Волонтеры Эллады

Автор: Maks Сен 20, 2018

«Три ипостаси есть у греков: свобода, море и любовь…» — эта поэтическая строка образно, но при этом точно характеризует потомков Эллады. И для реализации своих стремлений сыны Эллады нередко призывали своих единоверцев из далекой России…

Испокон веку слыли греки отличными моряками. Да и как иначе, если без малого пятая часть страны разместилась на островах, коих насчитывается около 2 тысяч, больших и малых, плотно заселенных и едва обитаемых. Так же легко объяснимо и стремление греков к свободе — ведь почти 400 лет прожили они под жестоким гнетом Османской империи. Не единожды, не щадя никого, вырезали турки целые греческие села, так что ненависть к османам и мечту о свободе греки впитывали с молоком матери. Любовь к своему отечеству греки интуитивно перенесли на своих единоверцев — православную Россию. Эту страну, как и собственную, они любили искренне, уповая на ее помощь в борьбе за свободу.

Фантастический проект

В России тоже любили Грецию, однако наивно было бы предположить, что Россия помогала грекам исключительно из любви к самим грекам. Несомненно, русские не забыли, что православие к ним пришло от греков, немаловажным было и родство духовное: Москва считала себя преемницей греческой культуры, а русская письменность — и вовсе греческое письмо, лишь претерпевшее некоторые изменения. Греческие царевны становились женами русских государей. Царевна Анна, сестра византийского императора Василия II, ставшая женой князя Владимира, сумела убедить супруга принять крещение по православному образцу. Царевну Софью из императорской династии Палеологов выдали за князя Московского Ивана III. Она стала бабушкой Ивана Грозного, оставила значительный след в истории Российского государства. Однако в межгосударственных отношениях симпатии к какому-либо народу играют лишь второстепенную роль. На первое место выходят политические и экономические интересы. В те времена быстро набирала силу Османская империя, вызывавшая серьезные опасения у России. Оттого-то греки, изнутри расшатывавшие империю османов, пользовались поддержкой России. Было еще одно обстоятельство — это так называемый «Греческий проект» императрицы Екатерины II.

После захвата османами в 1453 году Константинополя папа римский Пий II намеревался организовать против них крестовый поход, но дальше намерений дело не пошло. И только три столетия спустя за реализацию замыслов Святого престола взялась русская императрица, поддержавшая «Великую идею» греков воссоздать Византию. Конкретный план разработал ее фаворит, князь Григорий Потемкин. Обуреваемый параноидальной идеей «Москва — Третий Рим» и подстегиваемый успехами в недавно закончившейся войне с турками, где он командовал русскими войсками, Потемкин планировал в союзе с Францией и Австрией захватить Стамбул, изгнать иноверцев и на руинах Османской империи провозгласить новую «независимую» Византию. Рождение второго внука только подстегнуло Екатерину, недаром она дала ему имя последнего византийского императора — Константина. Даже в кормилицы младенца взяли гречанку Елену: ведь новорожденного, по плану российской императрицы, ждал престол Новой Византии. Однако планам было не суждено свершиться: и Франция, и Англия, обеспокоенные усилением России, ее проект отвергли. Более того, Людовик XVI тут же отправил в Турцию своих офицеров для подготовки турецкой армии к возможной войне.

Балаклавский полк

Балаклавский полкТем временем в Греции нарастало движение за освобождение. Несмотря на все усилия, турки не смогли до конца покорить некоторые районы, расположенные в горной местности. Пинд, Аграфа, Сули стали ядром партизанской войны, поднятой греческими патриотами.

Летом 1768 года граф Алексей Орлов находился в Италии, официально — для лечения, фактически — чтобы присмотреться, изучить на месте обстановку на случай войны с турками. Действительно, через полгода те, подстрекаемые Францией, разорвали с Россией дипломатические отношения и заточили русского посла в крепость. Так началась война. Орлов с одобрения Екатерины распространил манифест, который призывал греков и славян к восстанию против турок, обещал помощь и открывал дорогу волонтерам на российскую военную службу: «…и себя, и Церковь Христову освободить от ига порабощения, а также заслужить милость и покровительство Ее Величества императрицы Российской Екатерины». По его же предложению в Средиземное море были направлены 5 боевых эскадр русского флота. Когда на кораблях возникли большие проблемы с продовольствием, выручили греки, а греческие волонтеры пополнили экипажи.

Первых дала семья Алексиано: на их земле построили военный госпиталь, в их доке ремонтировались русские корабли. Старший из братьев, Панайот, привел к русским свой 12-пушечный корабль, трое младших братьев тоже стали капитанами. В следующей войне с турками Панайот, получивший чин контр-адмирала, уже командовал парусной эскадрой. Другой брат, Антон, тоже дослужился до адмиральского звания. Поступивший волонтером позже Евстафий Сарандинаки стал известным капитаном, нынешние жители Корабельной стороны Севастополя хорошо знают балку, названную его именем. В сухопутных частях из волонтеров были сформированы 8 батальонов, многие служили проводниками, разведчиками. К сожалению, успехи России в войне участь греков не слишком облегчили — по мирному договору Россия взамен преимуществ, получаемых в других районах, возвращала Турции все ранее освобожденные греческие острова, жители которых плакали, провожая русские корабли. Как ни просили они Екатерину взять острова к себе, в Россию, — не помогло. Тогда тысячи греков, опасаясь мести османов, попросили дозволения переселиться в Россию. Екатерина разрешила и повелела Орлову за казенный счет устроить их переселение в Крым и Приазовье, где греков прозвали Албанским войском.

Позже в Крыму из греческих волонтеров, уже имевших большой опыт партизанской войны, создали Балаклавский полк. Он нес пограничную службу от Севастополя до Керчи, вылавливал турецких лазутчиков и часто использовался для подавления бунтовавших татар. Интересно, что в составе полка имелась женская рота — «греческие амазонки», как их называли. Командовала ротой жена офицера, гречанка Елена, которой императрица присвоила капитанский чин. Греческие волонтеры хорошо прижились на крымской земле, командир полка получил в пожизненное пользование 240 десятин земли, офицеры — по 60, нижние чины — по 20.

Непобедимый легион

В середине XIX века император Николай I, воспользовавшись слабостью османов, решил реанимировать проект своей венценосной бабки, но теперь не в «греческом», а в «славянском» варианте — вывести из-под турок балканские государства славян. Османская империя хоть и сохранила за собой после войны с Россией проливы Босфор и Дарданеллы, но в целом была не удовлетворена мирным договором. Не устраивал он и Россию. Назревал очередной военный конфликт, масла в огонь которого старательно подливали Франция и Англия. У французов еще не прошла обида за 1812 год, а англичане стремились не допустить усиления России на Балканах. В 1853 году русские войска успешно начали войну на территориях придунайских княжеств, но уже в следующем году, когда в войну на стороне Турции вступили ее западные союзники, положение россиян ухудшилось. Летом 1854 года английская «Таймс» сообщила о бессмысленной гибели морского десанта союзников, возглавляемого капитаном Паркером (представителем старинного знатного рода, под началом главы которого в свое время служил адмирал Нельсон). Бой длился полтора часа, англичане потеряли убитыми 6 офицеров и 72 солдата. Им противостояла рота греческих патриотов под командой капитана Аристида Хрисовери — из сражавшегося на стороне России «Греческого легиона императора Николая I». Греческий историк Каролидис писал: «Россия начала Крымскую войну, не имея ни одного союзника, кроме маленькой Греции. Не Греческого королевства, а именно народа эллинов». Осенью 1854 года основные сражения происходили в Крыму, где англичане и французы высадили 60-тысячный армейский корпус. Туда же были переброшены греческие волонтеры, которые мужественно сражались вместе с русскими солдатами до конца войны. 31 волонтер стал кавалером ордена Святого Георгия — высшей военной награды Российской империи, более 700 греков получили медали «За защиту Севастополя».

10 июля 2016 года на Историческом бульваре Севастополя, неподалеку от знаменитой Панорамы, был установлен величественный памятник греческим волонтерам.

Анатолий БУРОВЦЕВ
Константин РИШЕС

, , , ,   Рубрика: Историческое расследование




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:63. Время генерации:0,501 сек. Потребление памяти:33.93 mb