Аборигены камчатского края

Автор: Maks Янв 14, 2020

Если спросить современного жителя европейской части России, кто такие ительмены, то он явно затруднится с ответом. А между тем, это не дикое африканское племя и не туземцы с островов Индийского океана, жившие в далекой древности. Это наши современники. Такие же россияне. Но о них по эту сторону Уральских гор знают только этнографы.

Советская власть и ее руководящая сила — Коммунистическая партия — вопрос с коренными народами Сибири и Дальнего Востока решили просто: поскольку они находятся на примитивном уровне развития, их необходимо было приобщить к благам цивилизации, обучить русской грамоте и «дотянуть» до уровня стандартного советского человека.

Втащить в мечту

Цивилизация и советизация в те годы перли отовсюду — организовывались медпункты, школы, клубы, библиотеки и прочие полезные идеологические учреждения. Но если в XVII веке их насчитывалось около 13 тысяч человек, в XVIII веке — около 9 тысяч, то к 2019 году осталось менее 3 тысяч человек. По сравнению с дореволюционной Россией, число коренных камчадалов сократилось разительно. Несмотря на бесплатную медицину, бесплатное образование и преимущественное право при поступлении в высшие учебные заведения. А все потому, что традиционный быт за время отечественного цивилизаторства был полностью перестроен.

И вместе с белыми людьми пришли к ительменам на Камчатку и болезни белых людей, и их пороки. В том числе алкоголь, который в организме этих прежде крепких и выносливых зверобоев вызывал необратимое разрушение здоровья и преждевременную смерть. Что же касается культурной составляющей партийной программы, то советские учителя выполнили ее на «отлично»: к концу прошлого века исчезли два из трех языков, на которых прежде говорили ительмены, родным «неродным» языком стал для них русский, а собственный алфавит умирающего родного языка специально для вымирающего народа составили только в 1988 году! На этом языке, столь же мертвом, как древнегреческий, сегодня умеет говорить менее 100 человек, и все — преклонного возраста. Вот и решайте: втащили или не втащили их в «новую жизнь»?

Как жили до революции

По антропологическому типу ительмены так же, как и их близкие родственники коряки, чукчи и эскимосы, относятся к северным монголоидам. Этнографы XVIII века недаром называли их «русскими индейцами» — камчадалы жили примитивным общественным строем, зимой в землянках, летом в свайных постройках, похожих на шалаши. Избы появились у них только после заселения Камчатки русскими, да и то зимой они по-прежнему предпочитали свои подземные юрты. Это были хитроумные сооружения, рассчитанные на большие морозы и сильные ветра. Зимнюю юрту ставили в специальную яму глубиной до полутора метров, стены ямы обкладывали досками и соломой. Изнутри юрта растягивалась на четырех балках и стропилах, которые надежно фиксировали всю конструкцию. На стропила настилали слой соломы. В крыше точно над очагом делали круглое отверстие для выхода дыма. Оно было достаточно большим, потому что использовалось также как лаз. В зимних юртах жили всем родом или несколькими семьями, потому что так теплее. В теплое время года ительмены переселялись в пемы, так назывались их летние дома. Их делали на сваях, потому что земля становилась топкой после таяния снегов и на ней нельзя было строиться.

В пемах жили уже отдельными семьями. Кроме пемов и юрт ительмены строили для хозяйственных нужд и кормления животных что-то вроде больших шалашей. А поселки они обносили земляной стеной и частоколом — как для защиты от зверей, так и для обороны от врагов. Впрочем, после заселения Камчатки русскими, в основном казаками, огораживание поселков было строго запрещено. Русских камчадалы встретили с ненавистью, они даже заманивали их в свои жилища как гостей, кормили и поили, а потом сонными сжигали. Или нападали ночью на их дома, обкладывали соломой, заваливали двери и разводили огонь. Разумеется, после серии таких столкновений все частоколы и стены были снесены, а население и поселки изрядно прорежены. Если прежде они были иногда в 200 юрт, то после «умиротворения» обычно оставалось не более четырех-пяти десятков.

Быт ительменов был примитивным. Железа они не знали, стрелы и рыболовное снаряжение делали из кости. Летом добывали рыбу плетеными из крапивы сетями, ставили верши или били ее острогой. Разделывали эту рыбу женщины, причем каждая часть рыбы заготавливалась по-разному: спинки готовили отдельно, бока и хвосты сушили, головы заквашивали в яме, откуда отвратительно пахло, кишки и кости толкли и использовали для корма собакам, икру смешивали с корой и получали очень калорийную зимнюю пищу. Охотились они и на более крупную добычу — тюленей, моржей и китов. И не только на берегах, но ходили на своих каноэ к ближним островам, где били бельков и заготавливали шкуры. Ставили силки на лесного зверя, добывали соболя и песца.

Жен у отца семейства могло быть несколько — так тоже проще выживать в суровом климате, распределяя обязанности по хозяйству и уходу за детьми. Женщин приезжие с Большой земли казаки описывали как невысоких, коренастых и «пушистых», то есть одетых в мохнатую меховую одежду с меховыми украшениями.

Вера и боги

ИтельменыИтельмены были и остались язычниками, хотя официально считались православными. Гораздо более непонятного для них сына Божьего они любили своего предка — ворона Кутха, о котором рассказывали множество смешных и поучительных историй. Например, как-то Кутх отправился к морю на рыбалку. Наловил много рыбы, мелкую выбросил, а крупную запряг и велел везти его домой, пообещав хорошо кормить. Рыбы согласились. Дома Кутх попросил жену накормить рыб-собак, а потом снова запряг и поехали они в березняк. Рыбы проголодались, но Кутх сказал, что накормит потом, и поехали они в низину. Рыбы снова попросили есть, но он опять сказал, что накормит потом. Рыбы рассердились и понесли Кутха прямо к морю. Хотел он соскочить, да зацепился ногой за нарты. А рыбы понесли нарты еще быстрее и впрыгнули в воду. Кутх едва не утонул.

К другому божеству, Митге, духу моря, ительмены относились с куда большим уважением и никогда над ним не смеялись. От Митга зависело все — и хороший улов, и сама жизнь рыбака. В честь Митга они устраивали в ноябре праздник очищения, на который проходили под ветками березы и бросали в огонь пучки травы. Алкоголя они не знали, но пили на праздниках настойку мухомора или жевали сам сушеный гриб. А еще плясали по-особому на полусогнутых ногах, делая перерывы на пару минут, иногда несколько суток подряд. Так
они показывали свое уважение богам и духам.

Представления о мире были у них странные. Например, они верили, что земля похожа на блин — такая же плоская, и под блином существует другая, потусторонняя земля, где все наоборот — когда у нас зима, у них лето. В местах промыслов они обязательно ставили идолов, которых на праздники кормили и украшали. Своих мертвых они подвешивали на дерево, привязывали к воткнутым в землю шестам или укладывали на высокий помост и так оставляли. Часто рядом с покойниками они размещали вещи, которые пригодятся тем в загробном мире.

Кто такие камчадалы?

В годы освоения Камчатки численность ительменов сильно сократилась. Казаки считали их рабами, то есть товаром на продажу. Почти у каждого казака того времени было около 60 рабов. Их проигрывали в карты, выменивали на пушные шкурки. Когда камчадалы в хозяйстве заканчивались, всегда можно было захватить новых. Неудивительно, что те боролись за свою свободу всеми способами. Но силы были слишком неравны. Хотя, по образному выражению Георга Стеллера, участника Второй Камчатской экспедиции Беринга, ительмены были многочисленны, как галки, и везде были воткнуты их гнездовья, никто не считал, сколько аборигенов за эти годы было утоплено, порезано или сожжено.

Женщин, в отличие от мужчин, чаще оставляли в живых. Лишенные своих мужчин, они селились вблизи русских острогов и становились легкой добычей для казаков и солдат. От них они и приживали детей. Иногда женщины вступали в брак с близкородственными коряками, которые тоже любили «пушистых». Но мужчины были поголовно истреблены. Последний коренной ительмен, согласно дореволюционным сведениям, умер еще в XVIII веке. Именно тогда ительменов стали называть камчадалами. И встает вопрос: кто же такие современные камчадалы? Этнографы вполне обоснованно считают, что они метисы. Иными словами, «русские индейцы» разделили ту же судьбу, что и американские. Они сохранили частично язык, культуру, верования, особенности быта, но чистоту крови утратили.

Михаил РОМАШКО

,   Рубрика: Исчезнувшие цивилизации

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:62. Время генерации:0,137 сек. Потребление памяти:8.33 mb