История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Молния над Македонией

Соратники Александра Македонского в дебрях дворцовых и политических интриг прорубали себе дорогу мечом и саблей. Но уже их детям коварство и жестокость дворцовых хитросплетений пришлось преодолевать другим способом. И первым из тех, кто в этой борьбе одновременно стал и палачом, и жертвой, был сын правителя Египта Птолемей Керавн…

В 323 году до нашей эры Александр Македонский приказал долго жить. В античном мире наступил период ожесточённых войн между его полководцами. Они пытались завладеть громадным наследством Искандера Великого. Ожесточённые баталии тянулись до 301 года до нашей эры, пока диадохи наконец-то не разделили между собой осиротевшую империю. Птолемею Великому, или Лагу, как его ещё называли, достался Египет — страна с великими традициями, расположенная на стыке цивилизаций.

Птолемей успешно правил около 40 лет. Постарев, он стал искать себе наследника и нашёл его в лице младшего сына — Птолемея Филадельфа. Этот выбор стал роковым для сводного брата Филадельфа — Птолемея Керавна («керавн» в переводе с греческого означает «молния» — так называли молодого человека за способность быстро принимать и осуществлять решения).

Лишённый трона

Арсония - сестра Керавна

Керавн был сыном первой жены Птолемея I — Эвридики. Историки до сих пор спорят, был ли Птолемей I женат дважды, или же у него одновременно имелась ещё и вторая жена — Береника. Он её любил, поэтому неудивительно, что трон достался Филадельфу — сыну от любимой женщины. Положение Керавна стало незавидным, ведь в древнем мире конкуренты на трон, как правило, были обречены. Опасаясь преследований со стороны своего более удачливого брата, Птолемей бежал из Египта в Македонию к диадоху Лисимаху.

Женой Лисимаха, бывшего командующего конницей Александра Македонского, была Арсиноя — сестра Керавна, и он имел право воспользоваться родственными отношениями, чтобы спасти себе жизнь. Впрочем, как выяснилось позже, у Керавна были и другие планы на этот счёт.

Лисимах радушно принял египетского гостя, невзирая на то что был старым товарищем Птолемея, отца беглеца, и мог выдать Керавна назад. Но не выдал, о чем скоро сильно пожалел.

Некоторые историки утверждают, что Керавн достаточно быстро сделал всё, чтобы Арсиноя в него влюбилась. В наше время трудно понять нравы людей античности, но в тот период страстные отношения между сёстрами и братьями были вполне приемлемыми, тем более для уроженцев Египта, где кровосмешение было нормой. У Керавна созрел хитроумный план — влюбить в себя сестру, уговорить её отравить мужа и занять освободившийся трон. Однако этот замысел не удался — у Арсинои были дети от Лисимаха, и она не хотела убивать мужа. Тогда Керавн отравил Агафокла, сына Лисимаха от первого брака, и сбежал к его врагу Селевку.

Прибыв ко двору Селевка, который встретил его с распростёртыми объятиями, Керавн начал жаловаться на свою горькую судьбину. К этому времени правитель Египта уже скончался, и Керавн без обиняков заявил Селевку, что папаша коварно лишил его трона — так как он был старшим сыном, то имел все права на царскую корону. Селевк пообещал помочь ему вернуть власть, а Керавн целыми днями рассказывал о беспорядках при дворе Лисимаха. Дескать, выживший из ума монарх всячески третирует его сестру и её детей, убил сына Агафокла, и вообще собирается в ближайшее время в поход на Селевка. В течение года он кормил легковерного правителя рассказами о подлости и коварстве старого македонца, так что Селевк в конце концов не выдержал, собрал войско и пошёл войной на Лисимаха. Керавн, потирая руки, следовал вместе с ним. Лисимах, услыхав о вылазке Селевка, решил дать ему бой. В битве при Курупедионе два старых полководца (обоим было уже за семьдесят) сошлись в рукопашном бою. Селевк сокрушил обидчика Керавна и таким образом получил право занять трон царя Македонии.

Однако у Керавна были на этот счёт свои планы. По дороге в столицу Македонии на одной из переправ через Геллеспонт Керавн убил старого царя. И не просто убил, а объявил всем, что он это сделал для того, чтобы отомстить за смерть Лисимаха.

После этого он помчался в столицу Македонии, чтобы стать царём. Однако вскоре объявился ещё один претендент на трон — Антигон Гонат, сын Деметрия Полиоркета, македонского царя, считавшегося младшим диадохом. Но Керавн оказался сильнее: он сумел убедить армию и своё окружение, что законный наследник Лисимаха — это он, а злые и коварные люди хотят отобрать у него трон. И войско пошло его защищать, так что в одном из морских сражений Керавн победил Антигона. Помех больше не было, и самозванец с лёгкостью занял вожделенный трон.

Новоиспечённый царь

В первую очередь Керавн провозгласил себя __ царём Фракии, а чуть позднее — и Македонии. Казалась бы, цель достигнута — власть в его руках, можно почивать на лаврах и устраиваться на новом месте в новой роли. Но не тут-то было: Керавн привык во всем идти до конца. Он понимал, что у Лисимаха остались законные наследники — двое его сыновей, дети Арсинои. Их следовало нейтрализовать, но Арсиноя, зная коварный и подлый нрав брата, увезла их в свой город Кассандрию, куда Керавну вход был запрещён.

Но это не было для него преградой. Понимая, что сестра будет за своих детей стоять насмерть, самозванец начал обхаживать Арсиною. Воспитанные в египетских традициях, они оба смотрели на любовные связи между родственниками как на нечто естественное. Керавн клялся Арсиное в любви, предлагая ей выйти за него замуж. Его главным доводом было то, что если она станет его женой, дети будут иметь возможность занять трон на законных основаниях. Кроме того, он обещал, что будет называть Арсиною царицей, никогда её не бросит, а с головы детей не упадёт ни один волос. Арсиноя не соглашалась, и только когда любовный напор достиг высшего накала, заколебалась. Видя, что она смягчилась, Керавн пообещал, что даст клятву перед богами у самого почитаемого македонцами жертвенника. Он должен был произнести эту клятву перед свидетелем — таков был древний обычай македонцев.

Арсиноя поручила быть свидетелем своему верному другу Диону. Перед лицом богов и Диона Керавн положил руку на жертвенник и произнёс главную для каждого македонца клятву, в которой пообещал выполнить все свои заверения.

Только после этого Арсиноя поверила брату. Они сыграли пышную свадьбу, после этого она повезла любимого мужа в свой родной город, где её ждали дети — 16-летний Лисимах и 13-летний Филипп. В наивысший момент торжества люди Керавна схватили мальчиков и стали их колоть кинжалами. Брат и муж нарушил все мыслимые и немыслимые человеческие заповеди, Арсиноя бросилась им на помощь, но было поздно — дети погибли. Керавн хотел убить и сестру, но не успел — она вместе с несколькими рабынями сумела сбежать.

Последний аккорд несбывшихся надежд

Судя по всему, новоиспечённый царь строил далеко идущие планы. Так, он вскоре уведомил Птолемея Филадельфа об отказе от претензий на египетский престол и попросил того стать его другом. С Антиохом I, царём государства Селевкидов, он заключил мир, с эпирским царём Пирром вступил в родственные отношения, выдав замуж за него свою дочь. Зная его коварный нрав, можно только предполагать, что за всеми этими действиями прятался хитрый расчёт. Этот волк в овечьей шкуре вряд ли сидел бы сложа руки — слишком много претензий у него накопилось к сильным мира сего, чтобы оставить их в покое.

Но великому будущему Керавна помешали галлы. Воинственная и грозная армия завоевателей напала на Грецию, Македонию, сокрушая всех своим оружием. Впрочем, они были готовы предоставить мир местным царям за выкуп. Но не таков был Керавн: он отказался покупать мир, заявив, что македонцы завоевали весь Восток — так неужели они не разобьют галлов? Более того, получив предложение сдаться, Керавн послал напавшим встречное предложение: сдаться и выдать своих старейшин! Галлы от такой наглости рассвирепели и пообещали вырезать всех македонцев.

Решающее сражение произошло в 279 году до нашей эры. Македонцы были наголову разбиты. Птолемей, покрытый многочисленными ранами, попал в плен. Ему отрубили голову, насадили её на копьё и для устрашения врагов пронесли перед всем строем.

Человек, нарушивший божественную клятву, понёс жестокое наказание. Но главное даже не это — Птолемей II Керавн навсегда вошёл в историю как предатель, отступник и убийца самых близких людей.

Дмитрий КУПРИЯНОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Злодеи     Следущая










Сообщество в G+