История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Проклятие Палестины

Такие качества, как отвага и безрассудство, очень часто идут рука об руку. Порой трудно бывает отличить одно от другого. И эта путаница может дорого обойтись всем окружающим. А порой от безрассудства одного человека может зависеть даже судьба целого государства. Так вышло и с той роковой ролью, которую сыграл в истории Иерусалимского королевства французский рыцарь Рено де Шатильон.

Крестовые походы, начавшиеся в конце XI века, дали шанс разбогатеть и прославиться многим рыцарям Европы. В первую очередь - младшим сыновьям многочисленных знатных родов. Согласно действовавшему тогда правилу майората, практически все наследство отходило старшему сыну. А остальные довольствовались в лучшем случае боевым конем. Создавать себе имя, добывать богатство и славу им предстояло самостоятельно. И поход в далекую Палестину предоставлял для этого почти неограниченные возможности. Прибывшие из-за моря рыцари, не имевшие при себе ничего, кроме отцовского меча и ржавой кольчуги, буквально за несколько лет становились хозяевами замков и земель. От этих перспектив горели глаза и кружились головы. Одним из типичных примеров такой судьбы является жизнь французского рыцаря Рено де Шатильо-на, гордыня и жестокость которого довели до беды и его самого, и все Иерусалимское королевство.

Князь Арнаут

В Святую землю Рено попал во время Второго крестового похода 1147-1149 годов. Он был уже взрослым мужчиной по меркам Средневековья - ему уже исполнилось 20 лет. Крестоносцы к тому времени находились в Палестине уже полвека и были вынуждены постоянно сражаться с арабами, стремившимися изгнать христианских завоевателей из своих земель. Так что Рено сразу же представился случай проявить себя в битвах. Воином он был умелым и, благодаря проявленной отваге, вскоре стал пользоваться изрядным расположением князя Антиохии Раймунда де Пуатье. Неравнодушна к рыцарю оказалась и супруга князя - прекрасная Констанс. В 1149 году Раймунд скончался, а в 1153-м Констанс вышла замуж за Рено. Историки по-разному трактуют эти события. Одни уверены в том, что это была настоящая любовь, охватившая обоих, другие же считают, что циничный Рено расчетливо обольстил вдову с богатым приданым.

Так или иначе, но жизнь вчерашнего бедного рыцаря круто изменилась. Теперь он был правителем огромной области на севере владений крестоносцев, влиятельным князем и лицом, приближенным к королю. В сочетании с природной заносчивостью и резкостью де Шатильона такой резкий взлет сделал его практически неуправляемым. Он сразу же ярко продемонстрировал, что желает действовать, руководствуясь исключительно собственными представлениями о том, что правильно, а что нет.

В течение нескольких лет Рено де Шатильон «не снимал железного кафтана», как писал о нем один хронист. Он не боялся вмешиваться в распри между могущественной Византийской империей и армянской Киликией. При этом князь Антиохии не колеблясь менял сторону, служа исключительно тому, кому было выгоднее.

Затем он обрушился с набегами на территории турок-сельджуков, безжалостно грабя и убивая всех встречных. «Князь Арнаут» (так называли турки де Шатильона, исказив имя Рено на свой манер) стал настоящим воплощением кошмара для мусульман. А сам он кичился своей доблестью все сильнее. Что и подвело его. В 1160 году отряд де Шатильона попал в окружение и был перебит практически полностью. Сам князь попал в плен к сирийским мусульманам, в котором провел следующие 16 лет.

Хозяин Крака Моавского

Развалины Крака Моавского

В 1176 году Рено де Шатильона наконец выкупили из плена. Выкупили за весьма солидную сумму - 120 тысяч золотых. Пребывание в плену сделало его и без того суровый характер еще более жестким. К этой жесткости прибавилась нешуточная обида на остальных крестоносцев, которые целых 16 лет не могли ни выкупить, ни освободить силой своего товарища по оружию. Отныне Рено де Шатильон был уверен в том, что друзей у него нет.

Тем временем над Иерусалимским королевством сгущались тучи. У мусульман появился новый сильный лидер - султан Салах ад-Дин, которого европейцы называли Саладином. Чтобы удержать земли, завоеванные в Первом крестовом походе, необходимы были умелые военачальники и смелые воины. Каковым, безусловно, являлся Рено де Шатильон, несмотря на все свои недостатки. Поэтому ему доверили управлять самым южным владением крестоносцев - Трансиорданией. Этим решались одновременно две задачи: во-первых, Рено действительно мог противостоять мусульманской угрозе, а во-вторых, буйного и своенравного рыцаря отправляли подальше от Иерусалима, где плелись политические интриги, в которых его горячий нрав мог только помешать.

Главной цитаделью Рено де Шатильона стал замок Крак Моавский. Отсюда он непрерывно устраивал набеги на мусульманские земли. Для «князя Арнаута» не существовало никаких договоров или правил. Он грабил как торговые караваны, так и процессии паломников. Нападал и на крепости, и на обычные деревни.

Пленных мусульман, по личному приказу де Шатильона, сбрасывали с высоких крепостных стен. При этом они были закованы в кандалы, а на головы им надевали деревянные ящики. Тех же, кому было решено сохранить жизнь, содержали в ужасных условиях. Они сидели в тесных ямах, где едва можно было повернуться. За это ему дали прозвище «франкский бедуин», так как такое поведение совершенно не согласовывалось с образом христианского рыцаря.

К 80-м годам XII века Рено де Шатильон держал в постоянном напряжении окрестности священных городов ислама - Мекки и Медины. Причем действовал не только на суше, но и на море. Осенью 1182 года он построил и испытал на Мертвом море несколько больших кораблей. Затем суда были перенесены в Красное море и на протяжении полугода наводили ужас на мусульманские территории, высаживая десанты в самых неожиданных местах. Однако затем флот сельджуков смог уничтожить непрошеных гостей.

Удар султана

Саладин был известен своим благородным поведением, за которое его уважали и крестоносцы. Поэтому он не мог терпеть разбойничьи выходки «франкского бедуина». Довольно скоро он стал считать Рено де Шатильона личным врагом и даже поклялся убить его собственными руками. Но Рено все же был не бандитом с большой дороги. Он умел воевать. Дважды Саладин приводил войско под стены Крака Моавского, но обе осады закончились для него неудачей.

В 1186 году король Иерусалима Балдуин V, которому было всего восемь лет, умер от болезни. Трон перешел к Ги де Лузиньяну, не отличавшемуся ни сильным характером, ни доблестью. Саладину представился шанс покончить с давними противниками. Но законы чести не позволяли начать войну без веского повода. Рено де Шатильон дал мусульманам этот повод.

Как всегда, презрев все договоры и перемирия, он ограбил очередной караван. Добыча оказалась богатейшей - около 200 тысяч золотых. Но самое главное - с тем караваном двигалась сестра самого Саладина. Рено де Шатильон обошелся со знатной мусульманкой крайне грубо и, по некоторым сведениям, даже изнасиловал ее. Впрочем, некоторые историки полагают, что сестры Саладина в том караване не было. Однако вероломное нападение Рено позволило султану двинуть войска.

В июле 1187 года состоялась знаменитая битва при Хаттине, которая закончилась страшным разгромом христианского войска. Крестоносцы понесли огромные потери, а многие, в том числе король Ги де Лузиньян и Рено де Шатильон, попали в плен.

Знатных пленников привели в шатер султана. Саладин, видя, что Ги де Лузиньян мучается от жажды, дал ему кубок с водой. Тот отпил и передал воду стоявшему рядом де Шатильону. Саладин, увидев это, сказал: «Ты не просил у меня позволения дать ему напиться, и потому я не обязан сохранить ему жизнь». Затем Саладин обратился к самому Рено: «Если бы вы держали меня в вашей темнице, как я ныне держу вас в моей, что бы вы сделали со мною?» «С Божьей помощью, я бы отрубил вам голову», - незамедлительно ответил де Шатильон, даже в такой ситуации не растеряв ни капли своей гордыни и ярости.

Сразу же после этих слов Саладин схватил меч и отрубил Рено голову. Затем ее долго возили по разным городам, чтобы показать подданным султана, что он держит свое слово и никто, даже страшный «князь Арнаут», не уйдет от его мести.

Вскоре после этого Саладин захватил Иерусалим. Королевство крестоносцев пало и никогда уже не смогло возродиться в прежних границах.

Виктор БАНЕВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Злодеи     Следущая












Интересные сайты: