История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










«Наш сукин сын»

Когда у президента США Франклина Д. Рузвельта однажды спросили о никарагуанском диктаторе Анастасио Сомосе (1896-1956), которого Америка поддерживала по всем позициям, а его правление никак не укладывалось в рамки ее демократии, тот ответил: «Сомоса, может быть, и сукин сын, но это наш сукин сын».

Наследственная диктатура

Семейство Сомоса создало первую в истории XX века наследственную диктатуру, при которой власть в республике передавалась в рамках одного клана. Основатель династии, Анастасио Сомоса Гарсиа, происходил из очень интересной семьи.

Его прадед, Анастасио Бернабе Сомоса, был уголовником по кличке Анастасио Семь Платочков. Эта кличка намекала на то, что Бернабе Сомоса во время налетов закрывал лицо платком, а также на латиноамериканскую сказку, в которой «полдюжины платков не хватит, чтобы стереть с рук кровь». В 1849 году Анастасио Бернабе повесили на фонарном столбе.

Сыновья висельника - Луис и Анастасио - были ворами и карточными шулерами. Еще в юном возрасте оба подцепили сифилис, который с возрастом прогрессировал и, наконец, вызвал слабоумие. Однажды эти мазурики что-то не поделили и убили друг друга.

Папаша нашего героя, тоже Анастасио (имя передавалось по наследству), был умственно неполноценным и закончил свои дни в богадельне.

Потомок злокозненной семейки, диктатор Анастасио Сомоса Гарсиа начал свой «трудовой» путь с поездки в США, где занялся подделкой долларов. Художником он оказался никудышным - и вскоре попал в тюрьму Филадельфии. Поскольку ему было только 17 лет, американская Фемида ограничилась двухмесячным заключением с последующей высылкой юного преступника на родину.

После женитьбы в 1919 году Анастасио быстро прокутил приданое жены и вновь занялся подделкой денег. И опять неудачно. От тюрьмы его спасло вмешательство высокопоставленных родственников жены.

«Ручной» генерал

В городке Сан-Маркос либералы, к которым принадлежали родственники жены Сомосы, подняли восстание. Сомоса примкнул к повстанцам, правда, небескорыстно. Его назначили командующим южным флангом с довольно высоким окладом.

Правительственные войска окружили восставших близ города Хинотега. После первых же выстрелов Сомоса обратился в бегство. Бежал долго, остановился возле столицы и сдался правительственным войскам. При этом доложил: «Я, Анастасио Сомоса, командующий южным флангом повстанцев, перехожу на сторону законного правительства». Ему сразу же присвоили чин генерала. Шел 1927 год.

«Генерал» Сомоса познакомился с генералом Хосе Марией Монкадой. Монкаде нужен был переводчик для переговоров с янки - в Никарагуа находился экспедиционный корпус американской морской пехоты, воевавшей с партизанами героя никарагуанского народа Аугусто Сандино. Сомоса напросился на должность. Язык он знал и вскоре стал доверенным лицом правительства Штатов, говоря проще - американским агентом.

В 1933 году американцы проиграли «войну Сандино» и эвакуировали войска из Никарагуа. Взамен оставили созданную ими национальную гвардию во главе с проверенным человеком - Сомосой. Многочисленная и вооруженная лучше, чем правительственые войска, национальная гвардия была существенной силой. Этим и воспользовался Сомоса, который в феврале 1934-го организовал убийство генерала Сандино и начал массовое уничтожение сандинистов, год назад сложивших оружие. Через два года Сомоса захватил власть и провозгласил себя президентом.

Комунизму - нет!

Анастасио Гарсия Сомоса

Став самопровозглашенным президентом, Сомоса правил единолично, но не забывал, кому он обязан своими достижениями, и четко выполнял все указания из Вашингтона.

Сомоса отличался особой жестокостью. Ему всюду мерещились коммунисты. Особенно доставалось от него культуре. Известно, что одним из любимых художников диктатора был Пабло Пикассо. Но стоило ему узнать, что Пикассо придерживается коммунистических взглядов, разразилась настоящая буря. Сомоса запретил даже упоминать имя этого «мазилы»... Вскоре Никарагуа осталась вовсе без художников. Кстати, когда кто-то из родственников жены сообщил диктатору, что танго сначала было танцем пролетариев Буэнос-Айреса, тот немедленно запретил танец по всей стране. Гражданам приказали сдавать грампластинки, на которых были записаны запрещенные мелодии. Но даже тех, кто сдавал пластинки, штрафовали, заносили в список «неустойчивых к коммунистической пропаганде» и разбивали пластинку бедняге о голову. Лишь лет через пять, когда диктатор узнал, что пролетарии и коммунисты не одно и то же, танго было реабилитировано.

Сомоса вел переписку с Гитлером, Муссолини и императором Хирохито, которые в разные периоды времени дарили ему свои портреты с надписями, льстящими его самолюбию. Дома у него висел большой фотомонтаж, где он был изображен в обнимку с Гитлером. Но Сомоса всегда помнил, кто его хозяин. Когда США вступили во Вторую мировую войну, американцы намекнули, что портрет надо снять. Анастасио Сомоса подчинился: снял портрет со стены гостиной и перевесил в спальню.

Однажды президент США Рузвельт заметил Сомосе, что жизнь в Никарагуа недемократична, на что тот ответил:

- Демократия в моей стране - это дитя, а разве можно давать младенцу все, что он попросит? Я даю свободу - но в умеренных дозах. Попробуйте дать младенцу горячего пирога с мясом и перцем - и вы его убьете.

Тогда-то Рузвельт и произнес свою знаменитую фразу:

- Сомоса, может быть, и сукин сын, но он наш сукин сын.

Сомоса старался выглядеть демократом и в 1947 году организовал президентские выборы. По его желанию президентом страны стал 70-летний тяжело больной Леонардо Аргуэльо, человек, которому в 1936 году Сомоса сам же и перекрыл дорогу к президентской власти, устроив мятеж.

К изумлению Сомосы, Аргуэльо не захотел быть марионеткой. Он вник в государственные дела, поразился коррупции и беззаконию и сместил с ряда должностей нескольких родственников Сомосы. Последний тут же окружил танками президентский дворец и сверг строптивого старика. Аргуэльо пробыл президентом всего 25 дней.

Сомоса назначил нового президента, Бенхамино Лакайо, собственного дядю. Но тот диктатора чем-то не устроил. И через три месяца Сомоса созвал Учредительную ассамблею, благодаря которой страна получила очередного президента, Виктора Мануэля Романа-и-Рейеса. Последний сочетал в себе достоинства предыдущих двух: как Аргуэльо, он дышал на ладан (80 лет) и, как Лакайо, был родным дядей Сомосы. На сей раз эксперимент блестяще удался - Роман-и-Рейес три года пробыл марионеткой и умер. Довольный Сомоса вновь избрал в президенты самого себя.

Анастасио Сомосу нельзя назвать «любимым лидером нации». При нем жертвами правительственного террора стали 150 тысяч никарагуанцев - цифра чудовищная при численности населения страны в 1940 году всего 800 тысяч. Но, несмотря на террор, находились люди, выступающие против диктатуры Сомосы.

Смерть Анастасио

В 1956 году заговор составила группа молодых поэтов. Они намеривались убить Сомосу во время бала в его честь, который устраивали «желтые» профсоюзы, и поднять восстание. Исполнить приговор диктатору должен был молодой поэт Ригоберто Лопес Перес. Ригоберто принял медленно действующий яд, чтобы в случае чего никого не выдать под пытками, и отправился на бал. Пригласив одну из дам на пасодобль, в толпе танцующих он приблизился к Сомосе и выхватил пистолет. Охрана диктатора среагировать не успела. Прежде чем изрешеченный пулями Ригоберто упал, он сумел сделать шесть выстрелов - из них три достигли цели. Теряя сознание среди воплей и паники, Перес понял, что Сомоса жив, и выстрелил последний раз. Эта пуля оказалась смертельной.

На вертолете американских ВМС диктатора увезли в зону Панамского канала, где лучшие американские хирурги, в том числе личный врач президента Эйзенхауэра, восемь дней бились за жизнь «нашего сукина сына». Однако 29 сентября 1956 года Анастасио Сомоса отошел в лучший мир.

Сыновья Сомосы

Вооруженного восстания, на которое рассчитывали молодые поэты, не получилось. Место папы заняли сыновья. Луис Сомоса Дебайле стал президентом и сразу же назначил командующим национальной гвардией своего брата Анастасио Сомосу Дебайле. В стране начались репрессии - искали заговорщиков. В застенках оказались будущие лидеры сандинистской революции Карлос Фонсека и Томас Борхе.

В 1963 году братья Луис и Анастасио никак не могли договориться, кому из них быть президентом. Решили, что никому, и назначили на пост марионетку по имени Рене Шик. Бедный Рене, вынужденный подчиняться сразу двоим, за три года постарел лет на десять и превратился в законченного неврастеника. В августе 1966 года Рене Шик, не зная, как выполнить два бредовых приказа одновременно, и боясь возразить безумным братцам, умер от разрыва сердца...

Ранним весенним утром 1967 года в спальне Луиса Сомосы раздался телефонный звонок. Пьяный Анастасио прокричал в трубку:

- В США коммунистический переворот!

Возможно, у него началась белая горячка. Результат этой выходки был потрясающим - Луис Сомоса замертво свалился у телефона.

Похоронив брата, Анастасио Сомоса стал в мае 1967 года президентом. На нем династия и пресеклась.

19 июля 1979 года в столицу Никарагуа, Манагуа, вошли партизаны «Сандинистского фронта национального освобождения» (СФНО), которыми командовал Даниэль Ортега Сааведра. Анастасио Сомоса Дебайле бежал из страны, забрав всю наличность и даже гробы своего клана. Жизнь в США его не устроила, и он перебрался в Парагвай, где правил диктатор генерал Альфредо Стресснер. Здесь-то его и настигло возмездие.

17 сентября 1980 года в самом центре Асунсьона из гранатомета была снесена крыша бронированного лимузина Сомосы, дело завершили автоматные очереди. Так погиб экс-диктатор Никарагуа Анастасио Сомоса, последний в династии.

Вадим КУДИНЧЕНКО



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Злодеи     Следущая












Интересные сайты: