История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Вторая мировая: война за союзника

Весной и в начале лета 1941 года Германия активно сосредотачивала войска у советской границы. Шила в мешке не утаишь - да Гитлер не особенно и скрытничал: скоро начнется советско-германская война. В Советском Союзе же, особенно в столице, обстановка была мирная до невозможности.

9 июня 1941 года японский посол в Москве телеграфировал своему коллеге в Софии, комментируя циркулирующие в дипкорпусе слухи о вероятном нападении Германии на СССР:

«Обстановка в Москве весьма спокойна, незаметны также и признаки подготовки к войне, а именно: мероприятия ПВО, сокращение количества такси и прочее. 24 мая я спросил об этом у Молотова. Он ответил, что в настоящее время между Германией и Советским Союзом не имеется трений, могущих повлечь к войне, но если возникнет конфликт, то он считает своим долгом разрешить его мирным путем».

ТАСС уполномочен заявить

Через несколько дней, 13 июня, советское правительство и вовсе учудило нечто несообразное. В 18 часов было передано по московскому радио и в тот же день по дипломатическим каналам вручено министрам иностранных дел заинтересованных государств сообщение ТАСС. На следующий день оно было опубликовано в центральных советских газетах.

«Еще до приезда английского посла г-на Криппса в Лондон, особенно же после его приезда, в английской и вообще иностранной печати стали муссироваться слухи о "близости войны между СССР и Германией". По этим слухам:

1) Германия будто бы предъявила СССР претензии территориального и экономического характера, и теперь идут переговоры между Германией и СССР о заключении нового, более тесного соглашения между ними;

2) СССР будто бы отклонил эти претензии, в связи с чем Германия стала сосредотачивать свои войска у границ СССР с целью нападения на СССР;

3) Советский Союз, в свою очередь, стал будто бы усиленно готовиться к войне с Германией и сосредотачивает войска у границ последней.

Несмотря на очевидную бессмысленность этих слухов, ответственные круги в Москве все же сочли необходимым... уполномочить ТАСС заявить, что эти слухи являются неуклюже состряпанной пропагандой враждебных СССР и Германии сил, заинтересованных в дальнейшем расширении войны.

ТАСС заявляет, что:

1) Германия не предъявляла СССР никаких претензий и не предлагает какого-либо нового, более тесного соглашения, ввиду чего и переговоры на этот предмет не могли иметь место;

2) по данным СССР, Германия так же неуклонно соблюдает условия советско-германского пакта о ненападении, как и Советский Союз, ввиду чего, по мнению советских кругов, слухи о намерениях Германии порвать пакт и предпринять нападение на СССР лишены всякой почвы, а происходящая в последнее время переброска германских войск, освободившихся на Балканах, в восточные и северо-восточные районы Германии связана, надо полагать, с другими мотивами, не имеющими касательства к советско-германским отношениям;

3) СССР, как это вытекает из его мирной политики, соблюдал и намерен соблюдать условия советско-германского пакта о ненападении, ввиду чего слухи о том, что СССР готовится к войне с Германией, являются лживыми и провокационными; 4) проводимые сейчас летние сборы запасных Красной армии и предстоящие маневры имеют своей целью не что иное, как обучение запасных и проверку работы железнодорожного аппарата, осуществляемые, как известно, каждый год, ввиду чего изображать эти мероприятия Красной армии как враждебные Германии по меньшей мере нелепо».

Неужели в Кремле были так слепы?

21 июня сдали нервы у генерального секретаря Исполкома Коминтерна Георгия Димитрова. Ему передали из Китая: Чан Кайши назвал дату нападения - 21 июня. Не выдержав, Димитров позвонил наркому иностранных дел Молотову, попросив дать инструкции для компартий в связи с надвигающейся войной. Молотов же прямо сказал, что ведется большая игра, в которой не все зависит от советского руководства.

Получается, не слепо было кремлевское руководство, а вело крупную игру. По-видимому, частями ее были и заявление ТАСС, и мирная обстановка в столице, и знаменитое сталинское «на провокации не поддаваться». Почему, кстати, в Кремле так боялись немецких провокаций?

Личный пленник Черчилля

10 мая 1941 года ближайший сподвижник Гитлера Рудольф Гесс прилетел в Англию на самолете, выбросился с парашютом и сдался властям. Гитлер объявил его сумасшедшим. Почему, если сам Гитлер еще со времен «Майн кампф» всячески декларировал любовь к Англии?

«Приняв решение раздобыть новые земли в Европе, мы могли получить их, в общем и целом, только за счет России... Для такой политики мы могли найти в Европе только одного союзника: Англию... Никакие жертвы не должны были показаться нам слишком большими, чтобы добиться благосклонности Англии. Мы должны были отказаться от колоний и от позиций морской державы и тем самым избавить английскую промышленность от необходимости конкуренции с нами...»

Как вам такие уступочки? Отказаться от колоний, от морской торговли, угробить собственный флот, и все это ради того, чтобы снискать благосклонность англичан!

Необходимость воевать с государством, которому он в программном документе нацистской партии объяснялся в любви, удручала Гитлера.

13 июля 1940 года, спустя три недели после окончания французской кампании, начальник штаба Верховного командования сухопутных войск Германии Франц Гальдер отметил в своем дневнике, что фюрера крайне занимает вопрос, почему Англия до сих пор не ищет мира: «...Он считает, что придется силой принудить Англию к миру. Однако он несколько неохотно идет на это... Разгром Англии будет достигнут ценой немецкой крови, а пожинать плоды будут Япония, Америка и др.».

Англичане, в свою очередь, воюя с Гитлером, не были настроены поддержать и Советский Союз. Весной 1940 года Англия и Франция собирались вступить в войну с СССР на стороне Финляндии и даже сформировали 100-тысячный экспедиционный корпус, который не успел на войну из-за отказа Норвегии и Швеции в транзите. За месяц до нападения вермахта на Францию они всерьез обсуждали планы нанесения авиаударов по бакинским нефтепромыслам - якобы для того, чтобы лишить Гитлера советской нефти. То, что Советский Союз, вообще-то говоря, не находился с означенными державами в состоянии войны, их совершенно не смущало.

Мог ли в такой обстановке Сталин поверить, что Гесс сошел с ума? Тем более что советская политическая разведка докладывала в Москву: «Гесс утверждал, что прибыл в Англию для заключения компромиссного мира. А в идеале - заключить англо-германский союз против СССР... А когда Черчиллю в парламенте был задан вопрос о Гессе, тот ответил лаконично: "Гесс - мой пленник"».

Документы о миссии Гесса в Британии засекречены до сих пор. Что свидетельствует: до чего-то Гесс договорился той весной с британским правительством. Причем до чего-то такого, в чем и без малого сто лет спустя неудобно признаваться.

Все ли равны перед ленд-лизом?

Переместимся теперь через океан и посмотрим, что происходило там. Президент США вынужден был лавировать между тремя группами своих сограждан: поклонниками нацизма (коих в стране было достаточно), его противниками и третьей, самой большой группой изоляционистов. Последние считали, что коль война идет далеко от американских берегов, то нечего в нее лезть. Сложная внутриполитическая обстановка сказывалась и на внешней политике США.

К зиме 1940 года у Великобритании закончились деньги для оплаты военных поставок, и тогда Франклин Рузвельт предложил Конгрессу закон о ленд-лизе. Этот закон давал право президенту передавать в заем или в аренду правительству любой страны, оборона которой признается жизненно важной для безопасности США, военную технику, оружие, боеприпасы, снаряжение, стратегическое сырье, продовольствие и т.д. Для широких же масс, которые с трудом понимали, какая нужда сражаться за безопасность своей страны на другом конце света, избрали несколько иное объяснение: ленд-лиз предназначен государствам, являющимся жертвами агрессии.

Изначально закон предназначался для помощи Англии. Однако к тому времени намерения Гитлера пойти войной на СССР были уже столь явными, что сам собой возник вопрос: можно ли распространять закон на Советский Союз, если он тоже станет жертвой германской агрессии?

Не надо забывать, что союзниками мы стали лишь после 22 июня. До того в глазах американского обывателя Гитлер и Сталин были явлениями одного порядка. Их государства считались в равной мере «империями зла». Гитлер воевал с дружественной США Англией, поэтому был чуть-чуть более «плохим», но и только.

Обсуждение данного вопроса в Конгрессе вылилось в предложенную поправку, исключающую Советский Союз из числа государств, которые вправе претендовать на ленд-лиз. Поправка, правда, была отклонена, однако весьма незначительным большинством: против нее проголосовали 66% депутатов палаты представителей и 61 % сенаторов. Закон о ленд-лизе был принят 11 марта 1941 года.

А в мае советско-американские отношения внезапно обострились. Заместитель наркома иностранных дел Лозовский 13 июня докладывал Сталину:

«Американское правительство за последнее время провело ряд враждебных мероприятий против Советского Союза. Помимо почти полного прекращения лицензий на вывоз оборудования, американское правительство запретило советским инженерам посещение заводов, провело мероприятия дискриминационного характера, ограничив свободу передвижения советских дипломатов... организовало суд над служащими "Буккниги" для того, чтобы доказать причастность Советского Союза к пропаганде в Соединенных Штатах и т.д. Сейчас вся американская пресса ведет бешеную кампанию против СССР, доказывая на все лады, что забастовочная война, прокатившаяся по Соединенным Штатам, вызвана "агентами Москвы"...»

Эти мероприятия можно расценить единственным образом: как подготовку американского общественного мнения к тому факту, что США не вступят в войну на стороне СССР. Это с одной стороны, но с другой - у Америки все же имелась официальная позиция по отношению к международным конфликтам: помощь государствам, которые страдают от агрессии.

В ожидании провокации

А теперь давайте поиграем в альтернативную историю - представим себе два не произошедших (но вполне возможных) события. Первое - Гессу удается прийти к соглашению с Лондоном, и Британия заключает с Германией мир. Второе - война начинается таким образом, что у Гитлера есть основания представить себя жертвой агрессии. Между тем в США уже развернуто мощное военное производство. Кто в таком случае получит помощь по ленд-лизу?

Кроме того, на наших восточных границах существовала Япония, связанная с Германией Тройственным пактом. Правда, японцы, которые вовсе не горели желанием воевать с СССР, имели лазейку: они обязаны были безоговорочно поддержать союзника, если тот подвергнется нападению.

Учитывая неустойчивость намерений американского правительства и неопределенность в отношениях с Англией, Гитлеру важно было не позволить СССР получить статус жертвы агрессии, чтобы дать США, где началась демонстративная антисоветская кампания, повод не вступать в войну на нашей стороне, а Японию, наоборот, заставить вступить.

А теперь давайте вернемся в начало июня 1941 года. Итак, 10 июня Гитлер определил дату нападения. В тот же день начальник Генштаба сухопутных войск генерал Гальдер издал соответствующее распоряжение, которое передали в войска. Британский центр радиоперехвата в Блетчли расшифровал одно из этих сообщений. В британской же разведке, контрразведке и МИДе сидели товарищи из «кембриджской пятерки» - резидентуры НКВД. Не позднее 12 июня сведения должны были оказаться в Москве.

И вот тут-то Сталин и придумал гениальный ход - пресловутое сообщение ТАСС. Ловушка для Гитлера вышла великолепная. У него имелось три варианта реагирования: предъявить претензии СССР, расписавшись тем самым в подготовке войны; ответить аналогичным заявлением - тогда в случае нападения фюрер выставлял себя не просто агрессором, но еще и агрессором вероломным; промолчать, неявно выразив несогласие со Сталиным и признав, что «похолодание» в отношениях существует и идет из Германии. У него оставалась одна надежда - что на границе все же произойдет нечто такое, что можно будет расценить как провокацию. Берлин от комментариев воздержался.

Дезориентировало ли сообщение ТАСС советских военных, помешало ли им готовиться к войне? А причем тут военные? Армия живет не по газетам, а по приказу. Согласно директивам Генштаба войска приграничных округов приводились в боевую готовность. Никакие политические акции выдвигаться в районы сосредоточения и раздавать бойцам патроны им не мешали.

Игра, действительно, велась очень большая. Ситуация была сложнейшая, чаши весов застыли в неустойчивом равновесии на нулевой отметке, и сдвинуть их могло любое дуновение ветра.

...Как известно, Англия и США вступили в войну на стороне Советского Союза. Сколько лет войны и сколько жизней наших солдат сберегло это достижение Сталина, можно только гадать.

Елена ПРУДНИКОВА

Закон о ленд-лизе

Решением совместной сессии сената и палаты представителей Конгресса США одобрить настоящий Закон, который может именоваться Законом по обеспечению защиты Соединенных Штатов.

Раздел 2

В смысле, применяемом в настоящем Законе,

а) термин «оборонный материал» означает:

1) любой вид оружия, боеприпасов, самолет, судно или корабль;

2) любой вид оборудования, сооружения, инструмент, материал или вид припасов, необходимых для производства, изготовления, обработки, ремонта, обслуживания или эксплуатации любого из материалов, упомянутых в настоящем подразделе;

3) любой составляющий узел, деталь или вспомогательное оборудование, предназначенное для материала, описанного в настоящем подразделе;

4) любой сельскохозяйственный, промышленный или иной товар либо предмет, предназначенный для обороны.

Раздел 3

а) Несмотря на положения любого другого закона, президент может по мере необходимости, когда он сочтет это отвечающим интересам национальной обороны, уполномочивать министра обороны, министра военно-морского флота или руководителей любого другого правительственною ведомства или агентства:

1) производить в арсеналах, на заводах и судоверфях, находящихся в их юрисдикции, или иным образом заготавливать в пределах, определяемых выделенными на эти цели финансовыми средствами или же контрактами, утвержденными в то или иное время конгрессом, или и теми, и другими, любой оборонный материал, предназначаемый для правительства любой страны, чью оборону президент считает жизненно важной для именных Штатов;

2) продавать, передавать в собственность, обменивать, сдавать в аренду, давать взаймы или поставлять иным способом такому правительству любой оборонный материал, но ни один оборонный материал, не произведенный или не заготовленный в соответствии с параграфом 1 настоящего подраздела, не может быть каким-либо образом передан по настоящему параграфу без консультации с начальником штаба армии, или командующим военно-морскими операциями, или с ними обоими. Стоимость таких оборонных материалов, переданных любым образом, согласно настоящему параграфу, и произведенных на выделенные настоящим Законом средства, не должна превышать 1 300 000 000 долларов. Стоимость таких оборонных материалов должна определяться руководителем соответствующего министерства или агентства или же таким иным ведомством, агентством либо официальным лицом, которое будет назначено в соответствии с правилами и предписаниями, изданными согласно настоящему Закону. Оборонные материалы, произведенные на средства, ассигнованные в соответствии с настоящим Законом, должны любым образом передаваться, согласно настоящему параграфу, лишь в пределах, определенных конгрессом в принятых им законах, выделяющих такие средства, или иным путем...;

4) передавать любому такому правительству любую оборонную информацию, относящуюся к любому оборонному материалу, поставленному такому правительству в соответствии с параграфом 2 настоящего полраздела;

5) разрешить экспорт любого оборонного материала, передаваемого любым образом любому такому правительству в соответствии с настоящим подразделом;

г) ничто в настоящем Законе не должно рассматриваться как санкционирование или разрешение на конвоирование кораблей военно-морскими судами Соединенных Штатов;

д) ничто в настоящем Законе не должно рассматриваться как санкционирование или разрешение на вступление какого-либо американского корабля в зону военных действии в нарушение раздела 3 Закона о нейтралитете от 1939 года.

Одобрено 11 марта 1941 г.



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Военная тайна     Следущая












Интересные сайты: