Загадочное убийство

Автор: Maks Дек 3, 2017

Творческие биографии знаменитых литераторов порой включают самые странные повороты. Кто-то из классиков писал на спор, кто-то — чтобы погасить карточный долг. А вот Александра Сухово-Кобылина муза посетила, когда его обвиняли в жестоком убийстве любовницы.

9 ноября 1850 года в Москве, рядом с Ваганьковским кладбищем, полицейский наряд обнаружил труп молодой женщины с резаной раной на шее. Очень скоро ее личность установили. Это была Луиза Симон-Диманш, любовница московского барина Александра Сухово-Кобылина.

Парижская страсть

Александр Васильевич получил прекрасное образование. Сначала окончил физико-математический факультет Московского университета, потом изучал философию в европейских университетах.

В 1841 году молодой человек в Париже познакомился с симпатичной голубоглазой модисткой Луизой. Александр уговорил ее переехать в Москву. Причем не только оплатил дорожные расходы, но и снял для любовницы огромную квартиру на Тверской улице, предоставив в качестве прислуги своих крепостных.

Более того, он купил для Симон-Диманш винный погреб и бакалейную лавку. Правда, купчиха из французской гостьи вышла никудышная. Через несколько лет Луиза отошла от дел, оставшись на полном содержании Александра Васильевича. 7 ноября она таинственно исчезла и была найдена через два дня.

При вскрытии тела патологоанатом установил, что у трупа, кроме перерезанного горла, сломаны три ребра, а на шее присутствует ярко выраженная странгуляционная борозда, свидетельствующая об удушении. Осмотр квартиры Симон-Диманш ничего не дал. А вот в одной из комнат в доме Сухово-Кобылина нашли два подозрительных пятна. Пятна были также обнаружены в сенях и на крыльце дома. Полиция обратилась в Медицинскую комиссию с требованием провести исследования. Ответ был обескураживающим: «Что же касается вопросов, человеческая ли кровь на кусках дерева или нет и к какому именно времени должно отнести появление кровавых пятен, то решение этих вопросов лежит вне границ, заключающих современные средства науки».

Под подозрением

Луиза Симон-ДеманшСначала причастными к преступлению считали извозчиков, один из которых решил ограбить богатую барыню. Теперь под подозрением оказался сам Сухово-Кобылин. Причиной стали слухи о том, что покойная ему надоела, поскольку у барина появилось новое увлечение в лице светской львицы Надежды Ивановны, супруги князя Нарышкина.

Дескать, во время их свидания Симон-Диманш застала своего любовника в объятиях соперницы. Во время бурного объяснения взбешенный Сухово-Кобылин будто бы нанес Луизе удар в висок тяжелым подсвечником. Удар оказался смертельным, и Сухово-Кобылин приказал дворовым вывезти труп на Ходынское поле, предварительно перерезав горло.

На основании найденных пятен и слухов Александр Васильевич оказался в тюрьме по обвинению в убийстве. Дворовые люди Ефим Егоров, Галактион Козьмин, Аграфена Кашкина и Пелагея Алексеева были арестованы, но на первых допросах себя виновными в сокрытии убийства не признали. Недовольный такими результатами генерал-губернатор Москвы Закревский предписал «употребить самые строгие меры к открытию виновных в преступлении».

После долгого пребывания в тюрьме, побоев и пыток прислуга призналась в убийстве француженки за жестокое обращение с обслуживающими ее людьми.

А находящийся в камере Сухово-Кобылин, так и не признавший вины, чтобы как-то занять себя, решил заняться литературным творчеством. Так на свет появилась пьеса «Свадьба Кречинского», повествующая о бедном дворянине, решившем с помощью мошенничества выгодно жениться. Впоследствии эта пьеса имела успех и многократно ставилась. Так же, как и другая пьеса, — «Смерть Тарелкина».

Когда властям казалось, что следствие близится к концу, дворовые, воспользовавшись представленной возможностью, отказались от своих показаний. Сухово-Кобылина вынуждены были выпустить на свободу. Однако через пару лет снова арестовали по «вновь открывшимся обстоятельствам». Однако и на этот раз вину подследственного доказать не удалось. Наконец, в 1857 году, после нового расследования, был вынесен приговор: «Дворянина Сухово-Кобылина и его крепостных слуг, как невиновных, отпустить, дело о смерти француженки Симон-Диманш предать воле божией».

Позднее эти переживания и наблюдения дали драматургу пищу для еще одной пьесы «Дело» — беспощадной сатиры на судопроизводство в царской России. В 1900 году Сухово-Кобылин вместе своей дочерью от Нарышкиной поселился в небольшом местечке неподалеку от Ниццы, где спустя три года и скончался. Возможно, унеся в могилу тайну убийства Луизы Симон-Диманш.

Леонид ЛУЖКОВ

, , ,   Рубрика: Версия




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Solve : *
2 + 11 =


SQL запросов:60. Время генерации:0,674 сек. Потребление памяти:31.58 mb