Война отменяется

Автор: Maks Ноя 10, 2018

В Париже и в небольшом городке Блуа есть магистрали, названные именем Жана Эжена Робера-Удена. Да, он и впрямь был непревзойдённым иллюзионистом и талантливым механиком. Но только ли за это его удостоили такой высокой чести?

Родился Жан Эжен в городе Блуа, в 1805 году. Его отец был часовщиком. Видимо, гены отца перешли и к сыну, поскольку с малых лет тот увлёкся конструированием различных механизмов. А после того как в его руки попала книга, где были описаны фокусы, мальчик загорелся желанием стать иллюзионистом. И очень скоро достиг поразительных успехов на этом поприще.

Сын часовщика

Ещё в середине XIX века он, преуспевающий владелец часовой мастерской, получил на Всемирной выставке золотую медаль за свои поделки. А потом, став знаменитым иллюзионистом, даже открыл в Париже театр, где показывал фокусы. Например, из одной бутылки наливал вина разных сортов, демонстрировал механических человечков-акробатов, на глазах у изумлённой публики выращивал апельсиновые деревья, из тут же созревших плодов доставал мелкие предметы, одолженные за несколько минут до этого у зрителей. Естественно, что за успехом стояла не только ловкость рук, но и талантливо собранные механизмы, которые размещались за кулисами и которыми во время представления управлял ассистент Робер-Удена. К 50 годам Жан Этьен сколотил приличное состояние и решил вернуться в Блуа, чтобы заниматься исключительно механикой.

Жан Эжен Робер-Уден

Французский иллюзионист Жан Эжен Робер-Уден, предотвративший войну Франции с Алжиром

Однако в начале 1856 года к нему пришёл вызов из столицы. Причём лично от императора Наполеона III. Монарх был раздосадован. Французским войскам никак не удавалось подавить движение сопротивления феллахов в Алжире. Там, под предводительством местных вождей, то и дело вспыхивали восстания. Свободолюбивый народ никак не хотел смириться с положением жителей колонии. И в голову императору пришла блестящая идея: нужно наглядно продемонстрировать этим наивным дикарям могущество Франции.

Сделать это он решил с помощью иллюзиониста. Осенью того же года Робер-Уден отправился на гастроли. Однако что именно поручил ему сделать император? Просто показывать фокусы — или же показывать фокусы вполне конкретным людям, способным повлиять на настроения феллахов? Достоверно это неизвестно.

Две пули

Разумеется, в Алжире были и свои факиры, но то, что показал приезжий фокусник, потрясло зрителей. Например, Робер-Уден выносил на сцену небольшой металлический ящик и ставил его на пол. После этого предлагал самому сильному из присутствующих в зале попробовать его поднять. Но как ни старались силачи, даже на миллиметр им не удавалось оторвать ящик от пола. Зато это легко проделывал сам фокусник. Секрет заключался в том, что один из его помощников под сценой подводил под ящик мощный магнит, а потом убирал его. Эффективным оказался трюк, когда на тени одного из вождей, особо непримиримо настроенного в отношении французов, вдруг появились капли крови. После этого все решили, что иллюзионист свободно общается с дьяволом.

По мере того как Робер-Уден гастролировал, слух о могущественном колдуне распространился по всей колонии, а мятежные вожди стали приходить в смятение. Заключительным аккордом секретной миссии стало выступление при дворе одного из могущественных шейхов, который занимал нейтральную позицию, в отличие от своего визиря, настроенного против французов. И именно из носа этого «мятежника» в конце выступления фокусник вынул монету. Оскорблённый советник вызвал обидчика на дуэль. Причём право первого выстрела он оставил за собой, но зарядить пистолеты разрешил противнику. Утром, при большом стечении зевак на городской площади, дуэлянты встали друг напротив друга.

Прогремел выстрел, и… присутствующие с ужасом констатировали, что француз держит пулю в зубах! Затем выстрелил и он, но в стену, которая тут же окрасилась кровью. Конечно же, это был ловкий трюк. Ночью иллюзионист изготовил две пули — одну из окрашенного воска, а другую наполнил овечьей кровью. Первой пулей Робер-Уден зарядил пистолет противника, второй — свой. Третью пулю иллюзионист держал за щекой. После этого выступления ни у кого не осталось сомнений в том, что этот француз обладает колдовскими чарами.

Никто сегодня не может утверждать, что именно в результате этих гастролей мятежные шейхи признали могущество Франции и прекратили вооружённое сопротивление. Но факт остаётся фактом: так всё и произошло.

А Робер-Уден отправился на родину. Отказавшись от солидного вознаграждения, вероятный спаситель престижа Франции вернулся в Блуа, где до своей смерти продолжал создавать механические диковинки.

Сергей УРАНОВ

, , , , , ,   Рубрика: Версия



Ещё интересные материалы с сайта "Загадки истории"




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:64. Время генерации:0,583 сек. Потребление памяти:34.28 mb