«Здесь будет город заложён…»

Автор: Maks Ноя 17, 2018

В представлении многих появление России на берегах Балтики, где впоследствии возвели столицу империи, выглядело так: жила-была тихая добрая Швеция, хозяйствовала, никого не трогала. И тут явилась наглая Россия, устроила треск, грохот, пальбу да под шумок оттяпала себе кусок территории, чтобы учинить здесь форпост назло всему цивилизованному миру.


Разумеется, это не так: Россия уплатила за эти земли не только кровью своих людей, но и звонкой монетой…

К началу XVIII века карта Европы стала трещать по швам, как платье, сшитое гнилыми нитками. Все страны, словно задиристые петухи, начали поглядывать по сторонам в поисках курятников, где можно было бы вволю потоптаться, а иногда и навеки в них поселиться.

Тупик имени победы

Особенно возбужденными — желая то ли согреться, то ли немного освободиться от лишней крови — были северные страны. Швеция, Дания, Саксония, Пруссия то и дело нападали друг на друга, составляли союзы и клевали соседей алыми от солдатской крови клювами. Не отставала от них и проснувшаяся после почти векового сна (со времён Смуты) Россия.

Молодой и энергичный царь Пётр I очень хотел воевать. Но Азовские походы оказались неудачными, силёнок для укрощения грозной Турции не хватало. И тут Пётр вспомнил, что у него под носом есть Балтика, чьи берега не мешало бы расчленить по справедливости. Его желания разделяли Польша, Саксония, Пруссия, которым тоже не нравилось то, что шведы считают Балтику своим внутренним морем. Помимо того, у Петра были свои претензии к заносчивым скандинавам: во время пребывания Великого посольства в Риге шведы оскорбили молодого царя, не оказав ему должного приёма и едва не надавав пенделей, когда тот решил вдруг осмотреть городскую крепость. И Петру, вероятно, хотелось смыть обиду кровью.

Это и стало причиной Северной войны, которая с перерывами длилась 21 год. То есть всё время своего царствования Пётр I фактически вёл одну войну (Прутский поход тоже был этапом Северной войны, а Каспийский, хоть и оказался удачным, — это всё-таки поход, но не война).

Но Северная война, невзирая на все сложности её ведения, окончилась несомненной победой России. Хотя… к 1718 году Россия и Швеция оказались в своеобразном военном тупике.

Сил для того, чтобы окончательно разгромить Швецию, у России не хватало. Да и цели такой перед Петром не стояло — всего, что нужно было России, она достигла. С другой стороны, шведы тоже были истощены и измотаны. Отбить территории, которые захватила Россия, они не могли. Да и не очень-то хотели — у них для этого не было ни желания, ни сил. Государства, говоря борцовскими терминами, вошли в клинч. Или согласно русской поговорке: дальше ни тпру ни ну.

Следовало заключить мир. Но сделать это нужно было красиво, чтобы уйти с высоко поднятой головой. В этом, конечно же, была заинтересована Швеция.

И Россия нашла способ, как сдобрить горькую пилюлю.

«Да» и «нет» не говорите

Пётр I на берегах Балтики

Пётр I выбрал место для строительства столицы империи в не самом лучшем месте. Но попал в точку!

Для того чтобы переговоры состоялись, дипломатам пришлось немало потрудиться. Ведь за спиной Швеции, пусть обессиленной и беззубой, маячила грозная Англия, которая хотела задвинуть Россию как можно дальше в леса и топи. После долгого подготовительного периода дипломаты Швеции и России 18 мая 1718 года встретились на острове Сундшер, входящем в Аландский архипелаг (сегодня находится в составе Финляндии). Русскую сторону представляли опытные переговорщики — Брюс, Остерман, Ягужинскии. Шведскую делегацию возглавляли Герц и Юлленборг.

Русские предложили шведам проект мирного договора из 23 пунктов и 10 сепаратных артикулов. Они подразумевали провозглашение мира и дружбы между обоими государствами, присоединение к России всех, кроме Финляндии, земель, захваченных русскими войсками, а именно — Ингрии, Ливонии, Эстляндии и города Выборга в Финляндии. Взамен шведы получали свободу торговли и мореплавания и компенсацию. Поначалу речь шла о том, чтобы с помощью русской армии отвоевать какие-то территории у Польши или немецких князей и передать их Швеции.

Переговоры шли ни шатко ни валко. Герц то и дело отъезжал в Стокгольм за очередными поручениями, никак не желая на чем-то останавливаться. Похоже, что и сам Карл XII не знал, что ему выбрать. А в декабре 1718 года конгресс был приостановлен — Карл XII погиб в войне с Норвегией.

Следующий этап переговоров случился в феврале 1719 года. На этот раз шведы не захотели отдавать Лифляндию, и Россия, взяв быка за рога, предложила ей денежную компенсацию — 1 миллион рублей. Но шведы начали колебаться, так как в дело вступила Англия, пообещав шведам помощь своего флота. Чтобы ускорить процесс, Россия провернула хитроумный трюк — высадила на побережье Швеции десант, которому следовало «разорять шведские берега». В результате этой операции было разорено и уничтожено 8 шведских городов, 140 особняков и замков, 21 завод и множество других объектов. При этом население трогать было запрещено. В приказе говорилось: «Людей не токмо не брать, но не грабить с них и ничем не досаждать».

Переговоры в октябре 1719 года снова были приостановлены, все разъехались по домам. Война продолжилась. А уже 7 августа 1720 года русский флот нанёс поражение шведам у острова Гренгам. Помощи от Англии шведы не дождались, и в мае 1721 года стороны снова сели за стол переговоров. Переговоры продолжилась в городе Ништадт (ныне территория Финляндии). На этот раз положение Швеции стало ещё хуже, а России — улучшилось. Поэтому Россия была первой скрипкой, хотя шведы в некоторых вопросах (например, денежной компенсации) продолжали упираться. Наконец 10 сентября 1721 года стороны подписали договор. В результате Швеция отказывалась в пользу России на вечные времена от Лифляндии, Эстляндии, Ингерманландии и так называемой Старой Финляндии — Карельского перешейка с городом Выборгом и северного побережья Ладожского озера. Кроме того, Россия обязалась уплатить Швеции в четыре приёма до октября 1724 года 2 миллиона ефимков.

Почти даром?

Ефимком в России называли иоахимсталер — монету, отчеканенную в Иоахимстале, с изображением святого Иоахима. Его рыночный курс в период правления Петра равнялся 64 копейкам. Так что сумма компенсации составляла примерно 1,3 миллиона тогдашних рублей. Если перевести в серебро, то это почти 56 тонн серебра. А в переводе на нынешние деньги — грубо говоря, около 350 миллиардов долларов

Много это или мало? Судите сами: за два острова из состава островов Курильской гряды японцы готовы сегодня уплатить около 150 миллиардов долларов. Но это всего лишь два небольших острова, а в случае договора со Швецией мы приобрели территорию Ингерманландии (это большая часть Ленинградской области), часть Карелии, Эстляндию и Лифляндию. Можно сказать, это совсем немного, даже принимая во внимание тот факт, что сегодня ни Лифляндия, ни Эстляндия не являются территорией РФ.

Можно ещё сравнить цену этой покупки с ценой продажи Аляски спустя почти полтора столетия. 1,3 миллиона рублей в начале XVIII века были равны 2 миллионам серебряных рублей 1867 года. В то же время 7,2 миллиона долларов 1867 года, за которые продали Аляску, равнялись на тот момент 4 миллионам рублей серебром. Так что цена, заплаченная за Прибалтику, устье Невы и Карельский перешеек, была вдвое ниже цены, за которую продали Аляску.

Другой вопрос: зачем было платить за земли, которые мы и так отвоевали у шведов? Это ведь снижает ценность завоевания — и вообще, стоит ли воевать, если территории можно купить?

На это можно возразить — Северная война и была направлена на то, чтобы принудить Швецию к продаже. Ещё точнее: мы купили у шведов не земли, а юридический договор, который невозможно оспорить.

А вот сами эти территории Россия завоевала. С кровью, болью и тысячами потерянных жизней. И с этим не поспоришь.

Игорь РОДИОНОВ

, , , ,   Рубрика: Дворцовые тайны





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:66. Время генерации:0,656 сек. Потребление памяти:38.81 mb