История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










«Господь отличит своих...»

Есть фразы, которые многие слышали, но не всегда помнят - кем, где и при каких обстоятельствах это было сказано. Одна из таких фраз: «Убивайте всех, Господь отличит своих». Ее сказал папский легат Арнольд Амальрик, отдавая приказ о полном уничтожении населения французского городка Безье. Это произошло во время Альбигойских войн в XIII веке.

История борьбы католической церкви с альбигойской ересью, охватившей несколько регионов Европы в XI-ХIII веках, полна драматичных событий. Католики считали альбигойцев (или катаров, как их еще называли) злейшими еретиками и врагами христианства. Те же, в свою очередь, отрицали право церкви толковать Библию и распоряжаться жизнью людей. Современные историки признают, что альбигойцы были вполне реальными конкурентами католицизму, и, сложись события чуть иначе, они вполне могли бы создать свою независимую церковь. Но для этого им была нужна серьезная политическая поддержка. Им нужны были рыцари, готовые защищать свою веру с оружием в руках. Потому что ни папа римский, ни католические государи никаких соперников терпеть в Европе не желали. И готовы были сжечь очаг ереси. Причем сжечь в самом прямом смысле слова. Одним из наиболее непримиримых борцов с еретиками стал папский легат Арнольд Амальрик.

«Неправильная» церковь

Альбигойский вариант христианства довольно сильно отличался от католического или православного, к которым мы привыкли. Например, они допускали существование добра и зла как двух равноправных начал. Добрый Бог-Отец, считали они, пребывает в своем невидимом блаженном царстве. А мир, в котором живут люди - злой, несправедливый и обреченный на разрушение, - был сотворен дьяволом, падшим ангелом. Естественно, что католические богословы за такие трактовки обвиняли катаров в дьяволопоклонстве. А те, в свою очередь, яростно ругали римских священников за приверженность к роскоши и строгой иерархии. Католическую церковь они называли «синагогой сатаны» и считали, что она извратила все, что написано в Библии. Интересно, кстати, что катары не создавали для своего учения новых книг. Все свои выводы они делали из текстов Ветхого Завета и Евангелий, настаивая на том, что именно их учение является подлинно христианским.

Одним из регионов, где учение катаров расцвело самым пышным цветом, был юг современной Франции - провинция Лангедок, тогда находившаяся под властью Арагонского королевства. Больше всего катаров поддерживал могущественный граф Тулузы Раймунд VI. За это папа Иннокентий III в 1207 году отлучил его от церкви, а затем отправил на юг нескольких легатов (посланников), чтобы те не позволили лангедокским католикам впасть в ересь. Одним из этих легатов был Арнольд Амальрик - известный клирик, сделавший блестящую духовную карьеру в цистерцианском ордене и фактически возглавивший его в 1200 году.

Переговоры в Тулузе сразу не заладились. Папские посланники не желали идти ни на какие уступки и требовали от графа Раймунда, чтобы он немедленно искоренил ересь в своих землях и вообще выполнял все распоряжения легатов. Граф же, во-первых, сам не отличался легким нравом, а во-вторых, понимал, что если он начнет выполнять чужие приказы, то утратит часть власти над своими землями. Дело очень быстро дошло до конфликта, и в результате после очередной встречи с графом Раймундом одного из легатов, которого звали Пьер де Кастельно, нашли зарезанным в собственной постели. Был к этому причастен Раймунд Тулузский или нет - достоверно не известно. Но Арнольд Амальрик тут же объявил его виновным в преступлении и призвал папу объявить Крестовый поход против еретиков. Долго упрашивать папу не пришлось. Так Арнольд Амальрик стал вдохновителем и одним из фактических предводителей первого Крестового похода, снаряженного христианами против христиан.

Роковые слова

Резня в Безье

Арнольд действовал чрезвычайно энергично и быстро. Он обратился ко всем феодалам Северной Франции с требованием примкнуть к походу. На тех, кто, не имея уважительной причины, уклонялся от участия в войне, он наложил строгую епитимью. Им было нельзя «пить вино, есть за столом по утрам и вечерам, одеваться в ткани пеньковые и льняные».

На призыв папского легата, впрочем, откликнулись многие. Одни шли, подчиняясь авторитету церкви, другие цинично рассчитывали поживиться трофеями, третьих вели более серьезные причины. Например, поход на Лангедок был крайне выгоден французскому королю Филиппу II, который давно уже размышлял над тем, как бы присоединить Лангедок к своим владениям. Так что Альбигойские войны имели не только религиозную, но и обычную политическую подоплеку.

Уже в середине 1209 года войско численностью около 10 тысяч человек собралось в Лионе, готовое обрушиться на земли Лангедока. Раймунд Тулузский, испуганный такой силой, поспешил пойти на попятную. Кое-как ему удалось убедить предводителей Крестового похода в своей лояльности, пройдя через унизительную процедуру покаяния. Но это не спасло Лангедок от нашествия завоевателей.

В июле 1209 года армия крестоносцев подошла к небольшому городку Безье неподалеку от побережья Средиземного моря. Город взяли в осаду и предложили всем католикам покинуть его. Однако те отказались, понимая, что речь идет не столько о вере, сколько о сохранении независимости от Франции. Разгневанный этим отказом Арнольд Амальрик потребовал немедленно начать штурм. «Как же нам разобраться при штурме, кто католик, а кто - проклятый еретик?» - спросили его озадаченные рыцари. «Убивайте всех, Господь отличит своих», - хладнокровно ответил папский легат.

Штурм Безье отличался крайней жестокостью. Город был вырезан практически полностью. Погибло, по разным сведениям, от 7 до 20 тысяч человек. А жители Лангедока окончательно поняли, что пощады от «воинов Христовых» ждать не стоит.

Священник с мечом

Поход между тем продолжался. В 1210 году Арнольд Амальрик принимал участие в осаде замка Минерв. Умело проведя переговоры, он добился сдачи замка. При этом было захвачено 150 катаров. Хладнокровно глядя на пленников, Амальрик предложил им переити в католичество. Но на это согласились лишь три женщины. Всех остальных по приказу папского легата немедленно заживо сожгли на кострах.

Жестокость крестоносцев привела к тому, что Раймунд Тулузский сильно пожалел о том, что связался с ними. Видимо, его сомнения почувствовал и Арнольд Амальрик, потому что он потребовал от графа подтвердить свою верность церкви. Условия при этом были выдвинуты совершенно неприемлемые. Раймунду предлагали распустить армию, срыть часть укреплений, выплатить огромную дань, а самому вступить в орден госпитальеров. После того как граф отказался, его снова отлучили от церкви, а армия крестоносцев во главе с Арнольдом Амальриком двинулась на Тулузу.

Удержать Тулузу Раймунд не смог и вместе с сыном вынужден был долгое время скрываться за границей. Однако спустя несколько лет вернулся и продолжил открытую войну против захватчиков. Увы, отвоевать Тулузу ему удалось лишь ненадолго. В конце концов уже его сын был вынужден подписать позорный мир. А в дальнейшем Лангедок стал принадлежать французским королям. По некоторым подсчетам, за долгие годы войны на юге Франции, начатой Арнольдом Амальриком, погибло более миллиона человек. К середине XIII века альбигойская церковь была полностью разгромлена. А в 1321 году в Европе сожгли на костре последнего катара.

Что же до самого Арнольда Амальрика, то он в дальнейшем продемонстрировал, что вовсе не был таким уж борцом за идею и идеалы католицизма, каким пытался казаться. Став в 1212 году архиепископом города Нарбонны, он потребовал от горожан принести ему присягу как своему герцогу. Хотя законным господином этих земель был рыцарь Симон де Монфор, тоже являвшийся предводителем Крестового похода против альбигойцев. Конфликт двух «боевых товарищей» дошел до того, что Амальрик отлучил Симона де Монфора от церкви, а тот был вынужден захватывать собственный город силой оружия. В конце концов Амальрик признал себя проигравшим и отказался от претензий на светскую власть.

Арнольд Амальрик, монах и папский легат, развязавший одну из самых жестоких войн в средневековой Европе, мирно скончался в 1225 году и был похоронен в аббатстве Сито, «сердце» цистерцианского ордена.

Виктор БАНЕВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Злодеи     Следущая












Интересные сайты: