История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










«Операция 275»: блицкриг в джунглях

Вьетнамская война 1964-1975 годов стала самым крупным в истории Соединённых Штатов поражением. Поражением тем более обидным, что армия, претендовавшая на звание сильнейшей в мире, потерпела его от плохо вооружённых войск азиатского государства. Правда, последнее и самое драматичное действо этой войны разыгралось уже без участия американцев — в течение первых четырёх месяцев 1975 года.

В изданной в США книге «100 великих полководцев мира» рейтинг знаменитых полководцев открывается Джорджем Вашингтоном, а вот на 19-й позиции (выше представляющих Россию Суворова, Жукова и Конева, хотя и ниже Петра Великого) находится Во Нгуен Зиап, командовавший вьетнамскими коммунистическими войсками в войнах против французов (1946-1954 гг.) и американцев. Здесь можно вспомнить пословицу про мышку, для которой страшнее кошки зверя нет, хотя сравнение маленького серого грызуна с вооружёнными силами Соединённых Штатов, конечно же, не совсем корректно.

Тропой Хо Ши Мина

После изгнания французов на территории Северного Вьетнама лидеры компартии создали Демократическую Республику Вьетнам (ДРВ) со столицей в Ханое, а в южной части страны возникла Республика Вьетнам (столица Сайгон), где в президентском кресле сменялись проамериканские марионетки, последним из которых стал Нгуен Ван Тхиеу.

Возглавляемые Хо Ши Мином коммунисты смогли организовать на юге многочисленные партизанские отряды, Объединённые в Национальный фронт освобождения Южного Вьетнама, более известный под названием Вьетконга. Снабжение его осуществлялось по так называемой тропе Хо Ши Мина, представлявшей собой целый комплекс сухопутных и водных путей, пролегавших по джунглям соседних Лаоса и Камбоджи.

Активность вьетконговцев постоянно возрастала, марионеточный сайгонский режим всё больше шатался, и в 1964 году Соединённые Штаты решили отправить на помощь союзникам свой воинский контингент.

Численность этих войск постоянно возрастала, так что американцы и сами не успели сообразить, что их вооружённые силы оказались втянуты в масштабный конфликт.

В 1967 году американцы решили сделать ставку на «вьетнамизацию конфликта», максимально усилив армию своих союзников. И действительно, к 1972 году вооружённые силы Республики Вьетнам были четвертыми по численности в мире (после США, СССР и Китая). Однако благодаря все той же тропе Хо Ши Мина коммунисты могли внезапно появляться практически в любой части Южного Вьетнама, наносить удары по опорным пунктам, а затем оперативно ретироваться. Ожесточённых боёв было множество, крупных сражений — ни одного.

В 1972 году президент Никсон дал согласие на подписание Парижских мирных соглашений, предусматривавших вывод американских частей из Южного Вьетнама. Потеряв около 55000 погибшими, американцы оставили президента Тхиеу самостоятельно разбираться со своими коммунистическими соотечественниками.

Воинственный Чан Ван Ча

С середины декабря 1974 года Политбюро Вьетнамской компартии и Военный комитет проводили заседания, на которых обсуждали планы ближайшей кампании, а также концепцию ведения войны в целом. Речь о решающем ударе пока не шла, он планировался на 1976 год, да и то был ещё под вопросом.

С учётом подкреплений, переброшенных по тропе Хо Ши Мина, численность коммунистических вооружённых формирований в Южном Вьетнаме достигла 300000 человек. При этом регулярная южновьетнамская армия по численности была в три раза больше, да ещё имела «подпорку» — около 480000 ополченцев из так называемых Региональных и Народных сил. Войска Тхиеу имели преимущество в артиллерии, танках, самолётах. Правда, качественные показатели личного состава у противников были несоразмерными. И регулярные войска ДРВ, и вьетконговцы были хорошо подготовленными опытными бойцами, убеждёнными в правоте своего дела. Южновьетнамцы такой убеждённостью похвастаться не могли, уровень коррупции зашкаливал, на обе ноги хромала подготовка солдат и офицеров.

И всё равно соотношение для коммунистов выглядело слишком уж неблагоприятным, так что их командование решило не ловить журавля в небе, а просто пощекотать противника, атаковав тремя дивизиями Дук-Лоп — небольшой форпост в южных горных районах.

Но здесь поперёк старших товарищей высказался генерал Чан Ван Ча, который заявил, что если уж Военный комитет не знает, куда деть три дивизии, то лучше выбрать что-нибудь посолидней, например, город Буоменхуот — столицу провинции Дарлак. Зиап на правах мэтра план скорректировал, решив для начала очистить несколько второстепенных населённых пунктов. Чан Ван Ча тем временем заручился поддержкой своих воинственных товарищей из Вьетконга и продавил более амбициозный план захвата другого провинциального центра — Фуок-Лон-га, находящегося в 90 километрах северо-восточнее Сайгона.

Для отвлечения внимания он сначала нанёс удар по крупному городу Тэйнинь, а 13 декабря 1974 «прыгнул в дамки», развернув решающее наступление. Командующий войсками Сай-гонского района генерал Ду Куок Донг был застигнут врасплох и с большим опозданием послал в уже окружённый Фуок-Лонг две роты рейнджеров на вертолётах. Но, даже объединившись с гарнизоном города, они оказались лицом к лицу с противником, обладавшим четырёхкратным перевесом, и, в конце концов, предпочли раствориться в джунглях.

6 января 1975 года, после зачистки Фуок-Лонга, северовьетнамское командование смогло сообщить об освобождении первой из вражеских провинций, после чего кардинально переработало весь план кампании.

Цель «Операции 275» заключалась в том, чтобы перерезать Центральное нагорье на две части, блокировать три стратегически важных номерных шоссе (14, 19 и 21) и не дать противнику шанса маневрировать войсками. Для этого в зону боёв по тропе Хо Ши Мина спешно перебросили четыре северовьетнамские дивизии, четыре отдельных полка, изрядное количество артиллерии и инженерных частей. Все это делалось в режиме полного радиомолчания. Зато эфир наполнили ложные радиосообщения, которые заставили врага поверить — главной целью является город Плейку, а не столица центрального нагорья Буоментхуот, к которому Чан Ван Ча примеривался ещё в декабре 1974 года. И враг в это уверовал.

Дорога до Сайгона

Вьетнамский конфликт

Демонстративный удар по Плейку действительно был нанесён в конце февраля 1974 года. Более того, атаки начались в самых разных концах Сайгонского района, из чего Тхиеу сделал вывод — именно Сайгон и станет следующей целью коммунистов. Утратив стратегическую инициативу, он пытался заткнуть все дыры, но, даже имея численное превосходство, его войска в самом важном месте оказывались в меньшинстве.

Рано утром 10 марта северовьетнамцы атаковали Буоментхуот с трёх направлений при поддержке танков, артиллерии и авиации. Их противники в панике отходили к дивизионной штаб-квартире, несколько раз попадали под «дружественный огонь» собственных самолётов и, в конце концов, подверглись полному разгрому.

Как ни парадоксально, Тхиеу не понял, что главной цели коммунисты уже добились, поскольку, разрезав его войска надвое, теперь могли громить эти группировки по отдельности. Он по-прежнему полагал, что теперь они двинутся прямиком на Сайгон, и принял решения, оказавшиеся роковыми.

Во-первых, он перебросил для защиты Сайгона воздушно-десантную дивизию, что сразу ослабило войска, ещё державшиеся на Центральном нагорье, позволив коммунистам ещё крепче вбить клин между двумя южновьетнамскими группировками. Во-вторых, усугубил ситуацию, приказав частям на Центральном нагорье любой ценой отбить Буоментхуот — вместо того, чтобы сосредоточиться на удержании ещё находившихся в его руках пунктов.

Буоментхуот коммунисты удержали, а затем взяли ещё и Плейку после фальшивой атаки, с которой и началась вся операция.

Тхиеу приказал пробиваться к столице всем ещё находившимся на Центральном нагорье частям. Единственной дорогой, по которой можно было это сделать, являлось считавшееся не проезжим шоссе 7В, и отступавшие по нему войска получили характерное название — «колонна слез». Их со всех сторон терзали мобильные северовьетнамские отряды, долбила артиллерия, периодически утюжили танки, а находившиеся в ней гражданские лица (прежде всего члены семей военнослужащих) усугубляли царившую панику.

Из всей «колонны слёз» только каждый четвёртый добрался до прибрежного города Донанга. Эвакуировать удалось лишь около 16000 человек.

Северовьетнамцы тем временем не только держали под угрозой Сайгон, но и развернули прямое наступление с севера и захватили древнюю столицу страны город Хюэ, что имело большое символическое и моральное значение.

Унесённые «Порывистым ветром»

Президенту Тхиеу было, впрочем, не до символики: к началу апреля 1975 года он потерял две трети областей своей республики и шесть самых боеспособных дивизий. Теперь ключом к Сайгону становился находившийся в 50 километрах от него к северо-востоку город Ксуанлок, защищать который взялся новый командующий столичным укреплённым районом Ле Минь Дао.

Имея в распоряжении 18-ю дивизию, батальон рейнджеров и не готовых идти в бой ополченцев, он заявил журналистам: «Меня не волнует, сколько дивизий бросит против меня противник. Я их разобью». И действительно две недели он удерживался против трёх вражеских дивизий. Сначала коммунисты штурмовали Ксуанлок одной пехотой, затем предварили штурм массированным артиллерийским обстрелом, но когда танки втянулись в город, случилось то, что обычно и случается в уличных боях — против засевшей в развалинах пехоты танки оказались малоэффективны. Пришлось откатиться из города, затем предпринять ещё несколько неудачных штурмов. Дело пошло на лад, только когда коммунисты занялись близлежащими населёнными пунктами, а генерал Дао, решив контратаковать, вывел свои войска из города и, конечно же, быстро оказался обложен превосходящими силами противника.

Ксуанлок был взят 21 апреля, и в этот же день президент Тхиеу объявил об отставке. На прощание в своей речи он обвинил во всех бедах собственных генералов и американцев.

Коммунисты окружили Сайгон 100-тысячным войском. Их противники могли выставить около 60000 для обороны 3,5-миллионного города, что вроде было немало. Однако, помимо морального превосходства, северовьетнамцы грамотно организовали штурм, ударив одновременно по пяти направлениям, в конце каждого из которых находился главный приз — Дворец независимости, здание Генерального штаба, штаб сайгонского оборонительного района, управление полиции, авиабаза Тансонхут.

26 апреля была проведена артподготовка, на другой день начался штурм, а 29-го, после не слишком ожесточённых уличных боёв, северовьетнамские орудия уже били по взлётной полосе авиабазы. Американцам, приступившим к эвакуации своих граждан и особо ценных южновьетнамцев, теперь пришлось рассчитывать только на вертолёты.

Эта операция получила название «Порывистый ветер». Она продолжалась два дня — 29 и 30 апреля. За это время из Сайгона были вывезены 1737 американцев (в основном дипломатов, военных советников и членов их семей) и 5595 граждан других стран, преимущественно, разумеется, южновьетнамцев. При этом, по свидетельствам очевидцев, на территории посольства США к вожделенным вертолётам пробивались не менее 12 тысяч человек — тех, кто понимал, что на родине им больше ничего не светит.

Телеканалы транслировали кадры, где толпы испуганных людей рвались к вертолётам, в отчаянии цепляясь за уже взлетающие машины, как эти же вертолёты садились на корабли и их тут же скидывали в воду, чтобы освободить место для следующих.

И в этот же день — 30 апреля 1975 года — на территорию Президентского дворца, круша ограду, въехали северовьетнамцы на танках Т-54.

Дмитрий МИТЮРИН



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Военная тайна     Следущая












Интересные сайты: