Выключение из времени

Автор: Maks Июн 23, 2018

16 июля 1962 года французский спелеолог Мишель Сифр спустился в пропасть Скарассон для того, чтобы провести там в одиночестве, в полной изоляции от внешнего мира 64 дня. Сифр был первым, кто связал длительное пребывание человека в пещерах с изучением физиологии человека, его биоритмов и особенностей восприятия условий ограниченного, практически замкнутого пространства.

Мишель Сифр впервые забрался в пещеру в возрасте 10 лет. Это подземное приключение в Приморских Альпах около Ниццы определило его призвание.

Первые опыты

В 11 лет Мишель самостоятельно начертил стратиграфический срез альпийской пещеры. В 16 лет начал работать в геологической лаборатории по изучению морского шельфа под руководством профессора Жака Буркара. В 17 — принял участие в подводной экспедиции Жака-Ива Кусто, а в 20, получив премию за научную работу по геологии, за эти деньги снарядил экспедицию в пещеры Цейлона.

В 1962 году исследователь спустился в пещеру Скарассон (Альпы) к подземному леднику на глубине 130 метров для того, чтобы провести эксперимент, как он заявил, по выключению из времени. Мишель установил маленькую палатку на деревянном настиле, уложенном прямо на лед. Окружающую среду нельзя было назвать комфортной: постоянная температура -0,5°, 100%-ная влажность, темнота, никаких признаков жизни, за исключением пещерного паучка. Единственная нить, связавшая его с внешним миром, — телефон, по которому он сообщал своей команде на поверхность, когда он просыпается, ложится спать, ест и пьет. Полагаясь на «психологические часы», так как других у него не было, и потому не очень регулярно, он измерял температуру своего тела и пульс. Кроме того, два раза в сутки он должен был сосчитать до 120 за 2 субъективные минуты. Эксперимент закончился 14 сентября, в то время как Сифр думал, что еще только 20 августа.

Утомленный, но торжествующий, он поднялся из пещеры Скарассон на свет божий и предстал перед камерами фотографов и кинооператоров спустя два месяца абсолютного одиночества! Это был первый опыт долговременной изоляции человека. Он перевернул многие прежние представления. Главные научные открытия этого опыта: биологический цикл «бодрствование — сон» в изоляции удлиняется, постепенно дрейфуя по отношению ко времени на поверхности. Так, к 10-му дню пребывания под землей биологический ритм у Сифра полностью перевернулся: днем он спал с 6 до 16 часов и бодрствовал в то время, когда на поверхности была ночь. Два месяца на подземном леднике Скарассон явились пробным камнем для целой серии последующих опытов.

Трудности новой жизни

Мишель СифрПонятно, что под землей исследователь находится в условиях, принципиально отличных от тех, что имеются на поверхности. В первую очередь это, конечно, мрак и отсутствие привычного чередования «светлого» и «темного» времени суток. Это и абсолютная подземная тишина, характерная не только отсутствием звукового фона, что подсознательно воздействует на нас на поверхности земли, но и полной изоляцией от «посторонних» дальних шумов: сигналов машин, голосов птиц, криков людей, звуков механизмов или шума природных явлений. Исследователь также избавлен от психологических воздействий поверхности, в том числе стрессовых. Пещеры отличаются стабильностью климата: изменения температуры и влажности под землей редко превышают 1,5° и, соответственно, 1-2%.

Эксперименты, поставленные Сифром неоднократно, позволили установить наличие у человека природных биологических ритмов. Выяснилось, что эти ритмы эндогенны, то есть вырабатываются самим организмом, а также, что каждый человек наделен собственными биологическими часами. И эти часы редко совпадают с теми, что регулируют нашу обыденную жизнь.

Во многих исследованиях поведения человека под землей принимал участие не один Сифр. Ему на помощь пришли друзья-спелеологи, но в пещеры они уходили поодиночке. Во время многодневных выключений из времени у подопытных выявились разные биологические ритмы, чаще равные 48 часам. Кроме того, у одной из них, Жози Лорес, выявились некие странности. В разгар бодрости, проводя «тест бдительности», она могла вдруг погрузиться в сон. Энцефалограмма показывала, что Жози мгновенно «проваливается» в глубокий сон без обычной предварительной стадии засыпания.

Сегодня эти факты широко известны, но в 1964 году, на заре космической эры, они были новыми. Кстати, их рассматривают как одну из опасностей, подстерегающих космонавтов в длительном полете. Они же объясняют некоторые катастрофы, жертвами которых становятся водители в дальних рейсах.

Происходили также нарушения зрения. Сам Сифр, как и его друзья, под землей с трудом определял рельеф. Одновременно наступала путаница с цветом. У большинства испытуемых развивалась близорукость, но позднее, на поверхности, она проходила. А у одного из них, Жан-Пьера Мерете, появилось ночное видение, как у кошки. «Когда в конце эксперимента, — вспоминал Сифр, — мы спустились к нему в пещеру, он шагал по ней, освещая себе путь сигаретой».

Самым неприятным фактом было появление галлюцинаций. Вероятно, они возникали из-за сенсорного голода, наблюдаемого в тех случаях, когда мозг лишен обычного разнообразия информации. И еще раз подтвердилось, что в пещере «изменяется» течение времени. «Первые 12 дней, — пишет Сифр, — я довольно точно ориентировался во время бодрствования. Затем дело пошло на убыль: я полагал, что прошло семь часов, а на самом деле истекло 14». В итоге терялось ощущение не только длительных периодов. Трудно бывало ориентироваться в коротких отрезках времени.

По заказу NASA

Самый трудный эксперимент над собой Мишель поставил в 1972 году в США (предыдущие 11 были во Франции). Главным спонсором проекта являлось американское космическое агентство NASA, заинтересовавшееся результатами его деятельности. 14 февраля Сифр в одиночку спустился в бездну Дель-Рио в штате Техас. На поверхности оставались те, кто следил за его физическими и психическими показателями. Самописцы вычерчивали кривые его сновидений, регистрировали работу желез, температуру тела, сердечный ритм, мозговые импульсы. Сифр поглощал продукты, разработанные диетологами NASA, а они, в свою очередь, исследовали работу его кишечника и мочевого пузыря. Эндокринологи следили за гормонами.

Времени на отдых не было. Во время бодрствования испытуемый, соединенный с поверхностью проводами и кабелем, проводил тесты самоконтроля. Первые признаки подавленности проявились через два месяца после начала эксперимента. Его стали снедать какие-то сомнения. Он внезапно отключил все датчики и без цели бродил по пещере. Затем ощутил страх: неужели все это признаки приближающегося безумия? Но разум исследователя оказался сильнее. Он вернулся в лагерь и вновь приковал себя проводами к приборам. Всего 205 дней провел Сифр в пещере Дель-Рио.

Оглядываясь назад, исследователь вспоминал: «Долгие годы я был подопытным кроликом. Во имя науки я подвергал себя добровольному заточению в подземных пещерах с целью исследовать влияние полной изоляции на человеческий организм и психику… Меня всегда влекли космос и подводный мир. Вот почему, думая о трудностях, которые поджидают исследователей этих стихий, я начал эксперименты с выключением из времени. Вот почему, подобно космонавтам, я назвал своих товарищей «спелеонавтами» (с греческого — пещера). Наши усилия, пусть в малой степени, расчистили путь тем, с кем мне всегда хотелось быть рядом».

Человек осваивает ранее необитаемые жизненные пространства — проникает в глубины Мирового океана, на годы отправляется в космос, причем для напряженной и точной работы, срыв которой в результате ошибки медико-биологического обеспечения может привести к трагическим последствиям. Месяцами длится вахта на оторванных от всего мира полярных станциях, на нефтяных и газовых месторождениях. Ради безопасной работы этих людей отдавал свои силы экспериментатор Мишель Сифр.

Ирина СТРЕКАЛОВА

, , ,   Рубрика: Великие первопроходцы




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:68. Время генерации:0,606 сек. Потребление памяти:32.36 mb