Женщины моря

Автор: Maks Май 1, 2018

Вот уже 2 тысячи лет в Японии существует традиция сбора жемчуга. Есть в Стране восходящего солнца и специальная профессия охотников за жемчугом — ама. Этим занимаются исключительно женщины — хрупкие, гибкие, ловкие, выносливые. Дело в том, что женский организм из-за особого распределения жировой прослойки в теле, в отличие от мужского, легче переносит переохлаждение. А жемчуг, как известно, добывают преимущественно в холодное время.

Охота за жемчугом

Женщина моря — именно так в переводе с японского звучит «ама». В китайских хрониках III века до н.э. уже имеются сведения об ама. Можно сказать, что эти женщины особенные. Они могут находиться довольно долго на глубине 30 метров без снаряжения. Ведь вряд ли можно назвать снаряжением авоську, сделанную из проволоки или сети, в которую полагалось складывать добычу, расщеплённую на конце бамбуковую палочку, служащую вместо прищепки для носа, и перчатки. На теле ныряльщиц вместо гидрокостюма в былые времена была только набедренная повязка (фундоси) и косынка на голове, прикрывающая волосы.

Жемчужины в раковинах попадаются не всегда, поэтому нырять ама приходится десятки, а то и сотни раз за день. Кстати, изначально женщины этой профессии добывали разные

Ныряльщицы за жемчугом в Японии

морепродукты — те, которые невозможно достать обычным рыболовецким снаряжением. И только позже к их добыче добавился жемчуг.

Это занятие всегда считалось престижным. Чаще всего ама были жёнами и дочерьми живущих в рыболовецких посёлках мужчин. Обзавестись такой женой было очень выгодно, ведь она зарабатывала в разы больше супруга. Кроме того, возраст не мешал доходной профессии. Чем старше становилась женщина, тем дольше она могла находиться под водой.

Конечно, мужчины тоже не оставались в стороне. Они отвозили ама на лодках к месту добычи и следили, чтобы не случилось беды. При необходимости муж мог вытащить жену за верёвку, которая была обвязана у неё вокруг талии. До сих пор главными в семьях нырялыдиц считаются женщины, и им во время обеда достаётся первая порция еды. Впрочем, при этом никто их от домашних хлопот не освобождает.

Не женская работа

Труд ама не из лёгких, поэтому их организм быстро стареет. Уже к 40 годам эти женщины выглядят лет на 20-30 старше. У них слезятся глаза, дрожат руки, и они почти не слышат. Кроме того, морские глубины таят в себе множество опасностей. Ама могут стать лёгкой добычей для морских хищников, поэтому вынуждены быть изобретательны. Например, чтобы избежать встречи с акулами, они придумали взмучивать песок со дна: пока хищник разберётся, что к чему, ловкие и быстрые пловчихи успевают уйти от погони. Ну и наконец, ама во время своих многократных погружений не едят и не пьют, даже в перерывах между ними.

До середины прошлого века в арсенале ныряльщиц из прибрежных посёлков по-прежнему оставались лишь набедренные повязки и свинцовый груз весом 15 килограммов, который они крепили к поясу или держали в руках. Их обвязывали верёвкой, перекинув её через блок, закреплённый на лодке. Опустившись на нужную глубину и отправив груз на поверхность на той же верёвке, ама начинали спешно собирать добычу. Верёвку им тут же возвращали. Как только их время истекало, они дёргали верёвку, и тот, кто ждал в лодке,

поднимал их на поверхность.

Гости из прошлого

Профессия ама характерна не только для Японии. Например, на острове Чеджу в Южной Корее есть свои женщины моря. Их называют хэнё. Добывают они разных морских моллюсков. Глубоководная добыча ведётся в Корее с V века, но в те времена этим занимались мужчины. И только в XVIII веке к ним присоединились женщины. Сегодня корейские ныряльщицы пользуются уважением в обществе, но было время, когда их презирали за необразованность, узкий круг общения и немногословность.

Как и их японские коллеги, хэнё не пользуются современным оборудованием для погружений, разве что маской и иногда гидрокостюмом. Хэнё работают в группе, во главе которой стоит пожилая ныряльщица. Эта традиция уходит корнями в далёкое прошлое. Сейчас их дело, как и в Японии, умирает. В середине прошлого века в Корее было 14 тысяч хэнё, а сегодня их осталось около тысячи. При этом все они старше 55 лет.

Сегодняшние ама экипированы немногим лучше своих предшественниц. Большинство из них погружаются на глубину в белом коротком халатике на завязках и такой же шапочке, на которую надевают маску. Правда, у некоторых из них уже имеется современное снаряжение: изотермический комбинезон и ласты.

Работают ама с начала мая, когда вода в море ещё ледяная, и до начала сентября. Трудятся без выходных, три раза в день отправляясь за добычей. Каждая такая смена длится от 1,5 до 2 часов. Каждое погружение происходит в течение 1-1,5 минуты. Чаще всего их добыча находится на глубине порядка 20 метров, но бывает, что и на 40. Ежедневно ама проводят в воде около 5 часов. Есть у них и свои профессионалы — ама-оидзо, которые могут совершать по 50 погружений утром и во второй половине дня.

На случай, если ныряльщица слишком замёрзла, на лодке имеется устройство, похожее на жаровню, на котором можно согреть чай.

Последние из последних

Недавно корреспондент BBC Майкл Макикеран встретился с двумя японскими ама, Хаяси и Наканиси, которые до сих пор живут по старинному укладу. В их жилище, хижине с закопченным потолком, пол сделан из досок ясеня, по стенам висят видавшие виды маски и гидрокостюмы (это единственная дань современности). Конечно, для такой страны, как Япония, все это кажется странным.

61-летняя Хаяси рассказывала, как ещё в детстве наблюдала за тем, как ама отправлялись на работу при свете бамбуковых факелов. Женщины шли в рабочих костюмах — набедренных повязках и косынках. А когда Хаяси исполнилось 16 лет, мама с бабушкой первый раз взяли её с собой. С тех пор прошло уже 45 лет, но в традициях ама ничего не изменилось. За это время море забрало у Хаяси много подруг. Кто-то погиб от зубов акулы, кто-то от ядовитой медузы. Она отмечала, что для ныряльщицы самое главное не способность задерживать дыхание, а умение найти добычу поскорее. Иногда её добыча была просто царской — несколько вёдер с морепродуктами. Конечно, жемчуг доходнее, но и на моллюсках за сезон можно разбогатеть на 25 миллионов йен (16 миллионов рублей).

Хаяси очень сожалеет, что её профессия сейчас, как и традиции, умирает. Но, видимо, на смену ама не придёт никто. Морские запасы иссякают, государство накладывает ограничения на добычу, да и фермы по выращиванию моллюсков удешевляют их стоимость. К тому же молодёжь больше привлекает работа в офисах крупных городов. Ну а сама она не собирается оставлять промысла, пока «мои ноги и лёгкие послужат мне. А это как минимум лет 20».

Галина Белышева

Нырни на память

Надо сказать, что такой тяжёлый труд хорошо оплачивается. Те, кто ищет добычу на мелководье, получают примерно 150 долларов в день, а те, кто ныряет на глубину, — около 500 долларов. Несмотря на довольно высокий доход, современные женщины не хотят становиться ама. Например, в посёлке Сирахама ещё 50 лет назад было 1,5 тысячи ныряльщиц, сегодня этим нелёгким делом заняты всего лишь 300 женщин. Причём в возрасте от 50 до 85 (!) лет.

Их дело постепенно теряет смысл, ведь в мире сейчас налажено промышленное выращивание жемчуга, что гораздо дешевле и эффективнее его поиска на морском дне. Но зарабатывать ама как-то надо, поэтому в городе Тоба они организовали шоу для туристов, ныряя на глубину по старой методике, в белых халатиках и без оборудования. Туристы с удовольствием покупают сувениры, поднятые ими с морского дна.

, , ,   Рубрика: Женщина в истории, Забытое ремесло




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:68. Время генерации:0,635 сек. Потребление памяти:32.35 mb