Второй в роли первого

Автор: Maks Мар 27, 2018

Императоры как малые дети: всегда зависят от тех, кто рядом. Не стал исключением и глава Цинской (или Маньчжурской) династии Китая император Цяньлун. Властитель, в подчинении у которого было более 300 миллионов человек, не мог и шагу ступить без своего канцлера Нюхуру Хэшэня. Фактически канцлер управлял империей на пользу себе и радость своим близким…

Управлять империей всегда непросто. Особенно если государство обладает такими масштабами, как Китай XVIII века.

Династия Цин была основана маньчжурами, которые в середине XVII века завоевали одряхлевший Китай, а впоследствии присоединили к нему Внешнюю Монголию, Корею, Тибет, Джунгарию и Кашгарию. Маньчжуры были вторым чужим народом, захватившим древнейшую империю. В их руках сосредоточились высшие органы власти и руководство армией. Смешанные браки были запрещены, и тем не менее маньчжуры быстро приспособились к здешним условиям, тем более что, в отличие от монголов, они не противопоставляли себя китайской культуре.

Однако к моменту воцарения шестого императора по имени Цяньлун высшая точка в развитии империи уже была пройдена. Государство быстрым шагом шло к своему закату. Но об этом тогда еще никто не знал. И император полагал, что главное — найти верных и преданных соратников. Одним из таких, на которых Цяньлун возлагал большие надежды, и был Нюхуру Хэшэнь.

Верхом в Запретный город

Настоящее имя императора трудно выговорить — Айсиньгёро Хунли. Но китайские богдыханы входили в историю не под своим «храмовым» именем, то есть полученным с рождения, а под принятым девизом. Хунли, взошедший на престол в 1735 году после смерти отца, которого, судя по всему, отравили, взял девиз «Цяньлун». Это означает «непоколебимое и славное». На тот момент ему было всего лишь 24 года, и у молодого человека были сила и энергия, чтобы вникать во все вопросы — от управления армией до налоговых реформ.

Хэшэнь, который впоследствии фактически стал хозяином империи, родился гораздо позже — в 1750 году, а в Запретном городе — то есть во дворце императора — и вовсе появился в 1772 году. В том, что он оказался при дворе Цяньлуна, нет ничего удивительного. Дело в том, что Хэшэнь родился в семье офицера-маньчжура, рано осиротел и был отдан в специальную школу для маньчжурских детей, где преуспел и показал себя способным и перспективным юношей. Император-маньчжур всегда опирался на людей своей национальности, и поэтому, как только Хэшэнь достиг нужного возраста, его отослали в столицу. Молодого человека зачислили в отряд телохранителей, с чего и началась его стремительная и яркая карьера.

Как утверждают летописцы, Хэшэнь имел видную и привлекательную внешность, отличался умом и находчивостью. К этому моменту Цяньлун, который находился на троне уже около 37 лет, пресытился властью. Он пытался найти людей, которые могли бы управлять империей вместо него, а он бы контролировал процесс, как говорят сегодня, «дистанционно». Хэшэнь, офицер дворцового караула, показался императору способным человеком, и Цяньлун начал поручать ему всякие дела. Вначале это были незначительные просьбы, потом Цяньлун стал отдавать более серьезные приказы, а потом и вовсе стал поручать фавориту дела государственной важности.

Хэшэнь делал все быстро и хорошо, не допуская промедления и ошибок. И в течение года он сделал головокружительную карьеру — стал заместителем министра налогов. Через два месяца после назначения на этот пост его назначили императорским секретарем и главой Департамента императорского двора. Это было неслыханно — туда обычно назначали заслуженных и проверенных чиновников.

Через 5 лет после первого появления при дворе он получил право въезжать в город верхом. Такую привилегию обычно давали пожилым и заслуженным мандаринам. А Хэшэню на тот момент исполнилось лишь 27 лет! Это был небывалый и феерический взлет. Но главные достижения молодого и энергичного маньчжура были впереди.

Куда рука дотянется

Резиденция принца Гонга в ПекинеДовольно быстро Хэшэнь из скромного, корректного и исполнительного телохранителя превратился во властного, жадного и надменного чиновника. Этот провинциальный выскочка стал повсюду искать выгоду. В Китае всегда сквозь пальцы смотрели на коррупцию, взятки и прочие блага, приобретаемые человеком при власти. Но Хэшэнь поставил это на поток.

Окруженный всеобщей покорностью, пресмыкательством и лестью, он ощущал себя вершителем судеб Поднебесной. А восхождение по ступеням карьерной лестницы продолжалось невиданными темпами.

В 1778 году его назначили директором Пекинской таможни — очень хлебное место, тем более для такого человека, как Хэшэнь. Эту должность он занимал 8 лет, хотя обыкновенно ее давали на год — боялись, что там трудно удержаться от мзды. Спустя два года, в 1780 году его назначили министром налогов. Он стал членом Императорского совета, что сделало подконтрольными ему лично финансы всей империи. Отныне Хэшэнь мог запускать руку в казну без всяких опасений разоблачения. В 1784-м он стал министром чинов, в 1786-м — канцлером.

Император безраздельно верил своему слуге и продолжал назначать его на различные должности. В отдельные годы он совмещал до 20 высших государственных постов.

Но самый настоящий пик могущества наступил в 1790 году, когда Хэшэнь женил своего сына на дочери богдыхана. Он стал родственником Цяньлуна, и с этого часа фаворит обрел всесилие — теперь он держал в своих руках престарелого императора. Тот души в нем не чаял и постоянно осыпал своего любимца монаршими милостями. По приказу Сына Неба для его наперсника выстроили роскошный дворец. В руки удачливого временщика сыпались несметные богатства. Золотой дождь постоянно распалял и без того невероятную его алчность.

Теперь он фактически был соправителем Сына Неба. И оказывал невероятно огромное влияние на дела в государстве.

Немилость приходит нежданно

Состояние Хэшэня росло не по дням, а по часам. Он торговал должностями и титулами, присваивал подарки императора, конфисковывал в свою пользу средства, направляемые на подавление крестьянских восстаний. Стремясь снискать расположение Хэшэня, сановники, наместники и губернаторы провинций заваливали его дорогими подарками. Кроме того, он отбирал все наиболее редкие драгоценности из той «дани», что присылали в Пекин соседние страны. Дело дошло до того, что он стал заниматься ростовщичеством и торговлей, тем, что было строжайшим образом запрещено чиновникам. На складах, принадлежавших Хэшэню, хранились заморские (в основном английские) товары. В результате его сокровища превысили богатство императорского дворца. Только одно движимое имущество временщика, без земли и дворцов, оценивалось в 80 миллионов лянов серебра (лян — 37 граммов). И кто бы ни жаловался императору, что бы ему ни говорили, Сын Неба пропускал это мимо ушей. В течение девяти лет Хэшэнь обирал империю с немыслимой жадностью. И даже когда на место Цяньлуна пришел его сын Юнъянь, тот в течение трех лет из уважения к отцу не трогал главного коррупционера страны. Но в феврале 1799 года Цяньлун скончался. Падение Хэшэня стало неминуемым. Его арестовали, обвинили в неуважении к императору, в превышении власти и в занятиях, не достойных маньчжура и шэньши («ученый муж, носящий широкий пояс» — символ власти в древности), — в ростовщичестве и торговле. Все сокровища Хэшэня отошли казне, причем только на перевозку серебра потребовалось несколько недель.

При обыске в доме Хэшэня обнаружили неслыханное состояние, сопоставимое с доходом всего правительства за 10 лет!

За эти и другие преступления суд приговорил Хэшэня к повешению. При этом привести приговор в действие бывший чиновник должен был сам. В возрасте 48 лет по решению суда Хэшэнь повесился.

И это, пожалуй, был самый честный поступок за всю карьеру всесильного фаворита.

Дмитрий КУПРИЯНОВ

, ,   Рубрика: Власть




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:65. Время генерации:0,492 сек. Потребление памяти:33.97 mb