Забытый архив генерала Скобелева

Автор: Maks Ноя 11, 2018

Загадка смерти генерала Михаила Дмитриевича Скобелева, скончавшегося в Москве 7 июля (по новому стилю) 1882 года, до сих пор не даёт покоя историкам. В официальную причину смерти — «паралич сердца и лёгких» — не верят. С того времени опубликованы 63 версии причин, по которым Скобелев ушёл из жизни, и авторы почти всех этих версий считают, что популярный полководец был убит. Лишь спустя 20 лет вспомнили о бумагах из личного архива покойного, прочли, и появилась ещё одна версия, о которой тут же решили забыть. Из внешнеполитических соображений.

Поход на Индию

Многие знают, что император Павел I отправил донских казаков вместе с наполеоновской армией отобрать у британцев Индию. В Лондоне обеспокоились движением корпуса казаков атамана Платова, и спустя месяц самодержец был убит. Но тот факт, что похожий поход планировал и его сын — император Николай I, — известен лишь историкам. В январе 1855 года по повелению Николая Павловича в военном министерстве Российской империи разрабатывали план похода корпуса донских казаков в Индию. Учитывая, что англичане серьёзно завязли в Крыму, а их флот был скован в Балтике, этот план казался перспективным. Однако в Петербурге было полным полно информаторов британского МИДа, и вскоре ещё месяц назад абсолютно здоровый и крепкий Николай Павлович умирает от простуды. Даты смерти венценосных отца и сына близки по календарю: царя-отца убили в ночь на 24 марта 1801 года, царь-сын скончался 2 марта 1855-го.


Тем не менее план похода русской армии к полуострову Индостан в 1855 году существовал в реальности, разрабатывался с учётом мнения Николая I и военного министра князя Василия Долгорукова и был вполне осуществим с военно-политической точки зрения той эпохи.

Новый план

Генерал Михаил Скобелев

Генерал Михаил Скобелев был убит в связи с подготовкой военного похода в Индию?

1 марта 1882 года внезапно скончался генерал-лейтенант, инженер, георгиевский кавалер Евгений Андреевич Егоров. В его бумагах сын нашёл план похода в Индию, разработанный отцом в 1855 году, с пометками военного министра. Надо отметить, что военный аналитик и инженер генерал Егоров не был просто лихим рубакой. В 1824-м он окончил Горный институт, а потом Институт корпуса инженеров путей сообщений. Строил мосты, налаживал пути движения войск в условиях труднопроходимой местности. Но и строительством круг его деятельности не ограничивался. Генерал участвовал в Русско-турецкой войне 1828-го и в польской кампании 1831 года. Получив в Польше ранение в руку, в армии больше не служил. Был награждён орденом Святого Георгия 4-й степени. Высочайшее повеление ему стать разработчиком плана освобождения Индостана от англичан возникло не на пустом месте. Этому способствовало отличное знание Евгением Андреевичем тонкостей организации передвижения войск, снабжения питьевой водой, картографии предполагаемого театра военных действий. Кстати, точных топографических карт ждал от Павла I и не дождался в феврале-марте 1801 года атаман Матвей Платов. И ещё имело значение редкое для русского генералитета знание национальных, религиозных, культурных и политических особенностей Индии середины XIX века.

В сугубо военном отношении план Егорова мало отличался от плана 1801 года. Маршрут движения русского корпуса мог быть определён либо по суше — выход из Грузии, а затем через Афганистан. Либо по морю — из Астрахани, судами Каспийской флотилии перевозка войск в Иран, далее в союзе с персиянами через Афганистан до Северной Индии. Общая схема движения войск: Тифлис или Астрахань — исходные пункты. Затем Герат-Кандагар-Кабул-Пешавар-Ларга-Дели. Вступление в Калькутту торжественным маршем. В состав экспедиционного корпуса решили не включать тихоходные пехотные части. Мыть сапоги в Индийском океане должны были быстрые кавалеристы — донские казаки, артиллерия на конной тяге и мобильные части инженерных войск. Для командования 12-тысячным корпусом казаков в январе 1855 года Николай I назначил походным атаманом донцов тогда ещё полковника — Дмитрия Ивановича Скобелева (отца будущего генерала, освободителя Балкан Михаила Скобелева). В отличие от 1801 года Генеральный штаб Российской империи располагал вполне точными картами предстоящего маршрута, и русская армия не сковывалась никакими непредсказуемыми союзниками. Выступление корпуса назначили на апрель 1855 года, и уже летом Лондону было бы не до продолжения осады Севастополя да и не до противоборства с Россией вообще. Но вот внезапная простуда Николая I… спасла Британию.

Секретный рапорт

Автор плана 1855 года отвоевания у англичан Индии Евгений Егоров внезапно скончался за четыре месяца до гибели «от остановки сердца» сына генерала Скобелева-старшего. И прямо их смерти не связаны. Но что же припрятал 24 июня 1882 года (за две недели до кончины) в своём архиве Михаил Дмитриевич Скобелев? Важно отметить, что ни Павел I, ни Николай I на момент планирования наступления на Индию не имели в своём распоряжении территории Средней Азии. С присоединением её земель к владениям Российской империи путь в Индию стал бы короче и проще. В начале XX века в России были опубликованы два важнейших документа, написанных рукой Михаила Скобелева. Это его рапорт на имя генерала Константина фон Кауфмана, датированный ещё 9 августа 1876 года, и пояснительная записка императору Александру II «Об образовании в империи …Ферганского казачьего Войска» с последующим преобразованием его в отдельный казачий корпус для похода на Индию. Поход генерал Скобелев предполагал начать весной 1883 года. Себя военачальник предлагал царю в качестве командира «индийского» казачьего корпуса, так сказать, «по отцовскому наследству».

И опять стоит осмыслить дату смерти генерала Евгения Егорова — 1 марта 1882 года — в свете этого факта.

Без казаков — никак!

Ни один из трёх российских императоров, мечтавших о том, чтобы его воины «вымыли сапоги в Индийском океане», не помышлял сию мойку без сапог казачьих. Температуру воды в Индийском океане предполагалось измерить «атаману-вихрю» Матвею Платову, потом Наказному атаману войска Донского генералу Дмитрию Скобелеву. Его сын, генерал Михаил Скобелев, направил царю в Петербург более широкий план — образовать новое Ферганское казачье войско (ведь Александр II в 1858 году своим указом образовал новое казачье войско — Амурское, а в 1867-м — Семиреченское казачье войско). И началось завоевание Средней Азии. Генерал Скобелев предлагал образовать ещё одно казачье войско. Но для чего, если Туркестан уже стал частью империи? А для похода на Индию — иной задачи просто не было. И казаков, желавших искупать своих коней в Индийском океане, нашлось бы немало. Да ещё под знамёнами легендарного полководца Скобелева.

Московская гостиница «Англия»

В Лондоне и без проектов генерала Скобелева-младшего были возмущены фактом присоединения Туркестана к русскому царству. А тут петербургская агентура Британии в Зимнем дворце и в военном министерстве России донесла, что и царь Александр III заинтересовался стародавними рапортами молодого полководца… Что оставалось делать джентльменам Туманного Альбиона?

Всегда существовали специалисты, способные создать рецептуру ядов, которые не убивали жертву напрямую, а вызывали лишь опасные приступы имевшихся болезней. Обречённый человек умирал якобы от острой сердечной, лёгочной или почечной недостаточности, от инсульта или инфаркта. И вскрытие это подтверждало, так что никаких подозрений. Достаточно лишь угостить врага напитком с таким подмешанным «лекарством»… Причём тот, кто угощал, мог и не знать состава угощения. Вероятно, подобное и произошло в гостинице «Англия» в Москве вечером 7 июля 1882 года. Сердце 38-летнего Михаила Скобелева вызывало тревогу у его врача ещё во время похода на Балканы, незадолго до этого генерал переболел воспалением лёгких. Перегрузки были ему опасны…

Летом 1882 года в Лондоне вздохнули с облегчением. Тем более что после смерти генерала Евгения Егорова (разработчика плана похода) англичане могли уже совсем не беспокоиться за Индию.

Почему же документы из архива генерала Скобелева, преданные гласности в 1902 году, не повлекли расследования? Видимо, дело в том, что сменились внешние приоритеты империи. Молодой император Николай II всё более впутывался в англо-франко-русский финансовый узел. И обвинять в чем-то «уважаемых партнёров» в Лондоне было не к месту. Для будущей Антанты был определён главный враг в Европе — Германская империя. А тевтонов не любил покойный герой Михаил Скобелев. Вот немцев и стали подозревать в его отравлении.

Какой там поход в Индию, вы о чём?

Александр СМИРНОВ

, , , ,   Рубрика: Военная тайна





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:66. Время генерации:0,665 сек. Потребление памяти:38.8 mb