История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Отшельник из Сен-Бонно

Во времена темного Средневековья суды над ведьмами были частым явлением. Но в этом ряду жертв встречались и мужчины, которых не могли объявить «ведьмами», а отправляли в огонь как, например, оборотней. Жиль Гарнье, живший во Франции во второй половине XVI века, был одним из них...

В большинстве случаев преступления, совершенные в средневековый период, проходили по разряду «действия "темных сил"». Судьи не утруждали себя поисками материальных объяснений - например, психических отклонений, голода или желания поправить финансовое положение, а без лишних раздумий списывали все на козни нечистого. А раз так, то и следствие ограничивалось признанием обвиняемым своей вины и пересказом событий содеянного. О том, что человек может оговорить себя, тем более под воздействием пыток (а они применялись довольно часто), никто не думал.

Такая судьба выпала и французскому крестьянину, известному как «отшельник из Сен-Бонно» - небольшой деревушки, расположенной рядом с городком Доль (Бургундия).

На краю леса

Улицы тихого Доля помнят о трагедии

Средневековая община жестко регулировала правила поведения своих членов. Любые отклонения - социальные, сексуальные или физиологические - при соответствующих обстоятельствах могли привести к трагическим последствиям.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что случилось с Жилем Гарнье - молодым французом, который в начале 1570-х годов поселился вместе с супругой на опушке дремучего леса. С первого его появления и выбора места поселения незнакомец насторожил обитателей близлежащей деревушки. По мнению крестьян, желание жить вдали от людей было подозрительным - следовательно, этому человеку было что скрывать.

Сегодня мы не можем сказать определенно, почему Жиль и его жена сторонились людей: скорее всего, у кого-то из них (судя по всему, у Жиля) имелись какие-то физиологические изъяны. Возможно, он страдал заболеванием, сегодня известным как гипертрихоз. Под этим понимают усиленный рост волос на волосистых частях тела или в области гладкой кожи (кроме красной каймы губ, ладоней и подошв). До поры до времени Гарнье каким-то образом скрывал этот недостаток, но живя в большом городе (документы сообщают, что до своего переезда в Сен-Бонно он жил в Лионе), его скрыть трудно. И Жилю показалось, что в диком краю, где люди чисты сердцем, простодушны и доброжелательны, до него никому не будет дела.

Но он не учел того, что места вокруг были глухие, лесистые и тихие, поэтому там весьма привольно чувствуют себя дикие звери.

Приблизительно в это же время в тех краях появился огромный свирепый волк. Он охотился на стада местных пастухов, сея страх и тревогу по всей округе. И хорошо бы было (хотя, конечно, что здесь хорошего?), чтобы волк ограничился овцами или коровами. Но дикий зверь нападал и на маленьких детей. Трудно сказать, было ли это совпадением, или дети в самом деле стали жертвами волков, но эти случаи для Жиля Гарнье имели самые трагические последствия.

В деревушке тут же нашлись свидетели, которые утверждали, что бедные дети стали жертвой оборотня-вервольфа. По округе поползли слухи. Страх перед неким сверхъестественным существом, обитающим в лесах (а страх был привычным состоянием человека того времени), привел к панике. Конечно, деревенские жители быстро нашли себе объект подозрения: им стал отшельник, живший в лесу. Но у местных властей поначалу не было достаточных доказательств. По мере того как тревога росла, местный парламент (высший судебный орган и областной орган управления) решил предпринять некоторые действия. Он опубликовал воззвание, призывавшее всех мужчин, вооружившись пиками, аркебузами, палками и алебардами, собраться и загнать волка.

Над Жилем Гарнье начали сгущаться тучи. Но он, по-видимому, не придал этому большого значения: он ведь не знал, что это началась охота на него.

Оборотень под арестом

Деревенские смельчаки, ободренные призывом властей, ринулись в лес. Трудно сказать, как долго они выслеживали свою жертву, хотя известно, что эти события происходили с августа по ноябрь 1572 года. Как бы то ни было, скоро охотники застукали зверя на месте злодеяния: страшный волк пытался на лугу Ла-Пупе, между Отюном и Шастенуа, утащить в лес маленькую девочку. Бравые охотники вытащили жертву буквально из пасти волка. Она была сильно искусана, но цела. И тут кто-то из охотников высказал предположение, что морда волка очень похожа на физиономию отшельника, живущего на краю леса. С этим предположением охотники вернулись в деревню. Представители власти выслушали этот диковатый рассказ и подумали: а не арестовать ли нам этого типа?

За Гарнье отправили стражу, и вскоре отшельник предстал перед всевидящими очами властей. С позиции сегодняшнего дня, подобный поворот событий кажется невероятным. Во-первых, как мужчина, хотя бы даже взрослый и обладающий громадными габаритами, может удержать в зубах пусть даже крохотную девочку, - совершенно непонятно. Во-вторых, скорее всего, девочка сопротивлялась, и даже беглый осмотр одежды подозреваемого или его тела развеял бы все сомнения в отношении виновности Гарнье.

Но этого сделано не было. Да и сам отшельник, судя по всему, был не в ладах с головой. Он путался в показаниях и объяснениях, но когда был «подвергнут допросу» (это означало применение пытки), признался, что на самом деле был вервольфом.

Чистосердечное признание

Процесс по его делу проходил в самом начале 1573 года, общественным обвинителем был Анри Камю. Гарнье признал себя виновным и дал показания о том времени, которое проводил в шкуре волка.

Центральное место в его признании занимало убийство двух маленьких мальчиков, 10 и 12 лет, одного из которых он убил неподалеку от Доля, а второго (в августе 1570 года) - в грушевом саду рядом с деревней Перруз в приходе Кромани. Когда он принялся поедать тело последнего, его спугнуло приближение поденщиков.

В октябре того же года он якобы убил маленькую девочку, игравшую в лесу примерно в миле от Доля. Гарнье заявил, что нашел ее мясо «особенно вкусным». Вернувшись в человеческий облик, он прихватил часть тела с собой, чтобы приготовить на ужин. Вот отрывок из протокола, составленного в процессе судебного заседания: «...и убив и умертвив ее своими руками, казавшимися лапами, и зубами; и протащив ее руками и страшными зубами до упомянутого леса Серр, там ободрал с нее кожу и съел мясо с ляжек и рук, и, не удовлетворившись этим, он отнес мясо своей жене Аполлине в пустынь Сен-Бонно возле Аманжа, которая была местом проживания его и его жены. Кроме того, вышеназванный ответчик через неделю после праздника Всех Святых, также в облике волка, схватил другую девочку в тех же местах, рядом с лугом Рюпт, в крае Отум, расположенном между вышеназванным Отумом и Шастенуа, незадолго до полудня указанного дня, и удушил ее, и нанес ей пять ран своими руками, и намеревался ее съесть, если бы не подоспели на помощь три человека, как он сам признавался и исповедовался много раз...»

Трудно сказать, кто в данном случае более ненормальный: тот, кто во всем этом признавался, или тот, кто выслушивал и записывал. Вполне может быть, что слабоумный, помутившийся рассудком Гарнье попросту вообразил себя волком, и преступление его состояло в каннибализме, а не в оборотничестве. Не исключено, что Гарнье и его жена поддались неестественным желаниям, пытаясь выжить в чаще леса, и прибегли к поеданию себе подобных. Но все эти социальные и психологические тонкости не были приняты в расчет чиновниками Доля, от которых требовались лишь проведение суда и казни.

Они выбрали казнь - 18 января 1573 года Жиль Гарнье, обвиненный в убийстве четверых детей, был сожжен на костре. После этого местные власти издали приказ, поощряющий и разрешающий любому поймать и убить оборотня, на которого переложили ответственность за все происходящее.

Егор КИРИЛЛОВ

Люди и волки

Осуждая чиновников из французского городка, не следует забывать, что они действовали в русле общей тенденции того времени. В существование оборотней верили все, хотя те, скорее всего, были всего лишь психически больными убийцами-маньяками. Это далеко не единственный случай в Европе. Например, в 1692 году 80-летний крестьянин по имени Тисе рассказал судьям в Юргенсбурге в Ливонии, что трижды в год превращается в волка. Эта участь якобы была предсказана ему при рождении. Он становился зверем и сражался во благо своего народа.



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Злодеи     Следущая












Интересные сайты: