История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Бордель для самураев

Уже в XIX веке военачальники решили заменить беспорядочное насилие, морально разлагающее армию, специально созданными борделями, где жрицы любви обслуживали их воинов. Квантунская армия Японии значительно расширила эту практику.

18 сентября 1931 года вооруженные силы Японии начали наступление на город Мукден. Уже к февралю 1932 года японцы оккупировали всю Маньчжурию, являвшуюся северо-восточной частью Китая. На этих территориях японцы создали хоть и марионеточное, но формально независимое государство Маньчжоу-Го во главе с императором Пу И. Хотя фактически вся власть в стране принадлежала японским генералам. Для населения захваченных территорий начались черные дни. Мужчин убивали за косой взгляд, а понравившуюся женщину солдаты могли изнасиловать прямо за углом.

Заботливый генерал

Женщины со «станции утешения»

В 1932 году в руки заместителя начальника штаба Шанхайской экспедиционной армии Ясудзи Окамуры попали материалы военных преступлений японских военнослужащих. Среди них были свидетельства о 232 случаях изнасилований солдатами китаянок и маньчжурок. На самом деле эту цифру можно было смело умножать на десять.

Судьба населения оккупированных территорий не слишком волновала японского генерала. Однако он прекрасно знал, что сексуальное насилие, убийства и мародерство морально разлагают армию, делают ее менее боеспособной. Кроме того, венерические заболевания вносили существенную лепту в число «небоевых потерь».

Имея аналитический склад ума, Окамура понял, что обозначенная проблема может превратиться в мощный стимул антияпонского сопротивления. Свои доводы Окамура изложил в рапорте на имя командующего. И предложил создать сеть борделей для солдат и офицеров. Причем сам генерал назвал их не этим грубым словом, а в стиле древнеяпонской поэзии хокку - «станциями утешения». Женщин для работы на «станциях» планировалось набирать в самой Японии, чтобы военные в борделе могли полностью расслабиться, воображая себя самураями в гостях у гейш.

Командование одобрило проект Окамуры, и в том же 1932 году в префектуре Нагасаки была завербована первая партия женщин для работы на «станции утешения» в Шанхае.

Стоит ли говорить, что устройство подобных заведений сами военнослужащие восприняли на ура. Вот только количество проституток было несоизмеримо меньше количества желающих «отдохнуть». Потому клиентами первых «станций утешения» стали в основном офицеры. Солдаты же были вынуждены довольствоваться редкими визитами, а то и вовсе оказывались «вне игры». Поэтому случаи сексуального насилия над местными женщинами продолжались.

Под строгим контролем

Катализатором стремительного роста борделей для нужд Квантунской армии стали массовые изнасилования, произведенные солдатами после захвата Шанхая и Нанкина в 1937 году. Командование осознало, что имеющееся количество не снимает напряжения у их подчиненных. С 1938 года число «станций утешения» стало быстро увеличиваться.

Но официально японское правительство и военное министерство старались дистанцироваться от этой порочной практики. Потому полномочия по созданию борделей были переданы в частные руки. Хотя кое-что осталось под прямым контролем военного ведомства. В целом «станции утешения» были разделены на три категории.

В первую входили бордели под прямым управлением японского военного командования. Это были элитные учреждения, где работали смазливые молодые японки. Клиентами здесь были лишь старшие офицеры.

Вторая, самая многочисленная, категория - это бордели «де-юре» принадлежавшие частным лицам. Ими владели приближенные к старшим офицерам лица. Поставку «живого товара» в них осуществляли как они сами, так и военные.

Наконец, третья категория «станций утешения» - сугубо частные заведения, в которых при наличии денег и желания могли обслужить как военного, так и гражданского клиента.

Проведение еженедельного медицинского осмотра проституток контролировали армейские врачи, потому как эти станции предназначались исключительно для военных. В случае выявления сифилиса (самого опасного на тот момент венерического заболевания) девушек лечили мышьяксодержащим лекарством сальварсаном, именуемым «препарат 606».

Этим же лекарством, но в повышенных дозах, медики избавляли девушек от нежелательной беременности. Плод просто не выдерживал агрессивного химиката и умирал в утробе. После чего забеременеть вновь не представлялось возможным. В случае, если матка женщины не отторгала плод, женщина могла и вовсе умереть от сепсиса.

И все равно потребность в «станциях утешения» была настолько велика, что их число продолжало увеличиваться. Женщины из Японии, даже из сельской местности, не очень жаждали ехать в Китай или Индонезию для работы проститутками. Кроме того, они могли потребовать от работодателя каких-то элементарных условий труда и отстаивать свои интересы. Потому довольно скоро основным контингентом «станций утешения» стали девушки с оккупированных территорий - китаянки, маньчжурки, тайванки, индонезийки...

Женщин часто привозили из лагерей для интернированных. Также на оккупированных территориях публиковались объявления о приеме на работу молодых женщин. Вербовщиками практиковался метод покупки дочерей у бедных родителей для работы «санитаркой особого типа на фронте». Какую на самом деле они должны были делать работу, никто не объявлял. Уже на месте девушку ставили перед фактом, давая пару дней на «обучение» профессии. После чего она должна была выполнять план - обслуживать 30 солдат и офицеров в сутки. Малочисленные японские женщины предназначались для офицеров, а все остальные - для солдат.

Ложные призывы

В августе 1944 года японские власти в Корее произвели призыв незамужних женщин на работу, якобы на ткацкие фабрики Японии и гражданские должности в вооруженных силах. Количество призванных в возрасте от 12 до 40 лет составило около 200 тысяч женщин. Треть из них были отправлены на «станции утешения».

По разным оценкам, всего через «станции утешения» прошло от 50 до 300 тысяч молодых женщин. Хотя оценки количества сексуальных рабынь варьируются от 20 тысяч (Япония) до 410 тысяч (КНР).

А само количество борделей за 10 лет в регионах присутствия «квантунцев» выросло до 400. На заседании руководителей министерства армии 3 сентября 1942 года один из японских генералов привел такие цифры: «В Северном Китае мы имеем 100 "станций утешения" в Центральном Китае - 140, в Южном - 40, в Юго-Восточной Азии - 100, в Южных морях - 10, на Сахалине - 10».

И все же количество изнасилований местных женщин не уменьшалось. Причина была в том, что за поход в самую захудалую «станцию» нужно было платить. А зачем тратить скудное жалование, когда под дулом пистолета солдат мог получить все бесплатно?

15-летняя уроженка города Моджогеданг с острова Ява Ваинем Моахи была увезена из дома для работы на ткацкой фабрике. Но, кроме этой работы, она была обязана не сопротивляться «желаниям» приходивших прямо в мастерские солдат. Иногда Ваинем и ее подруг насиловали прямо на рабочем месте, но в большинстве случаев солдаты уводили их к себе в казармы.

Другая уроженка Явы Мардия Кхетай на момент прихода японцев уже была замужем. Но это не спасло ее от позорной участи. Японский капрал забрал женщину из поселка под предлогом стирки одежды. Он выделил Мардие небольшую лачугу, где она и делала свою работу. Помимо этого, капрал или его приятели заставляли ее заниматься с ними сексом. Вскоре яванка забеременела. Чтобы не рожать японского ребенка, девушка стала таскать корзину с камнями: «Когда я увидела кровотечение, то почувствовала облегчение. Судьба пощадила меня и спасла от позора, поскольку мне уже не нужно было рожать японского ребенка», - вспоминала женщина спустя годы. В конце войны Мардие удалось бежать при перевозке. Своего мужа она больше не видела никогда.

Когда в 1943-1945 годах японцы начали отступать, они предпочитали расстреливать сексуальных рабынь, дабы не оставлять улик своих преступлений. Поэтому после войны в Японии прошел показательный процесс только над 11 офицерами, которых обвинили в нарушении циркуляра содержать в борделях лишь вольнонаемных женщин. Уже в 1990-х годах власти Японии официально признали наличие сексуального рабства в годы войны и принесли за это извинения.

Прохор ЕЖОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Военная тайна     Следущая












Интересные сайты: