Волки Дикого поля

Автор: Maks Ноя 23, 2018

Древняя Русь находилась на границе двух миров — западного, обжитого, и восточного, дикого. По левую руку от Киева лежала Европа — с городами, торговлей, монастырскими библиотеками и единой христианской верой. По правую руку раскинулась Степь, по которой мотались дикие орды, различавшиеся говором и внешним видом, но не намерениями. Все они приходили грабить и убивать.

Первыми из европейцев с печенегами столкнулись Русь и Византия. Шёл IX век. До этого времени народ печенегов так далеко на запад ещё не заходил. Сложился он из смешения тюркских племён огузов и кипчаков, переселившихся из Сибири, с Иртыша, к Аральскому морю, и кангаров, обитавших и прежде в бассейне Сырдарьи. Там, в этой среднеазиатской плавильне, сибирские тюрки оказались среди чуждого им населения, причём практически поголовно мусульманского.

Переселенцы

Единственным близким по образу жизни народом были кангары. Разумеется, переселенцы стали вступать в племенные союзы и заключать браки. Хватило полутора веков, чтобы этнические границы совершенно размылись. Племена разрослись, они кочевали по огромной территории между Хорезмом и Волгой. Но случилась климатическая катастрофа, и на запад, из глубин степной Азии, потянулись новые воинственные переселенцы — хазары и кимаки. На пятки им наступали и восточные огузы, ближайшие сородичи. Из приаральских степей пришлось убираться ещё западнее — в поволжскую Леведию, где уже длительное время обитали племена угров.

Угры предпочли спастись бегством, а пришельцы с востока расселились по их территории — между Уралом и Волгой. На востоке их земли граничили с кимаками и огузами, на юге — с Хазарским каганатом, на западе — с древнерусским Киевским государством.

Восточные соседи тоже стремились переселиться позападнее. Но печенегам, или, как называли их в Византии, пацинакам, двигаться было некуда — разрозненные славянские племена неожиданно быстро обрели государственность. И если кочевое племя ещё можно согнать с земли, то государство просто так уже не подвинешь. Если бы печенеги пришли на киевские земли веком раньше, они бы ещё могли отобрать чужую территорию. Но в конце IX века это было уже невозможно. Так началась эпоха войн, примирений, полудружбы и династических браков между Киевом и печенегами.

Сородичи с голубыми глазами

ПеченегиНравы у этих пришельцев были самые простые: весь их быт определялся движением за своими стадами, которые были и валютой, и средством к существованию. Мясо и молоко, то есть все, что нужно для пропитания, давал скот. Кожа и шерсть шли на производство одежды и обуви. Постоянных жилищ пришельцы не строили — дома их делались из войлока и перемещались на телегах. Легко поставить, легко собрать. Они не обрабатывали землю, не выращивали ни злаков, ни овощей. Если им не хватало еды, они просто совершали набег на соседей. Нападения были стремительными и беспощадными. Все, что можно унести, — уносили. Все, что нельзя унести, — уничтожали. Людей уводили в плен. Из этого плена было два пути: либо ассимиляция и уподобление завоевателям, либо продажа на невольничьем рынке. На продажу рабов везли к хазарам, хотя с ними враждовали, или ещё дальше на юг.

Когда начались печенежские набеги на славян, кочевники быстро поняли преимущество новых пленников перед всеми прежними: высокие, сильные, светлокожие. А какие женщины! Восторг!

Сами завоеватели были малорослыми, смуглыми, почти желтолицыми, узкоглазыми, черноволосыми. Но не полные монголоиды, как можно было бы подумать. У них росли усы и борода, которые они даже стригли.

Портретов печенегов, конечно, не сохранилось. Все хронисты делают, однако, упор на то, что внешность у них была отвратительная. То есть — непривычная европейцам.

Предположительно, сами себя печенеги называли «канглы» или «кангюи», так же их называли и китайцы. Правда, учёные сомневаются, что кангюи имеют к печенегам хоть какое-то отношение. А именование «канглы» соотносят с именем другого народа — кангаров. Отсылку к кангарам, как первоначальному самоназванию печенегов, можно найти и в трудах византийского императора Константина Багрянородного. Правда, те печенеги, с которыми византийцы имели дело, предпочитали называть себя пацинаками. А степь, в которой они кочевали, так и именовалась — Пацинакская, или Падзинакская. В переводе с тюркского «падзинак», или «пацинак», означает «зять» или «свояк». Проще говоря — сородич.

Интересно, что печенеги различали в своей среде «печенегов тюркских» и «печенегов хазарских», и это зависело не только от того, в какой части степной полосы они жили и кому подчинялись или кому служили, но ещё и от происхождения. Видимо, у печенегов из разных родов были этнически разные предки. За пару веков общения со славянами этнического элемента прибавилось ещё больше. От белокожих славянских рабынь рождались вполне белокожие детки. Может быть, именно поэтому некоторые хронисты отмечали у кочевников, которые должны бы быть полными монголоидами, европейские черты. Даже иногда голубые глаза, вот ведь как бывает…

Налётчики

С берегов Волги печенеги попробовали перебраться в щедрые южные степи. И двигались они все ближе к границам Киевского государства. Было две волны этих печенежских нашествий. Одна шла строго на запад. Другая — на юго-запад. Первые дошли до киевских земель, и тут их движение застопорилось. Вторые благополучно обошли Киев с юга и оказались в Крыму. А затем прошли до Восточных Карпат и осели на территории современной Венгрии, основав ещё одну Падзинакию. Там они образовали восемь фем (областей): Иртим, Цуры, Гилы, Кулпеи, Харавои, Косту, Хопони, Цопон. Причём для борьбы с венграми их использовал в 895 году болгарский царь Симеон, не желавший, чтобы последние селились у его границы. Печенеги честно отработали вознаграждение — отогнали мадьяр из Причерноморья дальше на запад, к Паннонской равнине.

Первое столкновение с Киевом состоялось, согласно некоторым источникам, ещё в 875 году, до захвата Киева Олегом. Зато второе упоминание о налётах печенегов на Киев уже вполне достоверно — 915 и 920 годы. При князе Игоре Киев несколько раз страдал от набегов кочевого врага. Однако тот же Игорь спустя 24 года заключил военный союз с печенегами, как это ранее сделал Симеон, для нападения на Болгарское (Булгарское) царство, бывшее в то время в союзе с Византией. Печенеги были добросовестными наёмниками: за хорошую плату были готовы на всё. Однако, если вдруг им обещали более высокое вознаграждение, разом забывали о прежнем союзнике. Именно так произошло со злосчастным князем Святославом, который нанял печенегов для своего византийского похода. Византийский император назначил печенежскому хану Куре более высокий гонорар. В результате Куря устроил засаду на Святослава, убил его, а из черепа сделал чашу для вина. Ничего личного. Просто бизнес.

Пыль под копытами

Святослав, убитый Курей, успел до того здорово помочь печенегам — он уничтожил Хазарский каганат. И в степи стало гораздо спокойнее. Но зато у печенежских ханов появилась уверенность, что именно они, самые сильные и славные, вершат степную историю. Более полувека прожили они в этом великом заблуждении. Сами князья тоже помогали печенегам верить в собственную неуязвимость. Владимиру не удалось их окончательно разбить. Ярослав использовал их для братоубийственной междоусобицы, а когда ресурс был полностью исчерпан и печенеги, осмелев, пошли штурмовать Киев — разбил их в 1036 году наголову. Больше печенеги не желали испытывать судьбу и воевать с Киевом. Напротив, они стали искать у Киева защиты.

Ведь в степи появились новые переселенцы — половцы. К этому времени из множества печенегов осталось всего 13 племён. Киевские князья приручили их и денежными вливаниями, и династическими союзами, и даже частично обратили в христианство. Однако не все хотели верить в Христа. Печенеги хана Тираха единодушно приняли ислам. И в печенежской среде начался страшный религиозный раздор. Желавшие стать христианами даже бежали в Византию, а по Причерноморским степям кочевали орды убеждённых язычников и мусульман, с которыми Византии пришлось вести полувековую войну.

В 1091 году византийцам удалось разгромить неожиданно перешедших Дунай печенегов. Причём это был не какой-то небольшой военный отряд, а несколько племён с полным скарбом, женщинами и детьми. Практически все они были убиты. Победу ромеи одержали лишь потому, что наняли себе в помощь таких же кочевников — половцев. Выжившим печенегам удалось бежать и рассеяться среди других степняков. А некоторые остались в византийском войске. Сами себя они уже не считали ни степняками, ни кочевниками. Они прошли рубеж между дикостью и цивилизацией, став в первую очередь христианами и предпочтя забыть о своём происхождении. Так закончилась история этого народа.

Николай КОТОМКИН

, , , , ,   Рубрика: Исчезнувшие цивилизации





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:66. Время генерации:0,669 сек. Потребление памяти:38.81 mb