Враги товарища Сталина

Автор: Maks Апр 30, 2017

У Иосифа Сталина было немало врагов. С кем-то он был «в контрах» изначально. Иногда соперниками становились вчерашние соратники. Ну, а порой речь шла о непримиримых и яростных внешних врагах, стремившихся уничтожить как самого Сталина, так и возглавляемое им государство.

Друзей у Сталина не было, а вот врагов имелось предостаточно. Немного парадоксально то, что большинство из них в прошлом являлись его соратниками. Хотя политика — вещь столь же переменчивая, как и ненависть. Пример тому — судьбы пяти самых, пожалуй, «закадычных» врагов генералиссимуса.

Демон революции

Эти люди были сверстниками. Лейба Бронштейн родился 7 ноября (по новому стилю) 1879 года. Иосиф Джугашвили, согласно официальным данным, появился на свет тоже в 1879 году, но чуть позже-21 декабря.

И тот и другой известны по псевдонимам: Бронштейн позаимствовал фамилию Троцкий у надзирателя Одесской тюрьмы. Происхождение псевдонима Сталина неизвестно. Впрочем, в партии Джугашвили поначалу знали как Кобу — так звали благородного абрека из произведения грузинского писателя Александра Казбеги «Отцеубийца».

Троцкий происходил из семьи состоятельного еврейского землевладельца Херсонской губернии, Сталин был сыном сапожника-выпивохи. Первый учился в Новороссийском университете, из которого ушел сам, второй — в духовной семинарии, откуда его исключили. Лев Давидович был известен как один из руководителей разогнанного в 1905 году Петербургского совета рабочих депутатов. Сталин вел революционную деятельность преимущественно на Кавказе, где организовал несколько забастовок и экспроприаций.

Впервые они увидели друг друга в мае 1907 года на V съезде РСДРП в Лондоне. Затем их пути разошлись. Троцкий блистал в эмиграции и вернулся в Россию в мае 1917 года с большими деньгами, собранными еврейской диаспорой. Сталин освободился из ссылки двумя месяцами ранее, вместе со Львом Каменевым фактически руководил большевиками до возвращения Ленина. Однако затем Троцкий вышел на первый план как главный организатор Октябрьского переворота и вождь Красной армии.

Первый серьезный конфликт между ними произошел в конце лета 1918 года. Сталин тогда отстранил от руководства обороной Царицына военспецов, возглавляемых Снесаревым (ставленником Троцкого) и продвигал на их место Ворошилова. Конфликт замяли Ленин и Свердлов.

По рассказу Троцкого, в 1922 году Ильич предложил ему альянс для усмирения возглавляемой Сталиным партийной бюрократии. Однако с кончиной Ленина события приняли иной оборот. Сталин сблизился с Зиновьевым и Каменевым и, получив большинство в Политбюро, сумел отстранить соперника от руководства армией. А затем и добиться исключения из высших партийных органов. Закончилось все высылкой Троцкого за границу в 1929 году. Там он создал IV Интернационал, позиционируя себя наследником Ленина и клеймя Сталина как предателя «мировой революции».

В мае 1940 года группа боевиков, во главе с художником Сикейросом, совершила налет на виллу Троцкого. Пока гремела стрельба, тот с женой и внуком отсиделся за кроватью. Однако выполнявшие приказ Сталина советские спецслужбы его все же достали. 20 августа 1940 года Лев Давидович был убит агентом НКВД Рамоном Меркадером, нанесшим своей жертве смертельный удар по голове ледорубом.

Один из «тройки»

Григорий Зиновьев

Григорий Зиновьев до конца не терял надежду на то, что сможет договориться со Сталиным

Бежавший за границу секретарь Сталина Борис Бажанов писал, что в партии говорили: «Берегитесь Зиновьева и Сталина: Сталин предаст, а Зиновьев убежит». И еще он писал, что «у Зиновьева есть общая черта с Лениным и Сталиным: он остро стремится к власти; конечно, у него это не такая всепоглощающая страсть, как у Сталина, он не прочь и жизнью попользоваться, но все же это у него относится к области самого важного в жизни».

Григорий Евсеевич Зиновьев (настоящая фамилия — Радомысльский) родился в Херсонской губернии, в семье еврейского коммерсанта — владельца молочной фермы. И тоже познакомился со Сталиным на V Лондонском съезде. Но если до революции Сталин еще успел побывать в ссылке, то Зиновьев остался в эмиграции и вернулся в Россию в апреле 1917 года вместе с Лениным. Вместе они прятались в шалаше на озере Разлив, где их навещал Сталин.

В октябре 1917 года Ленин отругал Зиновьева за то, что тот выступил против вооруженного восстания. Но когда столица переехала в Москву, именно Григорий Евсеевич остался хозяйничать в Петрограде. Также ему доверили руководить мировым коммунистическим движением в качестве главы Коминтерна. Из-за болезни, а затем и смерти Ленина именно Зиновьев выступал на XII и XIII съездах РКП(б) с политическим докладом ЦК, что обычно считалось прерогативой лидера партии.

Вместе с Каменевым и Сталиным он в тот период входил в «тройку», выдавливавшую Троцкого с позиций лидера революции. Однако когда позиции Троцкого ослабли, Сталин повел партийную бюрократию против Зиновьева и Каменева. Эта борьба продолжалась до 1927 года, завершившись снятием Григория Евсеевича с постов председателя Ленсовета и Исполкома Коминтерна. Его дважды восстанавливали и дважды исключали из партии, а в 1934 году осудили как «идейного вдохновителя» убийства секретаря Ленинградского обкома Сергея Кирова.

Заверяя генсека в своей преданности, Зиновьев писал ему заискивающие послания: «В моей душе горит желание: доказать Вам, что я больше не враг… Я дохожу до того, что подолгу пристально гляжу на Вас и других членов Политбюро портреты в газетах с мыслью: родные, загляните же в мою душу, неужели же Вы не видите, что я не враг Ваш больше, что я Ваш душой и телом, что я понял все, что я готов сделать все, чтобы заслужить прощение, снисхождение». Не помогло. Зиновьев и Каменев были приговорены к расстрелу по делу так называемого троцкистско-зиновьевского террористического центра.

«Железный нарком»

На пике карьеры его воспевали в стихах: «В сверкании молний ты стал нам знаком, / Ежов, зоркоглазый и умный нарком». Но за глаза и шепотом называли «кровавым карликом».

Уроженец Сувалкской губернии (современная Литва) был сыном земского стражника. Этот пункт в анкете он тщательно замаскировал, превратившись в питерского пролетария. В Первую мировую Ежов пристроился писарем. В Гражданскую — комиссарил в глубоком тылу.

Сделать карьеру ему помогла женитьба на работавшей в Орграспредотделе ЦК Антонине Титовой, которая замолвила за мужа словечко своему начальнику Ивану Москвину. Тот говорил: «Я не знаю более идеального работника, чем Ежов. Вернее, не работника, а исполнителя. Поручив ему что-нибудь, можно не проверять и быть уверенным — он все сделает. У Ежова есть только один, правда, существенный недостаток: он не умеет останавливаться».

В 1940 году место Москвина досталось Ежову. Он «как надо» считал голоса, поданные за Сталина на XVII партийном съезде, «кого следует» назвал организаторами убийства Кирова, наконец, грамотно организовал смещение с поста наркома НКВД Генриха Ягоды, заняв его место. Причины «большой чистки», вошедшей в историю под названием «ежовщины», объясняются тем, что Сталин решил заменить унаследованную от Ленина партноменклатуру на людей, абсолютно ему преданных.

За полтора года Ежов направил Сталину около 15 тысяч докладов об арестах, запросов о санкционировании репрессивных акций и протоколов допросов. В общем, ежедневно на стол Хозяину ложилось до 20 документов от его верного наркома. Задача по чистке номенклатуры была перевыполнена. Но слишком ретивый исполнитель стал Хозяину в тягость.

По одной из версий, Ежов начал собирать компромат на самого Сталина, докопавшись до эпизодов, когда вождь партии не так уж безупречно вел себя в застенках охранки. Возможно, молодой еще Коба пообещал полиции поставлять информацию, возможно, даже подписал какие-то обязательства. К тому же расправу над Ежовым можно было позиционировать как шаг в исправлении «перегибов», списав на него и все сопутствовавшие эксцессы.

Ежова обвинили в том, что он занимался мужеложством, причем не просто так, а «действуя в антисоветских и корыстных целях». Впрочем, официально о его расстреле не сообщалось. Он просто исчез, в том числе и с отретушированных газетных фотографий на многих из которых стоял рядом со Сталиным. Благо человечек был маленький.

Фюрер германской нации

Уроженец австрийской деревни Рансхофен был незаконнорожденным ребенком таможенного служащего Алоиса Гитлера и до 9 лет носил фамилию матери — Шикльгрубер.

В юности хотел стать архитектором, но провалился на экзаменах в Венскую художественную академию. В Первую мировую сражался в рядах германской армии, имел репутацию храброго и исполнительного солдата. В 1919 году вступил в крохотную партию, вскоре переименованную в Национал-социалистическую немецкую рабочую партию Германии (НСДАП).

Его имя Сталин впервые услышал в ноябре 1923 года, когда организованный Гитлером Пивной путч едва не совпал с коммунистическим восстанием в Гамбурге. И коммунисты, и нацисты боролись с Веймарской республикой. Но еще энергичнее они боролись друг с другом. Нацисты победили. Придя к власти, поспешили свернуть советско-немецкое военнополитическое сотрудничество. Однако заочные чувства двух диктаторов были сложнее, чем просто ненависть.

Узнав об устроенной Гитлером «Ночи длинных ножей» (30 июня 1934 года), Сталин с усмешкой сказал соратникам: «Вот, смотрите, как надо расправляться с оппозицией». Советско-немецкий пакт о ненападении привел к тому, что между ними даже возникло нечто вроде симпатии. Однако к войне готовились оба. Другое дело, что советский лидер ошибся со сроками.

Буквально накануне войны Гитлер требовал от своих спецслужб создания «такой системы, которой могло бы позавидовать даже НКВД: надежной, беспощадной и работающей круглосуточно, так, чтобы никто — никакой лидер, подобный Сталину, — не мог бы возвыситься, прикрываясь флагом подпольного движения, ни в какой части России. Такую личность, если она когда-либо появится, надлежит своевременно распознать и уничтожить».

Сталин, с трудом выдержав удар, нанесенный в 1941 -м, в дальнейшем видел в фюрере только врага, борьба с которым не предусматривала никаких компромиссов. При этом отмашек на физическое уничтожение фюрера он, судя по всему, не давал, считая, что приход к власти менее одиозной фигуры может подтолкнуть союзников к сепаратному миру с Германией. Немецкие спецслужбы, напротив, пытались организовать покушения на Сталина, впрочем, как и на других членов «большой тройки».

Четких планов, как именно он собирался поступить с Гитлером в случае его пленения, Сталин не озвучивал. Сам фюрер рассуждал о том, что не хочет быть выставленным в железной клетке, а когда угроза плена стала вполне реальной, предпочел совершить самоубийство.

Маршал и президент

Иосип Броз Тито, лидер социалистической Югославии, сын хорвата и словенки, в отличие от аскетичного советского лидера был жизнелюбом, женолюбом и любителем роскоши. Храбро сражался на фронтах Первой мировой в рядах австрийской армии. Попав в русский плен, как красногвардеец принял участие в Гражданской войне.

Работал слесарем, но постепенно сосредоточился на политической деятельности. Соратники знали его по псевдониму Тито, который слился с фамилией. В 1934-1936 годах проходил подготовку в Москве по линии Коминтерна, сменив в качестве генерального секретаря югославской компартии расстрелянного в ежовских застенках Милана Горкича.

Вернувшись на родину, с июля 1941 года возглавлял коммунистическое партизанское движение в Югославии. Рейхсфюрер СС Гиммлер отзывался о нем почти с восхищением: «Он, конечно, наш враг, но если бы у нас был десяток таких Тито, мы бы уже были хозяевами мира».

В сентябре 1944 года Тито отправился в Москву, где договорился со Сталиным о совместных действиях. Апофеозом сотрудничества стало взятие Белграда 20 октября 1944 года. Тито за эту операцию был награжден высшим советским орденом «Победа». К сожалению, освобождение не обошлось без эксцессов. Так, во время посещения Москвы, соратник Тито Джилас пожаловался на многочисленные случаи изнасилований. Сталин на это обиделся и произнес речь о героизме русского солдата, которому вполне можно было бы простить подобные слабости.

Дружба Сталина и Тито казалась нерушимой, но в 1947 году они поссорились. «Кремлевский горец» раскритиковал «младшего брата» за несогласованный с ним проект создания федерации из Югославии, Болгарии и Албании, а также попытки подмять руководство албанской компартии. Противоречия были вполне решаемыми, но, судя по всему, Сталина раздражал слишком уж популярный в своей стране лидер.

Тито в отместку начал сближаться с западными державами. Сторонники просоветской линии подвергались репрессиям, отравляясь в лагеря, очень напоминавшие тюрьмы ГУЛАГа. Отношения с СССР нормализовались только во времена Хрущева, однако прежней дружбы так и не получилось.

Дмитрий МИТЮРИН

, ,   Рубрика: Историческое расследование


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Solve : *
9 + 1 =


SQL запросов:51. Время генерации:0,600 сек. Потребление памяти:29.72 mb