История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Наследник Дракулы

Многие города, корабли и улицы нашей страны носят имена исторических и политических деятелей. Но не всегда те, чьи фамилии мы читаем на фасадах домов, достойны такой чести. Например, мало кто знает, что руки «пламенного» революционера Белы Куна по локоть в крови десятков тысяч невинных людей…

Бела Кун родился в 1886 году в Трансильвании. Знаменитый князь Влад Цепеш (более известный в народе как вампир-душегуб граф Дракула) был его земляком. И словно дух легендарного вурдалака под действием колдовских чар вселился при рождении в скромного сына сельского писаря.

Не считаясь с жертвами

Бела Кун

Революционными идеями Бела Кун увлёкся ещё во время учёбы в гимназии. Причём социал-демократические идеи он воспринимал довольно своеобразно. Во время учёбы на юридическом факультете Коложварского университета Бела Кун вёл революционную пропаганду среди рабочих Трансильвании. Организованные им кровавые беспорядки в Коложваре привели к многочисленным человеческим жертвам. За это Бела Кун был приговорён к тюремному заключению.

Во время Первой мировой войны он в составе австро-венгерской армии воевал против России. В 1916 году Бела Кун попал в плен и был отправлен в Томск, где вёл среди русских военных революционную пропаганду. В 1917 году он вступил в РСДРП(б).

После Октябрьской революции Бела Кун сформировал вооружённый отряд из австро-венгерских пленных. Это была самая крупная из воинских частей «интернационалистов-мадьяр», воевавших в Красной армии.

В конце 1918 года его откомандировали в Венгрию. Там тоже произошла социалистическая революция, но дела в Будапеште сразу не заладились, и тамошние революционеры попросили помощи у своих товарищей из Советской России.

В Венгрии Бела Кун стал народным комиссаром по иностранным и военным делам. Он фактически руководил всей внешней и внутренней политикой Венгерской Советской Республики. Бела Кун стал организатором захлестнувшего страну красного террора, который привёл в ужас всю Европу. В августе 1919 года кровавой вакханалии положили конец французские и румынские войска, которые вторглись в Венгрию и помогли местным противникам большевизации страны победить революционеров. Беле Куну пришлось снова вернуться в Советскую Россию.

Реввоенсовет действует

В октябре 1920 года о Беле Куне снова вспомнили. Он был назначен членом Реввоенсовета Южного фронта. Вот тут-то этот «интернационалист» и развернулся по полной. Кровавым венцом его деятельности стал Крым, который в 1920 году оставался последней территорией, контролируемой белыми. Командующий ими барон Врангель рассчитывал отсидеться за укреплениями Перекопа. Но Красная армия под руководством Михаила Фрунзе сумела сломить сопротивление белых и ворваться в Крым. Остатки войск Врангеля эвакуировались из крымских портов в Турцию. Но на полуострове осталось немало тех, кто отказался или не смог покинуть Крым.

После эвакуации войск барона Врангеля из Крыма Бела Кун был назначен председателем Крымского ревкома. Призывая войска генерала Врангеля сложить оружие, командующий фронтом Михаил Фрунзе подписал обращение к офицерам Белой армии, где торжественно пообещал им полную амнистию и взял на себя ответственность за то, что он не допустит никаких преследований и террора со стороны новой власти в их отношении. Многие из белогвардейцев, поверив Фрунзе, отказались уехать с Врангелем и остались в Крыму.

Но письменное обещание Фрунзе было забыто Белой Куном. История сохранила текст телеграммы заместителя Троцкого Эфраима Склянского, в которой были такие слова: «Война продолжится, пока в Крыму останется хоть один белый офицер». Бела Кун отреагировал на телеграмму Склянского так: «Крым — это бутылка, из которой ни один контрреволюционер не выскочит, а так как Крым отстал на три года в своём революционном развитии, — то быстро подвинем его к общему революционному уровню России…».

Поначалу всё выглядело вполне пристойно. Всем бывшим офицерам предложили зарегистрироваться в органах местной власти. А затем коменданты крымских городов получили телеграмму, подписанную Белой Куном и Розалией Землячкой (его заместительницей), в которой говорилось: «Немедленно расстрелять всех зарегистрированных офицеров и военных чиновников».

В первую ночь после получения этой телеграммы в Симферополе было расстреляно 1800 человек, в Феодосии — 420, в Керчи — 1300.

Существовал даже своего рода норматив на расстрелы. Так, в Феодосии, например, было положено расстреливать по 120 человек за ночь. В Керчи устраивали казни, получившие название «десант на Кубань». Выглядело это так: в море на барже вывозили за раз по несколько сотен связанных людей, и баржу затапливали.

В Севастополе и Балаклаве, как утверждает белогвардейский историк Мельгунов, в общей сложности было расстреляно 29000 человек. Расстреляны были, например, 500 портовых рабочих, которые участвовали в погрузочных работах при эвакуации войск барона Врангеля. Расстреливали всех: больных, раненых, врачей и сестёр милосердия.

В Алупке, например, таких оказалось 272 человека. Иногда в расстрелах принимали личное участие Бела Кун и Землячка. По некоторым источникам, расстрелы приносили их организаторам и определённый доход. С некоторых офицеров и состоятельных лиц сначала брали выкуп за освобождение, и только потом расстреливали.

«Вымести Крым железной метлой»

Писатель Сергеев-Ценский был свидетелем развернувшихся в 1920-1921 годах на полуострове событий. Вот что он писал: «Как цитадель белогвардейщины, весь Крым был объявлен «вне закона». Всюду понаехали чрезвычайки, арестовывая и «выводя в расход» остатки буржуазии или попросту интеллигенции, застрявшей в Крыму… Люди так были запуганы, наконец, бесчисленными «нельзя» и ни одним «можно», что перестали уж показываться на улицах, и улицы стали пустынны. Отцы стали бояться собственных детей, знакомые — хороших знакомых, друзья — друзей… Деньги были объявлены буржуазным предрассудком, точно так же, как и все вообще удобства жизни. Однако чекисты щеголяли в бобровых шубах и шапках и имели весьма упитанный вид. Они заказывали себе бифштексы, и для этого отбирались у населения и вырезались иногда за три дня до отела редкостные породистые коровы».

Всего за 1920-1922 годы в Крыму было уничтожено, по разным источникам, от 50 до 100 тысяч человек. Так венгерский «интернационалист» Бела Кун блестяще выполнил приказ Троцкого: «Вымести Крым железной метлой».

С 1921 года Бела Кун работал в Исполкоме и Президиуме Коминтерна, где был инициатором ряда попыток «экспорта революции» из России. В частности, в 1921 году он лично поучаствовал в организации «пролетарской революции» в Германии. Правда, попытка эта оказалась неудачной.

В 1936-1937 годах Бела Кун отправился в Испанию, чтобы оказать «интернациональную помощь» республиканцам. Он поучаствовал в создании в этой стране аппарата коммунистических спецслужб, повинных в гибели тысяч испанцев.

Но вскоре по прибытии из Испании чекисты положили конец кровавым похождениям «пламенного» революционера. Бела Кун был репрессирован в 1938 году. Правда, после смерти Сталина он был реабилитирован. Почему — до сих пор непонятно.

Александр ЕГОРОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Злодеи     Следущая












Интересные сайты: