История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Жёны против пушек

Эмоции на войне кажутся излишними - там нужны трезвый расчет и строгое исполнение приказов. Но бывает и так, что чье-то непредсказуемое поведение меняет не только чью-то жизнь, но и судьбу военной кампании...

Благодаря женам комендантов двух известных в прошлом крепостей - Каменец-Подольской (принадлежавшей Польше) и Хотинской (турецкой твердыни) - были сохранены жизни более 2 тысяч солдат и около 17 тысяч мирных жителей.

Несостоявшиеся банщицы

Одной из самых кровопролитных Русско-турецких войн была война 1768-1774 годов. По условиям мирного договора Россия получила немалые территории между Бугом и Днепром, долины Кубани, крепости Азов, Керчь, Еникале, Кинбурн. Азовское и Черное моря становились открытыми для российского судоходства. К тому же, согласно тайному протоколу. Османская империя как страна-агрессор была обязана выплатить России 7,5 миллиона пиастров (4,5 миллиона рублей) контрибуции, а Хотинская крепость возвращалась Турции.

Однако Турция не соглашалась с потерей своих территорий и в августе 1787 года объявила войну России. Османская империя к тому времени имела армию в 200 тысяч человек и сильный флот. Российская империя противопоставила свои армии: Екатеринославскую (82 тысячи человек) под предводительством князя Григория Потемкина и Украинскую (37 тысяч человек), которой командовал граф Петр Румянцев. Вскоре к военным действиям России присоединилась Австрия. Румянцев вместе с войсками принца Кобургского должен был наступать к Дунаю, а Потемкин собирался овладеть Бендерами и другими крепостями в Молдавии.

Австрийский корпус первым подошел к Хотину, который на то время был самым мощным узлом Османской империи. Но ничего не поделаешь - принц Кобургский приступил к осаде крепости.

Вскоре туда же прибыл граф Иван Петрович Салтыков, посланный Румянцевым для взятия Хотина. В составе его армии были Санкт-Петербургский гренадерский полк, Черниговский, Архангельский мушкетерские полки, Глуховский, Нежинский, Софийский карабинерские и казачьи полки. Вместе с австрийскими частями это было весьма солидное войско для того, чтобы идти на штурм Хотина. Но время шло, а приступ не начинался. Виной этому стала одна дама...

Это была жена коменданта Каменец-Подольской крепости, принадлежавшей тогда Польше. Этой женщине отводится особое место в истории.

В начале 1777 года польский дипломат Кароль Боскамп-Лясопольский прибыл в столицу Османской империи и поселился в предместье Стамбула под названием Пера. Здесь же к нему обратилась за помощью одна гречанка: рассказав историю о преследовании ее юной дочери братом капудана-паши, она умоляла спасти христианку от басурмана. Поляк пожалел женщину и взял девушку на воспитание.

Лясопольский одел ее в лучшие платья и нанял учителя французского языка, чтобы она могла принимать участие в светских беседах. Трудно сказать, насколько близки были их отношения, но в мае 1778 года Кароль должен был вернуться в Варшаву. Перед отъездом он снял для гречанки квартиру и положил в банк на ее имя 1500 пиастров. Но уже в конце того же года она получила приглашение приехать к нему и прихватить с собой сестру. Дело в том, что польский король решил построить у себя турецкие бани, а для этого следовало привезти симпатичных банщиков и банщиц...

В январе 1779 года сестры выехали в Польшу, но до Варшавы не доехали. Слух о необычайной красоте девушек долетел до столицы быстрее экипажей. Тревога охватила всех королевских любовниц. В Жванец, пограничный город-крепость, был послан гонец с приказом задержать гречанок, одну из которых звали София, а вторую Елена. Им долго пришлось ждать Лясопольского, но тот так и не приехал. Зато сюда заехал из ближнего замка сын коменданта - большой любитель женского пола Юзеф де Витт. Он и решил дальнейшую судьбу двух сестер: одна направилась с ним в Каменец-Подольский, а вторая - в крепость Хотин, но только в гарем турецкого паши.

Крепостные сестры

Обе сестры стали не любовницами, а женами комендантов крепостей. И если Софии ничего особенного делать не пришлось - старый комендант, отец Юзефа, умер своей смертью, то в гареме быть не первой женой означало находиться на весьма низком положении. Сестры навещали друг друга, но вот одна встреча имела для Елены-Фатимы большое значение.

В 1786 году польский князь Чарторыйский вместе со супругой Изабеллой, известной писательницей, объезжали свои владения и попросили у паши Хотина дозволения посетить крепость. К ним присоединилась и комендантша де Витт. Паша принял князя с большим почетом как представителя Речи Посполитой, состоящей в то время в добрососедских отношениях с Турцией.

После обеда княгиня Чарторыйская попросила у Осман-паши разрешения посетить вместе с дамами его гарем. Им позволили. Когда они вошли, то увидели лежащую на огромной постели любимую жену паши, необычайной красоты грузинку, на лице которой читалось беспокойство. Причиной тревоги было то, что она родила супругу третью дочь подряд, тогда как повелитель хотел сына. Боясь гнева паши, ему сказали, что родился сын. Вернувшись к паше, во время разговора госпожа де Витт «случайно» сообщила коменданту, что его чудесная малышка будет неописуемой красавицей.

На следующий день лекарь княгини, прибывший в Хотин, чтобы облегчить страдания роженицы, уже не застал в живых прекрасной грузинки... Теперь любимой женой, к ногам которой паша бросил все свои богатства, стала Елена-Фатима.

Осада Хотина

Жизнь сестер текла мирно, пока в 1787 году не началась новая Русско-турецкая война. Для Хотина наступил час испытаний: крепость осаждалась русскими и австрийскими войсками, ее жителям грозил голод. Пани София, желая помочь сестре, использовала все свое влияние на мужа, чтобы он помог осажденным туркам, хотя это шло вразрез с политикой нейтралитета, соблюдаемой польской стороной. Каменецкий комендант посылал хотинскому паше продукты, оружие и вообще старался всячески облегчить положение жителей крепости.

Разумеется, сам Юзеф не смог бы ничего передать в Хотин. Все дело в том, что София была давно знакома с осаждавшим крепость Салтыковым. Еще когда она была содержанкой Лясопольского, дипломат познакомил их. Теперь де Витт частенько навещала генерала. Иван Петрович в ее честь давал балы, а штурм крепости все откладывался и откладывался. Потемкин был очень недоволен столь ленивой осадой, а Салтыков слал ответы, что пугает турок приходом русских армий и для добровольной сдачи Хотина нужно только небольшое перемирие. Так происходило трижды. «Покажите солдатам красавицу жену коменданта Каменецкой крепости и скажите, что сестра ее - жена паши - вдвое краше. Пообещайте самому храброму прекраснейшую Елену как приз, и через день от крепости не останется камня на камне», - шутили тогда.

Австрийский принц, не выдержав столь затяжной осады, которая длилась уже четыре месяца, начал обстреливать Котин из пушек. Толстые стены выдерживали удары артиллерии, но разрывы ядер за стенами уносили жизни множества людей. София видела, что крепость обречена и сестру не спасти: если ее не изувечит снарядом в сражении, то она может быть убита самим пашой, «чтобы другим не досталась». Она передала записку сестре, в которой просила Елену, чтобы та употребила все средства и склонила мужа к капитуляции. «Срок сдачи крепости откладывался уже три раза, - писала София, - замок обложен со всех сторон и не сможет долго сопротивляться в случае штурма. Вы все погибнете». В конце концов паша уступил слезным просьбам любимой жены не допустить бессмысленной резни и согласился отдать ключи от крепости принцу Кобургскому.

Румянцев докладывал Екатерине: «Хотин сдается... но трата времени, в котором они пробыть должны, и странное и примера не имеющее содержание договора озабочивают меня до крайности».

8 сентября 1788 года из хотинских ворот по одному и без оружия вышел двухтысячный гарнизон, а затем потянулись рядовые граждане числом около 17 тысяч. По условиям договора им предоставили 2700 возов и дали еды на неделю. Лишь на следующий день в совершенно пустую крепость вошли австрийские и русские войска.

Так две сестры спасли жизнь многим людям. В будущем одна из них прославилась как хозяйка знаменитого уманского парка «Софиевка».

Юлия КРАВЧЕНКО



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Военная тайна     Следущая












Интересные сайты: