году, после четырехлетнего перерыва, когда президентом был Плутарко Кальес, Альваро вновь решил вернуться в политику. Обрегону удалось выиграть выборы. Однако спустя несколько дней его убили: студент-католик Хосе де Леон Тораль якобы не смог простить Обрегону его антицерковной политики.

Кто стоял за спиной студента-экстремиста, всем было ясно. Однако их имен никто так никогда и не услышал.

Дмитрий КУПРИЯНОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Власть     Следущая












Интересные сайты: