История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Раскаявшийся грешник

В биографии Петра Рутенберга отразился весь хаос революционных времен. Он то взлетал на вершину, то падал вниз. То творил зло, то искренне раскаивался и работал на благо общества. И память о себе он оставил крайне противоречивую.

Петр Рутенберг - фигура одновременно зловещая и трагическая. Повернись история чуть иначе, и он мог бы стать одним из первых лиц русской революции. Если бы в схватке 1917-1918 годов победили не большевики, а эсеры, то Рутенберг явно занял бы одно из высоких мест в партийной иерархии. И каких дел он натворил бы со своей неуемной энергией и склонностью к радикальным решениям - один Бог знает. Но судьба сложилась иначе.

Успешная карьера

Биография Петра Рутенберга - это биография типичного представителя еврейской интеллигенции рубежа XIX-XX веков. Он родился в 1878 году, в добропорядочной семье купца 2-й гильдии Моисея Рутенберга. И до того, как он окончил реальное училище и переехал из Полтавской губернии в Санкт-Петербург, юный Пинхус (так звучало имя, данное ему при рождении) не проявлял никакой склонности к бунтарству. Но начав вращаться в среде кипящего радикальными идеями столичного студенчества, он быстро увлекся взглядами народничества.

В 1899 году Рутенберг повторил судьбу многих своих сверстников - принял участие в студенческих волнениях, за что был отчислен из Петербургского технологического института и выслан в Екатеринослав. Здесь, будучи уже убежденным революционером, юноша вступил в недавно созданную партию эсеров. Скромный чертежник Рутенберг не входил в боевую организацию эсеров и не принимал участия в террористических актах, которые устраивала партия. Однако он входил в близкий круг общения таких известных террористов, как Григорий Гершуни, будущий убийца великого князя Сергея Александровича Иван Каляев и легендарный Евно Азеф.

Авторитет в партии Рутенберг завоевал быстро. Он активно принимал участие в подпольной работе эсеров, проявил себя как талантливый оратор и руководитель. Правда, уже тогда стали проявляться его негативные черты - безапелляционность, стремление к навязыванию своего мнения любой ценой, грубость по отношению к тем, кого он считал ниже себя. Но это скорее помогало подниматься в партийной иерархии. К 1905 году Рутенберг смог вернуться из ссылки в Петербург и здесь по заданию партии «прикрепился» к харизматичному и крайне популярному в среде рабочих священнику Георгию Гапону, который как раз готовил шествие к Зимнему дворцу, чтобы вручить царю «Петицию о нуждах народа».

Ловушка для священника

Гапона можно было назвать скорее мечтателем, чем революционером. Он был одержим идеей создания легального рабочего движения в стране, чтобы пролетариат получил возможность защищать свои права и вступать в диалог с промышленниками. Эти идеи находили поддержку у тех представителей властей, которые понимали, что если слишком жестко давить на народ, то это рано или поздно приведет к знаменитому русскому бунту. Собственно, своих связей с полицией и охранным отделением Гапон никогда и не скрывал, искренне полагая, что действовать нужно открыто, чтобы не быть обвиненным в заговоре. Эти факты впоследствии дали повод заклеймить его «провокатором».

Рутенберг сразу привнес в аморфный план Гапона массу конкретики. Он предложил схему действий на случай столкновения с войсками - разметил, где нужно строить баррикады, объяснил, как громить оружейные магазины и организовывать силовой прорыв к Зимнему дворцу. Гапон быстро попал под его влияние и согласился на все. Кроме одного: как потом рассказывал сам священник, одной из идей Рутенберга было убийство царя, в случае если Николай II лично выйдет к рабочим. Трудно сказать, был ли это конкретный план или просто высказанная в запальчивости идея. Но факт остается фактом - представитель эсеров был готов пролить кровь. Если бы Рутенберг смог полностью взять организацию шествия под свой контроль, то, скорее всего, Кровавое воскресенье обернулось бы еще большими жертвами.

9 января 1905 года (по старому стилю) в Петербурге состоялось знаменитое шествие, завершившееся расстрелом безоружных рабочих. В критической ситуации Рутенберг повел себя очень решительно - фактически возле Нарвских ворот он спас растерявшемуся Гапону жизнь, уведя того с площади в проходные дворы. Затем он же помог Гапону выехать за границу. Там они провели год. А после возвращения, в 1906 году, лидеры эсеров Евно Азеф и Борис Савинков отдали Рутенбергу приказ казнить священника за вскрывшиеся связи с полицией.

28 марта 1906 года Рутенберг пригласил Гапона на специально снятую дачу в поселке Озерки под Петербургом. Там и было совершено убийство. Конкретные обстоятельства до сих пор вызывают массу споров и вопросов, так как с самого начала убийство Гапона было окружено плотной завесой лжи. Немало усилий к этому приложил сам Рутенберг, который придумал историю про «суд рабочих», который якобы судил «предателя Гапона» и вынес ему «суровый, но справедливый» приговор. Однако из позднейших описаний стало ясно, что священника удавили (или повесили на одежном крюке) боевики партии эсеров. Хотя некоторые детали до сих пор остаются неясными.

Сам Рутенберг непосредственного участия в убийстве не принимал. Более того, по свидетельству очевидцев, увидев мертвое тело Гапона, он пришел в ужас (как будто сам не отдавал приказа о казни!) и забормотал: «Ведь друг он мне когда-то был!.. Боже мой... Боже мой! Какой ужас... Но так надо было».

С чистого листа

Но тут неприятный сюрприз преподнесли лидеры партии эсеров. Они заявили, что Рутенберг убил Гапона по собственной инициативе, сводя личные счеты. Политическая репутация стремившегося к власти Петра Моисеевича была почти погублена. Он пришел в неописуемую ярость и даже начал планировать убийство Савинкова и Азефа. «И с неумолимой логикой я подводил к тому, что раз повесил Г., то на такой же вешалке должен повисеть и Пав. Ив., и Ив. Ник. (Савинков и Азеф. - Прим. авт.). И перед глазами стояли та же комната с печкой в углу, та же вешалка и на ней два тела, толстое и тонкое, с равно потемневшими лицами, с равно вытянутыми шеями, равно сломанными торсами и подтянутыми ногами...» - писал он в одном из писем.

Свою причастность к убийству Гапона партия эсеров признала только в 1909 году, уже после того, как выяснилось, что Азеф (в отличие от казненного священника) был самым настоящим предателем и двойным агентом. Рутенберг в это время скрывался за границей, предаваясь написанию самооправдательных мемуаров.

Живя за границей, Рутенберг вспомнил о своих корнях, увлекся идеями сионизма и принимал активное участие в развитии идей освобождения Палестины. Но в 1917-м, когда царизм в России рухнул, он решил вернуться и попробовать снова пристроиться к власти. Поначалу ему это вполне удалось - Александр Керенский принял его с почетом и даже назначил заместителем главы Петрограда. А осенью 1917-го, когда стало ясно, что власть может перейти к большевикам, Рутенберг вошел в состав Высшего совета, призванного спасти ситуацию. Но Временное правительство было свергнуто, и Рутенбергу пришлось провести некоторое время в казематах Петропавловской крепости.

Последним аккордом политической деятельности Рутенберга в России стало участие в Одесском Комитете обороны и продовольствия весной 1919 года. Комитет действовал под эгидой французских войск, занимавших тогда Одессу. Как вспоминают современники, Рутенберг «подавлял прочих членов ... своей наглостью, безапелляционностью своих решений и авторитетом своей партийности». Но и здесь в итоге его ждала неудача - французы удержать город не смогли, арестовать представителей большевистских Советов не удалось, и единственным выходом было - бежать.

Что он и сделал, отправившись в Париж. Все последующие годы своей жизни Рутенберг посвятил созданию независимого еврейского государства. До появления Израиля он не дожил, но оставил о себе в Палестине исключительно добрую память. Словно пытаясь замолить прошлые грехи, Рутенберг проявил себя как талантливый политик и отличный инженер. Его усилиями в Палестине появилась первая электростанция и была заложена система энергоснабжения, работающая до сих пор. А во время Второй мировой войны Рутенберг даже возглавил Национальный совет подмандатной Палестины и пытался организовать спасение немецких евреев. В 1942 году он умер, завещав все свое состояние молодежному фонду.

Виктор БАНЕВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Злодеи     Следущая












Интересные сайты: