История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Последняя операция резидента

Подробностей этого эпизода времен холодной войны нет даже в Интернете. О нем рассказал мне профессиональный военный разведчик, взяв клятву, что я как журналист не обнародую его откровения до тех пор, пока он жив. Сегодня свое обещание другу нашей семьи, однокашнику отца по Военно-морскому инженерному училищу им. Дзержинского, я могу выполнить.

Министр обороны СССР Дмитрий Устинов по вечерам исправно включал телевизор, чтобы посмотреть информационную программу «Время», столь любимую генсеком Брежневым. На этот раз главным событием 25 ноября 1981 года оказалась сорванная попытка переворота в Республике Сейшельские Острова, организованная группой иностранных наемников под руководством международного специалиста по этим делам Майкла Хора, высадившихся в аэропорту Пуант-Ларю под видом команды регбистов. Но благодаря бдительности народной милиции незваные гости вынуждены были ретироваться, захватив только что совершивший посадку самолет. Министр обороны понимал, что дело не обошлось без ЦРУ, поэтому по «кремлевке» он позвонил тому, кто по должности должен был знать детали: «Петр Иванович, что сообщает ваш человек оттуда?» Начальник Главного разведуправления Генштаба генерал армии Ивашутин растерянно ответил: «Нет у нас там своего человека...» - «Как?! В месте промежуточного базирования нашего флота у вас никого нет? Немедленно исправить!» Действительно, после прихода к власти правительства Франса Альбера Рене страна взяла курс на строительство социалистического общества, и в результате при помощи специалистов из СССР был построен нефтеперерабатывающий завод, а советские военные корабли стали частыми гостями в столичном порту Виктории.

Дипломат под прикрытием

В управлении кадров началась оперативная работа по подборке резидента. И, наконец, Ивашутину доложили: наиболее вероятный кандидат - капитан 1-го ранга Виктор Иванович Матвеев. После окончания военно-морского училища он был направлен на Черноморский флот. Прошел путь от командира боевой части до командира сторожевого корабля.

После сокращения вооруженных сил СССР в конце 1950-х годов был направлен на учебу в Военно-дипломатическую академию. По завершении учебы в качестве оперативного сотрудника резидентуры начал службу в Эфиопии. Последняя загранкомандировка - резидент ГРУ в Исландии под прикрытием консула советского посольства.

Вот так в Виктории появился первый секретарь посольства, которого его иностранные визави стали звать Виктор - с ударением на последнем слоге. А обстановка в стране оставляла желать лучшего. Неудачный военный мятеж в августе 1982 года, раскрытый заговор против президента одиннадцать месяцев спустя.

Улыбчивый Ник

Бойцы южноафриканского спецназа

Для советских спецслужб секретом не было - за этими неудачно срежиссированными политическими спектаклями стояло американское ЦРУ и южноафриканская разведка БОСС. И, скорее всего, они в стремлении свергнуть правительство не остановятся. Об этом свидетельствовало, в частности, увеличение количества оперативников резидентуры ЦРУ. Был в их числе и Николас - ладно скроенный, с веселым нравом, деловой хваткой и прекрасно владеющий русским языком.

И вот в 1986 году состоялись очередные президентские выборы. В трудной борьбе верх снова одержали демократические силы. Политические страсти стихли, и Франс Рене улетел на отдых в Европу. Советский посол тоже отправился в отпуск.

И тут среди ясного неба грянул гром. На улицы столицы выплеснулись толпы пьяной «золотой молодежи». В храмах прозвучали проповеди, призывающие к неповиновению и свержению правительства. Заволновалась армия, участились случаи саботажа и диверсий. В территориальных водах появились «заблудившиеся» рыбаки. Но и на этот раз режим устоял. Срочно возвратился президент, успокоилась армия.

А вот как приблизительно состоялся «разбор полетов» в резидентуре ЦРУ, Виктор Иванович реконструировал чуть позже.

Николас стоял, глядя себе под ноги и слушая злые слова шефа:

- Вы поставили нас в дурацкое положение. Вашингтон поверил нашим стопроцентным прогнозам. А что получилось? Народ не пошел за вашими агентами. Армия и флот предпочли сохранить нейтралитет, президент своевременно оказался на своем месте. Почему на рейде оперативно появились советские военные корабли, в том числе и большой десантный корабль с морской пехотой на борту? Советское посольство и без посла сработало умно и четко, а ведь вы уверяли, что оно обезглавлено. Не в этом ли причина вашего провала?

Николас подавленно ответил:

- Мы полностью блокировали деятельность аппарата советника и резидентуры КГБ. Но наши русские коллеги устроили гонки по столице, выходя, как сейчас понятно, на ложные контакты с целью запутать наших оперативников, висевших у них на «хвосте», и отвлечь внимание от главного действующего лица.

А тем временем этот тихоня Виктор, которого мы считали «чистым» дипломатом, под покровом ночи выехал из своего бунгало и, никем не контролируемый, не только нанес визиты в министерства обороны и внутренних дел, где сумел склонить колеблющихся на свою сторону, но и взял на себя руководство по блокированию наших действий. Не сомневаюсь, что президент Рене и советские корабли были вызваны по его инициативе.

Но у шефа эти оправдания ничего, кроме раздражения, не вызвали:

- Вы будете прощены, если этот треклятый Виктор в недельный срок из этого земного рая переместится в рай поднебесный. Вы поняли меня?

Николас понял. Это был приговор советскому дипломату, и его надо было привести в исполнение именно ему.

Яд в стакане

Виктор Иванович припарковал свою автомашину и пошел навстречу улыбающемуся хозяину фешенебельной виллы. Он прекрасно понимал, что предстоит очередной поединок с агентом ЦРУ, и подготовился основательно.

Но еще более основательно подготовился Николас, покрывая дно хрустальных стаканов прозрачным слоем яда. Николас встретил гостя в халате, извинился, проводил в холл, а сам удалился, чтобы переодеться, попросив не стесняться в выборе напитков. Гость налил себе в стакан порцию любимого «Блэк энд уайт», разбавил виски кока-колой и бросил несколько кусочков льда. Николас появился с бутылкой водки и стопкой. Пояснил:

- Ради русского гостя буду пить «Столичную».

Налил, чокнулся, выпил одним махом. Разговорились.

А еще через некоторое время хозяин принес фотографию. Со старого снимка глядели молодые мужчина и женщина в кожанках, с маузерами на боку и звездочками на фуражках.

- Это мои бабушка и дедушка. Одесситы. Чекисты из восемнадцатого года.

- А кем стал их внук?

- Тоже разведчиком. Только не ВЧК-КГБ, а ЦРУ, - засмеялся Николас.

Хитро подмигнул, налил стопку и тут же опрокинул ее в рот. Виктора Ивановича удивила такая откровенность, ибо разведчики не признаются в принадлежности к секретной службе ни под каким видом. И ему было невдомек то, что знал гостеприимный янки: затаившийся в стакане яд медленно, но верно начинал действовать.

Прощаясь с гостем, Николас спросил:

- Ты откуда родом? Москвич?

- Нет, с берегов тихого Дона, дед был красным казаком и был забит белыми за симпатии к советской власти. Горжусь им и сожалею, что он не знал своего внука.

- Ничего, ты обязательно попадешь в рай и встретишься там с ним...

...Всю ночь в доме советского дипломата горел свет, суетились люди в белых халатах. А когда взошло солнце, стало понятно, что исполнение приговора не состоялось. «Стаканная смерть» не сработала.

Поняв, что как разведчик он оказался раскрыт, Виктор Иванович, вернувшись в Москву, вышел в отставку. А следы дважды проколовшегося Николаса отыскались в крохотной африканской стране Руанда, где не было не только «тихони Виктора» в частности, но и советского посольства вообще.

Сергей УРАНОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Военная тайна     Следущая












Интересные сайты: