История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Супероружие, которое не стреляет

Война - это не только атаки, осады, обходные маневры и контрнаступления. В ней важно не только количество патронов и снарядов. Огромную, иногда даже решающую роль играют бытовые условия, в которых приходится воевать солдатам. Причем речь идет не о комфорте. Вопросы гигиены во время Великой Отечественной войны в буквальном смысле стали вопросами жизни и смерти как для РККА, так и для вермахта.

Уже в ноябре 1941 года генерал-полковник медицинской службы Зигфрид ХаНДлозер очень высоко оценивал советские установки АД и АПК. Высокомерное руководство вермахта, как правило, редко использовало трофейное военное советское оборудование, считая его никчемным и примитивным. Но и в правилах бывали исключения. Именно таким исключением были АД и АПК.

Но что же это такое? Ракетные комплексы? Минометные установки? Сверхмощные радиостанции? Правильный ответ может показаться странным и даже курьезным. Но прежде чем его сообщить, стоит узнать некоторые подробности о внутренней ситуации внутри войск вермахта в начале Великой Отечественной войны.

Окопная болезнь

Передвижная баня

Будучи уверенной в быстром разгроме Советского Союза, Германия не готовила свои вооруженные силы к длительной и упорной войне. В связи с этим не была ориентирована на такой ход войны и военно-медицинская служба вермахта, в частности, ее подразделения, занимавшиеся противоэпидемическим обеспечением войск. Авантюризм немецкого руководства проявлялся во всем, в том числе и в данной области.

Это привело к тому, что уже в первые месяцы войны, начиная с осени 1941 года, в немецких войсках вспыхнули эпидемии сыпного тифа. Генерал-полковник Франц Гальдер писал в своем дневнике: «5 февраля 1942 пода генерал-полковник медицинской службы доктор Хандлозер доложил о большом количестве заболеваемости сыпным тифом, в том числе и со смертельным исходом. Количество заболевших сыпным тифом достигло количества раненых. Положение с банями в войсках катастрофическое».

В приказе командующего 9-й немецкой армией генерал-полковника Вальтера Моделя от 9 июля 1942 года отмечалось: «Разрушение захваченных у противника установок АД и АПК является преступлением против немецких войск и должно караться расстрелом на месте для гражданского населения оккупированных территорий и немедленным арестом и передачей для суда в военный трибунал военнослужащих германской армии». Что же представляли собой эти установки АД и АПК, за которые можно было поплатиться жизнью?

Чистота -залог победы!

Грозные, на первый взгляд, установки АД и АПК были не чем иным, как передвижными душевыми и пароформалиновыми дезинфекционно-дезинсекционными камерами. АД и АПК относятся к табельным установкам, состоявшим на снабжении военно-медицинской службы РККА в предвоенный период. Они активно использовались во время Великой Отечественной войны в обмывочно-дезинфекционных ротах (ОДР), в задачу которых входила массовая экспресс-обработка войск в полевых условиях.

Установка АД монтировалась на базе автомобиля «ГАЗ-АА» - легендарной и очень широко распространенной полуторки. Она имела водогрейный котел и насос для подачи воды на 24 сетки. АПК также работала на базе полуторки. Она допускала одновременную загрузку до 42 комплектов суконно-бумажного обмундирования. К числу больших достоинств камеры АПК относилось то, что она могла работать в двух режимах: дезинфекции и дезинсекции, то есть на уничтожение вшей и их личинок. Наличие или отсутствие установок АД и АПК имело по-настоящему стратегическое значение. От них напрямую зависело состояние личного состава, а значит, и боеспособность войск.

Известный военачальник, впоследствии маршал Советского Союза Андрей Еременко, принявший командование Западным фронтом в конце июня 1941 года, вспоминал о своем предшественнике на этом посту, Герое Советского Союза генерале Дмитрии Павлове. При вынесении смертного приговора трибуналом Павлову, помимо всего прочего, ставили в вину и потерю при отступлении большого количества душевых и дезинфекционно-дезинсекционных установок.

Стратегический ресурс

Дело в том, что как раз на Западном фронте было сосредоточено до 65% всех установок АД и АПК Красной армии. Этот факт дает некоторым исследователям почву для довольно неожиданных выводов. Некоторые историки военной медицины, в частности, американец Дж. Уорренг считают, что сосредоточение такого количества установок на одном направлении свидетельствует о том, что Сталин готовил Советский Союз для нападения на Германию. Советский же микробиолог Ефим Смирнов в статье «Уроки противоэпидемического обеспечения войск» объясняет это тем, что в 1939-1940 годах в районах действия Западного фронта фактически заново создавалась государственная граница СССР, а также укреплялась новая оборонительная линия, и напрочь отсутствовали стационарные пункты санитарной обработки войск. С целью предотвращения эпидемий туда и были переброшены почти все установки АД и АПК, так как в глубинных районах СССР они были законсервированы и не использовались. АД и АПК обходились гораздо дешевле постройки стационарных пунктов санитарной обработки.

Захват установок АД и АПК вермахтом очень скоро сказался и на боеспособности Красной армии. Так, по данным начальника противоэпидемического и банно-прачечного управления доктора медицинских наук бригврача Тихона Болдырева, в течение первого года войны увеличилась заболеваемость сыпным тифом не только на Западном, но и на Северо-Западном, Калининском и Брянском фронтах. Вспышки сыпного тифа возникали и в 1942 году в войсках Донского и Центрального фронтов. И виной тому были, как это ни парадоксально звучит, контрнаступательные и наступательные операции. Дело не только в том, что красноармейцы имели контакт с завшивленными немецкими оккупантами. Немалую роль сыграло самоуправство некоторых командиров, которые давали приказ на демонтаж установок АД и АПК в связи с острой потребностью в автомобилях. Подвозка боеприпасов считалась гораздо более важным делом, нежели сохранение каких-то там подвижных бань и вошебоек. За фактическую порчу имущества в условиях войны на этот раз никто не был привлечен к ответственности. Хотя, к примеру, в марте 1943 года во время ликвидации Ржевско-Вяземского плацдарма количество заболевших сыпным тифом почти приблизилось к количеству раненых.

В отличие от РККА вермахт берег трофейные установки АД и АПК. Уже упомянутый Тихон Болдырев в своей статье «Эпидемические особенности в третьем периоде войны» с удивлением констатирует, что после проведения санитарно-эпидемиологической разведки накануне Берлинской операции 1945 года в самом Берлине и окрестностях были обнаружены тщательно охраняемые советские установки АД и АПК с опознавательными знаками вермахта. При этом, как сообщается в монографии «Советское здравоохранение и военная медицина в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», в полуразрушенном Берлине «система лечебных и санитарно-эпидемиологических учреждений была полностью дезорганизована».

Где и каких вшей готовились уничтожать руководители последнего рейхам остается загадкой. Но берегли они захваченное «супероружие» русских, может быть, даже сильнее пресловутого «оружия возмездия» ракет «Фау-2».

Марк РАППОРТ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Военная тайна     Следущая










Сообщество в G+