История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










От нар до мавзолея

Среди государств Восточной Европы, в которых после Второй мировой войны к власти пришли ориентированные на Кремль коммунистические политики, оказалась и Румыния. Ликвидация монархии и установление в стране нового режима были в значительной степени заслугой Георге Георгиу-Дежа.

Будущий «хозяин» Румынии Георгиу-Деж родился в первый год XX столетия - 8 ноября 1901 года - в Бырладе в семье железнодорожного рабочего Тэнасе Георгиу и его жены Аны.

Пролетарское происхождение предопределило и выбор профессии (железнодорожный электрик), и взгляды - Георге вступил в компартию в 1930 году, а спустя еще три года получил первый тюремный срок как один из организаторов забастовки железнодорожников.

Тюремные университеты

После этого молодой коммунист то ненадолго выходил на свободу, организовывал очередную забастовку или митинг и снова отправлялся в застенки.

Но это однообразие не было бегом по кругу. Каждое пребывание в тюрьме прибавляло ему авторитета среди товарищей, и он поднимался на очередную ступеньку в партийной иерархии. Задержись Георге на свободе чуть дольше, и, вполне вероятно, его как перспективного товарища отправили бы на партийную учебу в Москву, что могло привести к непредсказуемым результатам.

Отчасти происходившее напоминало лотерею. Например, в начале 1930-х годов лидерами румынских коммунистов считались супруги Марчел и Анна Паукер. Марчел уехал на учебу и был расстрелян как шпион в ходе ежовских чисток. Анна в это время мотала очередной срок в Румынии, а весной 1941 года была выдана советской стороне и приехала в Москву как героиня.

По настоянию главы правительства Йона Антонеску в июне 1941 года румынская армия приняла участие в нападении на Советский Союз, после чего коммунисты оказались загнаны в глубочайшее подполье.

Вдобавок руководство партии оказалось организационно расколото на «тюремную» и «московскую» фракции - тех, что сидели в заключении у себя на родине, и тех, что укрылись в первой в мире стране социализма. Лидером первой фракции считался Георгиу-Деж, лидером второй - Анна Паукер.

И те, и другие ждали своего часа. И он пришел в 1944-м.

Победы и скорби генсека

Георге Георгиу-Деж

В 20-милионной стране насчитывалось около 2 тысяч оставшихся на свободе коммунистов, которые, пытаясь бороться с режимом, еще и выясняли отношения друг с другом.

4 апреля 1944 года, воспользовавшись хаосом после бомбежки столицы страны Бухареста союзной авиацией, несколько партийцев схватили генерального секретаря Штефана Фориша и под дулом охотничьего ружья заставили написать заявление об уходе «по собственному желанию».

Из руководителей на свободе остался только Лукрециу Пэтрэшкану. Через своего приятеля олигарха Иоана Мочонь-Стырчу он контактировал с окружением короля Михая I и в августе был приглашен обсудить вопрос, как именно лучше избавиться от Антонеску.

Убрать гитлеровского приятеля король и поддерживавшие его военные могли сами, но требовались те, кто объяснил бы советскому руководству смысл происходящего до того, как наступающая Красная армия сметет всю румынскую государственную систему. И Пэтрэшкану с задачей справился.

Воспользовавшись очередным поражением немцев, сторонники короля произвели переворот, и Румыния переметнулась в лагерь союзников. Коммунисты вышли на свободу.

Георгиу-Деж, по официальной версии, в дни переворота вместе с товарищами бежал из концлагеря Тыргу-Жиу, хотя, судя по другим свидетельствам, был освобожден советскими войсками. Так или иначе, добравшись до Бухареста, он в октябре 1944 года был избран Генеральным секретарем компартии.

Прибывшие из эмиграции «москвичи» стали теснить «тюремную» фракцию, но вплоть до 1947 года главными врагами все же считались «реакционеры» из королевского окружения. Те пытались организовывать манифестации и даже создавать боевые отряды. Георгиу-Деж лично разогнал одно из таких сборищ, прибыв к оппонентам в кузове грузовика и дав по ним очередь из пулемета Дегтярева.

В марте 1945 года к власти пришло правительство, возглавляемое лидером популярного среди крестьян Фронта земледельцев Петру Грозой. В декабре 1947 года короля заставили отречься от власти, а портфель министра иностранных дел в новом кабинете министров достался Анне Паукер.

Теперь «московская» и «тюремная» фракции вступили в жесткое противостояние. Мешавшего и тем, и другим бывшего экс-генсека Штефана Фориша еще летом 1946 года насмерть забил ломом будущий создатель политической полиции (секуритате) Георге Пинтиле (Пантелей Бондаренко).

В 1948 году по надуманному обвинению в связях с фашистами был арестован пытавшийся вести собственную игру Пэтрэшкану. Его посадили в тюрьму, но казнили только в 1954 году после показательного процесса.

Но самым серьезным противником для Георгиу-Дежа оказалась Анна Паукер. В 1948 году ее портрет был помещен на обложке журнала Time как портрет «самой влиятельной из живущих женщин».

Георгиу-Деж начал заискивать перед Кремлем, посылая сигналы: Паукер саботировала личный проект «отца народов» - канал Дунай - Черное море; раздула ряды партии, приняв без достаточной проверки полмиллиона новых членов, среди которых попадались и бывшие фашисты; недостаточно активно боролась со сторонниками рассорившегося с Кремлем югославского лидера Тито; содействовала эмиграции 100 тысяч евреев в Израиль; противодействовала коллективизации.

В конце концов, генералиссимус принял решение и при личной беседе сообщил свой вердикт Георгиу-Дежу: «Анна - хороший, надежный товарищ, но вы видите, что она еврейка буржуазного происхождения, а партии в Румынии нужен лидер из числа рабочего класса, истинный румын по рождению».

Один на вершине

Остальное, как говорится, - дело техники. В 1952 году Паукер оказалась смещена со всех постов, но уже торжествовавший Георгиу-Деж снова едва не оказался оттеснен на задние роли после кончины Сталина. И снова ему пришлось демонстрировать чудеса политической эквилибристики. А вскоре и Хрущева убедили, что именно Паукер являлась настоящей «сталинисткой», так что из отставки она уже не вернулась. А товарищ Георгиу-Деж, демонстрируя свою преданность, в 1956 году настаивал, чтобы румынской армии разрешили поучаствовать в подавлении антикоммунистического мятежа в Венгрии. Хрущев заверил, что мы и сами управимся, но оценил преданность.

Попутно Георгиу-Дежу пришлось устранять новых соперников. Самого серьезного из них, бывшего сокамерника по концлагерю Тыргу-Жиу, - Георге Апостола - сплавили послом в Латинскую Америку, и он мог считать, что сравнительно легко отделался.

4 ноября 1957 года при посадке в аэропорту Внуково произошла катастрофа румынского правительственного самолета с делегацией из четырех человек. Погиб министр иностранных дел Григоре Преотяса. Виновными были признаны члены советского экипажа, которые, согласно официальному заключению, за время своей полугодовой командировки в Румынии, что называется, расслабились и утратили профессиональную форму.

В любом случае после этой катастрофы серьезных соперников у Георгиу-Дежа не осталось, и он начал позволять себе вольности. Тем более что благодаря внушительным нефтяным запасам страна не слишком зависела от советской помощи.

Так что вскорости была выведена расположенная на территории страны группировка советских войск, а в 1959-1960 годах, не прислушавшись к предостережениям Москвы, румынское правительство заключило серию соглашений с Францией, Великобританией и США, открывших ей доступ на западные рынки и к западным кредитам. И, наконец, в 1964 году обнародовано «Заявление о позиции Румынской коммунистической партии по вопросам мирового коммунистического и рабочего движения».

В нем заявлялось, что единых рецептов построения коммунизма не существует, равно как и нет и «привилегированных, руководящих партий», имеющих право навязывать другим свою точку зрения.

В Москве в это время были заняты выяснением отношений с Китаем и проблемы из заявления решили не делать.

Можно только предполагать, как далеко унесло бы от кремлевской орбиты Георгиу-Дежа, но в 1965 году он скончался. Мертвый генсек был оплакан всеми правительствами социалистического лагеря и удостоился в родном Бухаресте персонального мавзолея. Его имя присвоили городу Онешти в Румынии и городу Лиски в Воронежской области.

Политику Георгиу-Дежа - как бы с Советским Союзом, но чуть в стороне и с западными кредитами - продолжил его ученик Николае Чаушеску.

Дмитрий МИТЮРИН



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Власть     Следущая












Интересные сайты: