История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Такие разные боги

В первые века христианства, когда формировалась идеологическая база нового учения, перед богословами стояла очень сложная задача - «примирить» между собой Ветхий и Новый Заветы. Сделать это можно было только одним способом - максимально сгладить противоречия между священной книгой иудеев и священной книгой христиан. Но это было крайне сложной задачей...

Далеко не все богословы и философы того времени соглашались на то, чтобы «примирить» оба Завета. Одним из первых свой голос против столь неестественного соединения текстов поднял Маркион из Синопа. Его доводы были так убедительны, что скоро объявились его многочисленные последователи.

Их принято называть маркионитами.

Сын корабельщика

Апостол Лука и Маркион

О жизни Маркиона известно очень немногое. Считается, что он родился в 85 году в семье богатого синопского корабельщика.

Синоп был большим портом того времени и играл немаловажную роль в мало-азийской торговле. Отец Маркиона не только занимался строительством кораблей, но был также крупным судовладельцем. В Синопе он считался христианином и уважаемым человеком, так что неудивительно, что, сделав большое денежное пожертвование, он возглавил синопскую общину единоверцев и стал так называемым епископом. Вероятно, Маркион получил очень неплохое по тем временам образование. Человеком он был любознательным и склонным анализировать современные ему философские и религиозные течения. Воспитанный в христианской вере, он тем не менее внимательно читал труды эпикурейцев и стоиков. От отца Маркион унаследовал приносящее хороший доход дело и в деньгах не нуждался. Он мог бы занять в общине синопских христиан такое же положение, как и его родитель, но «книжное» знание влекло его гораздо больше, чем высокий пост. Так что молодой Маркион с головой ушел в сопоставление текстов Ветхого и Нового Заветов, ибо он не понимал, как две эти священные книги могут быть связаны между собой. Для Маркиона Бог Ветхого Завета и Бог Нового Завета были двумя совершенно разными божествами. Первый - жестокий и безжалостный Творец, перед лицом которого человек должен был падать на колени и не сметь поднять на него глаза, и второй - милосердный Бог, для спасения людей пославший к ним своего единственного Сына. Пытаясь найти ответы, Маркион стал учеником философа Кердона.

Кердон был гностиком и последователем Симона Волхва, то есть и по тем временам считался еретиком. В Риме, куда из Сирии явился Кердон, его учение сначала не было распознано, но со временем римские христиане сообразили: то, что проповедует Кердон, не соотносится с их пониманием христианства. Философа собирались торжественно предать анафеме и отлучить от церкви, однако он успел отложиться от римских христиан прежде, чем его подвергли этой процедуре. Единства среди тамошних христиан не было, и учение Кердона привлекло многих, что посеяло такой ужас среди руководства церкви, что римский епископ в итоге воплотил угрозу в жизнь - отлучил философа, и тому пришлось спасаться бегством. Где-то во время этих событий в ряды кердонианцев и влился богатый корабельщик Маркион. Он оказался хорошим учеником и впоследствии даже затмил славу своего учителя.

До 140 года, то есть до вполне почтенного возраста 55 лет, Маркион продолжал жить в Малой Азии и Сирии, а затем появился в Риме. К тому времени он уже разработал собственное учение. У Маркиона теплилась надежда, что он сможет заставить римских христиан пересмотреть некоторые основополагающие догматы веры. Правда, надеялся он не только на дар убеждения, но и на крупное вложение средств в римскую церковь: Маркион пожертвовал ей 200 тысяч сестерциев - по тем временам колоссальную сумму. Но союза с римской церковью не получилось. Маркион практически повторил судьбу Кердона - его отлучили от церкви, предали анафеме, вернули пожертвование и изгнали из Рима. А для всех, кто мог соблазниться его учением, придумали страшную легенду: якобы в юности Маркион изнасиловал и развратил в родном Синопе девственницу, верную христианку, за что был изгнан собственным отцом из города и скитался по всему Ближнему Востоку. Там он познакомился с гностиками, полностью подпал под их влияние и поставил перед собой цель смущать умы христиан и развращать их дочерей. Его даже называли не иначе как «порождение сатаны». А спустя столетие после его смерти, когда стало ясно, что учение Маркиона все еще имеет приверженцев, придумали еще одну неправду: якобы чуя приближение смерти, Маркион покаялся, примирился с церковью и даже пытался вернуть в лоно этой церкви всех тех, кого своими мыслями соблазнил. Как легенда о «порождении сатаны», так и выдумка о «раскаявшемся грешнике» успеха не имели.

Горькие плоды умения

Маркион был вдумчивым читателем с отличной памятью. Поэтому оба Завета читал он очень внимательно и запоминал все неточности и противоречия, с которыми по мере чтения сталкивался. Многое из того, что проповедовал Иисус Христос, в корне расходилось с образом действий иудейского Бога Яхве, который вроде должен был приходиться Иисусу Отцом. Из этого Маркион делал простой вывод: Бог Отец Нового Завета и Бог Ветхого Завета совсем не тождественны друг другу, поэтому он называл Бога Отца христианским богом, а Яхве - иудейским богом. Маркион был уверен, что Бог, который изгнал Адама из райского сада за жажду познания, не мог быть Богом, породившим Иисуса, - ведь тот покровительствовал благости и знанию в чистом виде.

Свой взгляд на противоречия между двумя Заветами он изложил в сочинении «Антитезы», основанном на аналогичных замечаниях апостола Павла. На этой почве они, видимо, и сошлись с Кердоном: тот тоже считал, что в иудаизме и христианстве существуют разные «Боги Отцы». Иудаистский Бог не только воплощает строгость и закон, но и является, по сути, воплощением зла, а христианский Бог гарантирует грешникам прощение и одаряет их милосердием и любовью, то есть он является воплощением добра. Поскольку эти два начала - зло и добро - несовместимы, то несовместимыми получаются также иудаизм и христианство. Исходя из такой несовместимости текстов, Маркион создал свое Евангелие, отобрав из обоих Заветов то, что должно было, по его мнению, соответствовать истинному учению Христа. Маркион считал, что после смерти Христа и первых апостолов учение было искажено, в него вкралось много ошибок. Поэтому он предложил книгу, которая могла предшествовать Новому Завету. В ее состав входили Евангелие и Апостол. Из четырех признанных церковью текстов он выбрал один - Евангелие от Луки, за исключением первых двух глав. В Апостоле же были сгруппированы новозаветные послания к галатам, коринфянам, римлянам, фессалоникийцам, ефесянам, колоссянам, филиппийцам и к апостолу Филимону.

Иной Иисус

По поводу самого Иисуса у Маркиона было тоже особое мнение, несовместимое с церковными догматами. По его версии, Иисус был созданием сугубо духовным, тело Христа не имело материальной природы, оно было призрачным, но в то же время видимым. Он никогда не рождался и никогда не испытывал физических страданий. В мир Иисус был послан своим Отцом, чтобы принести спасение всем грешникам - и живым, и мертвым, ради последних Спаситель спускался в Ад. Поскольку миром управляют два Бога - добрый и злой, - то координации действий между ними нет. Вот почему пророки Ветхого Завета не дали никаких пророчеств по поводу Христа - Иисус не был Мессией Ветхого Завета. Поэтому приверженцы того Завета ополчились против него и предали его смерти на кресте. Мессия Ветхого Завета не принесет людям счастья, он посланец зла, то есть антихрист. И когда он придет, блаженство получат только те, кто признает злого Бога, но антихрист ничего не сможет сделать с верующими в доброго Бога, поскольку они уже спасены.

И сам Маркион, и его последователи вели самый аскетичный образ жизни, они принимали обет безбрачия, а каждую субботу у них был пост. Также они практиковали троекратное крещение водой во славу Иисуса Христа, и во время каждого из таких крещений избавлялись от всех своих грехов. Маркиониты признавали основную идею Маркиона о двух несовместимых Богах, однако со временем учение разбилось на две ветки - ближневосточную и египетскую. Первые сохранили основные воззрения Маркиона. Вторые считали, что тело Христа - это особое духовное вещество, состоящее из воздуха. Оба течения просуществовали до V века и считались официальной церковью одной из самых опасных ересей.

Николай КОТОМКИН



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Загадки Библии     Следущая












Интересные сайты: