История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Предатель из царского рода

История иногда преподносит странные парадоксы, достойные осмысления. Представьте себе героя, овеянного славой, который вдруг по непонятной причине предает все, что еще вчера так ревностно защищал. Именно так поступил Павсаний - мужественный спартанец, полководец из царского рода. Что же заставило его измениться?

Спартанский полководец Павсаний происходил из знатного рода. Отцом его был Клеомброт, родной брат царя Спарты Леонида, героически погибшего в ущелье Фермопилы в 480 году до нашей эры. В Спарте было принято иметь двух царей одновременно - чтобы ни один не мог претендовать на единоличную власть, а строго подчинялся решениям совета старейшин. После гибели Леонида его место занял сын, совсем мальчик. Регентом при нем менее чем на год стал Клеомброт. Когда же он внезапно скончался, спартанцы назначили исполняющим обязанности царя и его опекуном Павсания. Прежде этот потомок царского рода был простым воином, как и остальные жители Спарты.

Истинный спартанец

Спарта была особенным полисом и резко отличалась от всех остальных греческих государств. Все в ней было ориентировано на ведение войн. Если Афины славились как центр ремесла и учености, то Спарта не могла похвалиться ни учеными, ни ремесленниками. Спартанских детей учили в школах только самому необходимому - чтению и письму. Воспитание отпрыска царского рода ничем не отличалось от воспитания любого другого гражданина: в Спарте перед законом все были равны. Мы ничего не знаем о детстве Павсания, но оно было таким же, как детство других спартанцев. Все время он проводил со сверстниками, ел скудную черную похлебку, от которой прочие греки испытывали рвотные позывы, иногда мясо (оно необходимо для нормального развития), носил драный плащ, который выдавался ему раз в году, ходил босиком, учился терпеть боль, голод, жажду, совершал набеги на окрестные поля и воровал овощи для общего детского стола, а если попадался на воровстве - получал нещадное битье палкой. Достигнув отрочества, отправлялся с бандами подростков охотиться на илотов - завоеванных местных жителей, не имевших гражданских прав и навеки прикрепленных к земле. Мальчики-спартанцы учились убивать, тренируясь на илотах. Против взрослых мужчин они выходили практически безоружными и должны были победить или умереть. В двадцать лет они достигали совершеннолетия и получали все права гражданина - принимать участие в народном собрании, скудно есть, плохо одеваться, не иметь денег (в Спарте их не было, только железные прутья), проводить все время в военных занятиях, безоговорочно исполнять все приказы, сражаться и погибать за отечество.

В Спарте не понимали, как воин может вернуться живым, когда полегли его товарищи. Из двоих несчастных, уцелевших в битве при Фермопилах, один, не вынеся презрения соотечественников, повесился. А второй позднее искал смерти в битве при Платеях. Спартанцев на эту битву вел исполняющий обязанности главнокомандующего Павсаний. Видимо, он был еще довольно молод и неопытен. Но был он настоящим спартанцем.

Победитель персов

После Фермопил дела греков шли не слишком успешно. Хотя им удалось разбить флот персов у острова Саламин, те вторглись на Пелопоннес. Затем их стотысячное войско двинулось на Афины. Афиняне обратились за помощью к спартанцам. К ним присоединились не завоеванные еще города. Первая встреча с врагом случилась у горы Киферон. Там они простояли больше десяти дней, не решаясь начать битву. Персы - в долине, греки - на горном склоне, прижавшись спинами к скалам. Павсаний приносил жертвы богам и ждал благоприятного предзнаменования. Так пишут древние историки. Современные историки констатируют: да, чего-то ждал. Некоторые убеждены: уже тогда Павсаний задумал предать своих, но не решался. Другие возражают: предавать не собирался, но ожидал сообщения, что второй спартанский царь сразился с персами на море и победил. Сообщения не было. Биться против вражеской конницы на открытом поле (чего хотел персидский военачальник Мардоний) было самоубийством. Павсаний выжидал. Но персы отрезали греков от источников воды. И греки решили отходить, не дав боя. Отходили тремя частями по трем дорогам, но... заблудились. В результате они оказались у города Платеи. Там и состоялось решающее сражение. Греки победили, персы бежали, а Мардоний погиб в бою. Почти одновременно с этим второй царь разбил врага на море. Во время захвата лагеря персов случилось неожиданное: Павсаний увидел богатое убранство палатки Мардония и оцепенел. Воспитанный в бедности, он не мог понять, зачем при такой-то роскоши его врагам нужна бедная земля Спарты?!

Жажда власти

Павсаний был настоящим спартанцем. В объединенном войске он держался с другими греками как тиран - не давал воды из источника, пока не напьются спартанцы, а ослушников приказал пороть. Когда речь зашла о благодарственных дарах богам - велел выбить на золотом треножнике свое имя. Ошарашенные спартанцы надпись соскоблили и заменили перечислением всех городов, участвовавших в битве. Понятно, что к Павсанию стали относиться враждебно. Пусть он и был почти царем. Но - царем Спарты. Его это больше не устраивало. Он увидел, как живут за пределами его отчизны. И он сделал все, чтобы в эти пределы не вернуться. Когда его послали с флотом отвоевывать Геллеспонт, он разбил персов и захватил Византий... для себя. Там и остался жить. Там предался всевозможным излишествам и получил, наверно, громадное удовольствие. В Византии спартанец вдруг превратился в обычного греческого деспота. И как хозяин Византия решил затеять мир с Ксерксом: возвратил плененных царских родственников, пообещал подчинить персам всю Грецию и попросил руки дочери Ксеркса. Спартанцы были потрясены его вероломством и поспешили отозвать его домой. Павсания хотели судить, но улик против него не было. Ему лишь запретили командовать флотом. Но он снарядил судно на собственные средства и вернулся в Византий. Там он точно перевоплотился в другого человека - завел охрану из персов и египтян, стал носить персидскую одежду, ел из золотой посуды, пил персидское вино и ждал обручения с персиянкой. Пока же обратил внимание на местную красавицу, которую доставили ему для утех среди ночи. Увы! Радость обернулась бедой. Девушка по неосторожности уронила горящую лампу, Павсаний решил, что к нему подослали убийцу, и ударил невидимого врага мечом. Случившееся он тяжело переживал. Тем временем известия о безнравственном поведении достигли Спарты. Спартанцы снова потребовали его возвращения на родину. И снова не смогли его осудить. Между тем ходили слухи, что Павсаний собирается взбунтовать илотов и дать им все гражданские свободы. Это могло дурно кончиться для спартанцев и всего полиса: илоты так любили своих мучителей, что готовы были их сожрать живьем. Но патриотам Спарты помог случай.

Гибель героя

С Ксерксом Павсаний сносился тайно и хитро: всех гонцов, которых он отправлял, по его просьбе убивали. Последним он отправил юношу, к которому испытывал симпатию. Очевидно, чем-то при прощании он себя выдал, и юноша вскрыл письмо. С этим письмом он и отправился к старейшинам. А те устроили ловушку для «героя», заманив его на встречу. Когда Павсаний явился, его обличили свидетели. После этого его судьба была решена. По дороге в город Павсаний заметил дружившего с ним эфора со скорбным лицом и понял все. Он поспешил укрыться в храме Афины. В храме греки не могли его лишить жизни - это было бы святотатством. У Павсания имелись не только враги, но и друзья. Они могли снабжать его едой, а потом помогли бы и бежать. Так что спартанцы нарушили священный закон: они разобрали крышу храма, чтобы Павсаний не мог укрыться ни от дождя, ни от зноя, а вход заложили камнями. По легенде, первый камень принесла мать Павсания. Оставалось только ждать. Когда предатель потерял сознание от обезвоживания, его вытащили вон и бросили умирать, что вскоре и совершилось. Потом Дельфийский оракул припомнил спартанцам осквернение храма и потребовал похоронить Павсания, как подобает воину и герою, а взамен отнятой у него жизни установить две памятные статуи героя из красной меди. Спартанцы все исполнили - и перезахоронили Павсания, и статуи поставили. Главное, что Спарта не потеряла независимость. И что порядки в ней не изменились.

Михаил РОМАШКО



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Злодеи     Следущая









Сообщество в G+