История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС




Врачи невропатологи в Невском районе





Венгерский палач

Сегодня имя этого человека мало кто вспомнит даже на его родине. Но в сороковые годы XX века оно внушало настоящий ужас. Хотя ничего пугающего в его внешности не было - обычное лицо, мало запоминающееся, чиновник как чиновник. Любил выпить, любил хорошо поесть, иногда устраивал в ресторанах драки. Говорят, даже любил пошутить. Но в историю Венгрии Ласло Баки вошел отнюдь не как шутник. Венгры знали его как верного соратника немецких нацистов. «Шутки» Ласло Баки были оплачены тысячами еврейских жизней...

Ласло Баки родился за два года до нового, двадцатого века, на самой окраине огромной Австро-Венгерской империи, в Будапеште. Номинально Будапешт считался столицей Венгрии, но на самом деле столица в империи была одна - Вена. Будапешт же оставался городом провинциальным, а остальные города и того хуже - дикими. Население страны было в основном сельским. Кроме венгров, которые гордо называли себя мадьярами, здесь жили славяне, евреи и цыгане. Венгры их всех не слишком жаловали. Семья Ласло Баки тоже недолюбливала «инородцев». Евреев - за то, что те «наживаются на венграх», славян - за то, что те не считают венгров своими «хозяевами», а цыган - за то, что грязны и вороваты. Ласло Баки с детства питал к этим чужеродным элементам отвращение. Сам он мечтал подняться по карьерной лестнице и занять видное место в венгерском обществе.

Скромное обаяние нацизма

Особых талантов у него не было. Какую карьеру мог сделать бесталанный юноша в начале прошлого века? Только военную. Время, в которое он взрослел, было временем войн. Когда ему должно было исполниться шестнадцать лет, началась Первая мировая. Военное образование в академии он получал в разгар этой воины, на которую по юности не попал. Конец этого глобального конфликта, неудачного для Австро-Венгрии, был дополнен еще и революционным брожением. Баки, конечно, радовался тому, что Венгрия превращается в полноценное государство, но его пугала возможность, что страна пойдет по русскому пути.

Так что первый послевоенный год Ласло Баки провел в стане контрреволюции и воевал с тогдашними экстремистами вполне успешно. Он носил жандармскую форму и питал склонность к консервативным партиям. В жандармерии его заслуги быстро заметили и стали продвигать по службе. К середине тридцатых годов Ласло Баки дослужился до чина генерал-майора. Все вроде бы шло очень хорошо, но Ласло с живым интересом смотрел на соседнюю Германию. Он восхищался немцами! Он был в восторге от нового немецкого лидера Адольфа Гитлера и мечтал о чем-то подобном в своей Венгрии. Сослуживцы, однако, этого восхищения не разделяли, а когда их генерал вступил в созданную в стране нацистскую партию, его совсем не поняли. И пришлось генералу выбирать - жандармская карьера или алый флаг с черными скрещенными стрелами. Он выбрал флаг, то есть партию национал-социалистов. Шел 1938 год...

Политическое чутье

Популярность Гитлера в том году среди немцев была огромной. Успехи Германии казались фантастическими. Постепенно стала расти и влиятельность нацистской партии в Венгрии. Ласло Баки решил баллотироваться от этой партии в парламент и был избран депутатом. Тут же на него посыпались благодеяния немецких соседей - депутату выделили приличное финансирование на издание новой венгерской газеты, а самого назначили главным редактором. Статьи в газете были специфические, скроенные по немецкому расовому образцу. Вокруг этой пронемецкой газеты стали группироваться единомышленники. Не устоял даже аристократ Фидель Палфи. Скоро сформировался союз коллаборационистов, которые приветствовали начало Второй мировой войны. У власти стоял контр-адмирал Миклош Хорти, которого пытался «свалить» его вечный противник Ференц Салаши. Оба они выступали на стороне Германии, мечтая использовать сильного союзника для расширения границ собственной страны.

Салаши казался Ласло Баки более последовательным, чем Хорти, который надеялся на абсурдное развитие событий: Гитлер выступит против СССР, а все остальные крупные страны - Англия, Франция, Америка - фюрера поддержат. Однако после Польши фюрер повернул на запад. Венгрия, которая грезила стать Великой Венгрией, сразу вступила в Тройственный союз на стороне Германии. Сторонники Салаши торжествовали. На венгров посыпались благодеяния - они получили часть Трансильвании, отхватили кусок Югославии... Взамен венгры обязались поставлять в Германию сельхозпродукцию и развивать необходимые немцам производства. В стране начались трудности с питанием и одеждой. Появились недовольные и репрессии против недовольных.

Что же касается «чужеродных» элементов, то их ждали трудовые лагеря. А истинные венгры вместе с немцами отправлялись на фронт... Хорти не знал, как одновременно не дать погибнуть Венгрии и сохранить дружбу с Германией. Он пытался лавировать. Депутат Ласло Баки называл Хорти предателем и торжествовал, когда немцы решили ввести в Венгрии собственное управление. В начале 1944 года Венгрия была оккупирована, а Ласло Баки тут же получил в награду пост статс-секретаря при министре внутренних дел Андоре Яроше.

Подмастерье дьявола

Баки немало потрудился, чтобы сделать жизнь «неполноценных инородцев» тяжелой. Мало того что еще в 1938 году был принят закон о повторном крещении евреев-христиан. Мало того что часть евреев были мобилизованы в особые дивизии и умирали на Восточном фронте. Мало того что оставшиеся евреи были согнаны в гетто и жили в «домах желтых звезд». Теперь в Венгрию для более «конструктивного» решения был прислан Альфред Эйхман. Ему в помощь правительство отрядило двух высокопоставленных Ласло - Баки и Эндре. Эйхман спихнул на них всю грязную и муторную работу по реализации плана уничтожения евреев.

Оба венгра взялись за дело с изрядным рвением и удовольствием. Они пообещали народу полностью очистить Венгрию от «низшей расы», потому что в Великой Венгрии должны жить только венгры и немцы. Так началась охота на евреев. Их ловили, как диких зверей - сначала изолировали от других жителей страны, потом перемещали на временное поселение. Баки планировал операции так, чтобы мгновенно отсечь нужную группу от соседей, а потом оперативно вывезти в лагеря смерти. С немецкой педантичностью отсекали ровно то количество людей, которое можно вывезти без потерь. Отлову и депортации подлежали все евреи, вне зависимости от возраста и пола - и дети, и беременные, и старики. Но перед этим сезоном охоты Баки удалось убедить старейшин евреев, что высылаться (и, само собой, умерщвляться) будут только пришлые евреи, а не уроженцы Венгрии! Более того, помощникам Эйхмана удалось не только отнять у них имущество, но еще и заставить заплатить за обещание сохранить жизнь, которое было, конечно, обманом. Основательно очистить Венгрию от евреев удалось за пару месяцев: весной чистка началась, к середине лета закончилась.

Против отправки в лагеря смерти выступил Миклош Хорти. Ласло Баки он сместил с поста. Тот тут же организовал заговор против адмирала. Но заговор раскрыли, а Баки попал в тюрьму. Впрочем, долго он в тюрьме не сидел. Немцам надоело сражаться с Хорти, и в октябре они посадили на его место Салаши. А Ласло Баки вернул себе и свободу, и пост. Более того, он снова занялся привычным еврейским вопросом. Только теперь требовалось отправлять их не на восток, а на запад - рабочих рук в Германии катастрофически не хватало. И Баки придумал простейший способ перемещения тысяч евреев в нужное место: на свою каторгу они шли пешком, в колоннах, в сопровождении охраны... Правда, союзники уже вовсю бомбили немецкие города, так что они шли на заводы, которых уже не было...

Ласло Баки посылал людей на смерть почти до последних дней существования рейха. Весной 1945 года стало ясно, что война полностью проиграна. Ласло решился бежать. Бежал он в Австрию, однако дурная слава шла, очевидно, впереди него. Австрийцы захватили беглеца и вернули на родину. Венгрия к тому времени была уже оккупирована советскими войсками. Ласло Баки отправился, как и следовало ожидать, в тюрьму. Там его продержали около года, а 29 марта 1946 года в его камеру вошли четверо палачей, поставили его на низкую скамью, надели на шею веревку и повесили. Такая же судьба постигла его тезку Ласло Эндре и его начальника, министра внутренних дел Андора Яроша.

Николай КОТОМКИН



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Злодеи     Следущая












Интересные сайты: