История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Гримасы оккупации

Жители Украины в годы Великой Отечественной войны придумали свой собственный способ борьбы с оккупантами. Они умудрялись наносить серьёзный урон немецкой армии исключительно внешне мирными способами, не беря в руки оружие.

22 июля 1942 года Мартин Борман, объехав обширную территорию вокруг винницкой штаб-квартиры Гитлера, в письме к нему назвал оккупацию Украины угрозой немецкой нации. Никто и не думал, что угроза таится не в партизанах и подпольщиках, и даже не в диверсантах регулярной Красной армии, забрасываемых в тыл, а в людях, очень далёких от политики и войны.

Любвеобильные «ведьмы»

Немцы на оккупированной Украине

Близкие отношения с местным населением считались нацистским командованием серьёзным преступлением и даже могли наказываться смертью. Однако это правило постоянно нарушалось. С целью предупреждения контактов между немцами и украинскими женщинами создавались публичные дома. Для немцев, работавших в цивильной администрации, доступ в них был открыт 2 раза в неделю. Например, в город Житомир в публичный дом были доставлены голландские проститутки — как более приемлемые в рассовом отношении для немецких вояк. Но их упорно тянуло к украинкам.

Рейхскомиссар Украины Эрих Кох даже издал распоряжение для местной полиции об аресте женщин, «носящих шорты и склоняющих немцев к изучению украинского языка», как незаконных проституток. Правда, арестовывать никого не пришлось. Ибо украинки довоенного и военного периода шорты не носили и имели о них весьма смутное представление. Между тем служащие вермахта и цивильной немецкой администрации не только изучали язык с быстротой вундеркиндов, но и выполняли просьбы своих пассий. Начиная с переправки из «фатерлянда» писем людей, отправленных на работу в Германию, и заканчивая выбалтыванием сведений, интересующих Красную армию.

Масштабы альковных отношений «истинных арийцев» с украинками не могли не заинтересовать СС. В ходе расследования, проведённого Главным управлением имперской безопасности (РСХА), были допрошены «с пристрастием» несколько излишне болтливых офицеров СС в городах Бердичеве, Коростене и Олевске и их любовницы. Генрих Гиммлер после этого с удивлением докладывал фюреру, что все действовали исключительно из любовных побуждений, то есть бескорыстно. Имея маниакальную веру в мистику, Гитлер списал всё на потусторонние силы, объявив украинок ведьмами, которые околдовывали наивных арийцев.

На следующий день Мартин Борман приказал людям Розенберга разработать программу внедрения стерилизации и абортов на Украине. Ибо, как утверждал Гитлер, плодовитость украинских женщин несёт угрозу увеличения не немецкого населения. Из этой затеи тоже ничего путного не вышло. Женщины повалили на аборты толпами. Ведь согласно закону 1936 года аборты в СССР были криминальным преступлением. А всё запретное всегда рождало массу приверженцев. Украинки несли немецким врачам «за избавление от позора» в благодарность любимые теми «млеко и яйки».

Старший врач штаба 6-й армии доктор Герхард Паннинг в журнале Der deutsche Militararzt («Немецкий военный врач») в 1942 году писал: «…врачи оставляли без медицинской помощи истекающих кровью доблестных воинов рейха, и производили аборты украинкам».

Вредные музы

Согласно известному выражению, когда говорят пушки — музы должны молчать. Но во время немецкой оккупации украинские музы оказались такими говорливыми, что запудрили мозги стойким солдатам вермахта.

В Виннице городской комиссар Фриц Маргенфельд поощрял украинское искусство для немецких войск, сформировав балет, оркестр и театр. В Гайсине украинские артисты ставили пьесы Николая Гоголя, а местные художники рисовали декорации. В результате, когда из Берлина пришла установка ставить идеологически проверенные пьесы немецких авторов, их премьеры часто проходили в пустых залах.

Дело в том, что немецкие военные смотрели на украинский театр как на своеобразный цирк. Они жаждали развлечений и зрелищ, отдыха от однообразия фронтовой жизни. Им дома до смерти надоела занудная идеологизированность искусства. Хотя об этом, естественно, «верные солдаты фюрера» предпочитали помалкивать. Но, как говорят в театральной среде, аплодировали ногами, то есть попросту всеми правдами и неправдами не шли на скучный спектакль.

В своём рапорте в Берлин от 26 июля 1943 года уже упомянутый Фриц Маргенфельд сообщал: «Постановка пьесы Германа Зудермана Johannesfeuer в городском театре провалена, на премьеру не пришёл ни один зритель. Нужно срочно принимать меры к окопному разгильдяйству офицеров…».

Непобедимый базар

Кроме стрел Амура и колдовства Мельпомены «угроза» арийской нации исходила от… украинского базара. Официально во время оккупации на Украине базары были запрещены. Местная немецкая власть хорошо знала и настороженно относилась к интенсивной бартерной торговле между немцами и украинцами. Один из региональных руководителей СС и полиции Отто Хельвиг издавал многочисленные указы о том, что всякий немец, который занимается бартером на украинских рынках, будет наказан. Но нелегальная торговля продолжалась и стала движущей силой местной экономики. Стоит, наверное, напомнить, что знаменитая краснодонская «Молодая гвардия» провалилась именно на базаре, где её члены сбывали украденные накануне из немецкого грузовика новогодние подарки.

Обмен украинских продуктов на немецкие промышленные товары процветал. Немецкие служащие слали домой письма с просьбами прислать им вещи для обмена. Это были не стеклянные бусы для «аборигенов», как представлял себе Гитлер, а косметика, спички, зубные щётки и многое другое. Руководитель фарфоровой фабрики Густав Хьопель выслал своей жене в Германию 15 пакетов мяса, масла и муки, с запиской о том, что когда он вернётся домой через 2 месяца, то привезёт с собой 1000 яиц. После ареста в октябре 1943 года он оправдывал свои действия тем, что просто делал то, что делают все немцы на Украине.

Ощутимый урон люфтваффе на Украине нанесли не только Красная армия и партизаны, но и базар и всё, что с ним связано. Самолёты на киевском аэродроме часто оказывались не в состоянии взлететь, так как с них снимали задние шасси. Оказалось, из них получалась отличная тележка. С ними многие горожане ездили по сёлам, чтобы выменять продукты питания. А киевские мальчишки с такими тележками могли прокормить себя и свою семью, подвозя багаж пассажиров на железнодорожном вокзале.

Немецкий самолёт, по мнению украинцев, вообще был кладезем полезных в хозяйстве товаров. Лётчики в случае неисправности боялись идти на вынужденную посадку на, казалось бы, «своей» земле. Ведь можно было быть убитым не за честь мундира, а за сам мундир — который можно обменять, продать, перешить. Прыгать с парашютом тоже было делом рисковым. Ведь за парашютным шёлком, как за вожделенным материалом для обновок, охотились даже женщины. Упавший или совершивший аварийную посадку самолёт в течение нескольких часов растаскивался буквально по запчастям.

Практичные немцы использовали разноцветные провода, чтобы различать их по тем или иным параметрам. Украинцы оказались ещё практичнее, усмотрев в разноцветных проводах ещё одну статью дохода базарной торговли. Из них делалось многое: от рукояток ножей до женских украшений. Отличная немецкая связь и электропроводка пропадали порой с быстротой весенней тучи.

Оккупанты настолько «заразились» украинским базаром, что сами стали вредить родному рейху. Командующий силами вермахта на территории Украины Карл Китцингер в служебной записке от 18 августа 1942 года сообщал Гиммлеру, что военные трибуналы осуждают солдат на смерть за кражу и продажу на чёрном рынке украинцам военного имущества. Это подрывает боеспособность вермахта. В ответ на эту записку Гиммлер назвал Украину «наибольшим базаром рейха».

В середине октября 1943 года генеральный комиссар рейхкомиссариата Эрнст фон Ляйзер писал о том, что окружные комиссары и их персонал позорят немецкую форму, а некоторых из служащих надо бы расстреливать на месте, но их отправляют в Германию.

Один из парадоксов в истории украинцев состоит в том, что они многих оккупантов встречали хлебом-солью. Но со временем те несолоно хлебавши возвращались на родину, неся угрозу не только нации, но и, казалось бы, вечным империям. Как скоро и случилось с Третьим рейхом.

Марк РАППОРТ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Военная тайна     Следущая












Интересные сайты: