Афганские партизаны

Автор: Maks Июн 9, 2020

Первыми на землю Афганистана ступили не юнцы срочной службы, не спецназ и не бравые «береты» ВДВ. Это были степенные «партизаны» — так в СССР именовали мобилизованных на военные сборы военнослужащих запаса…

К вводу войск в Афганистан, случившемуся в декабре 1979 года, СССР готовился загодя. В ходе создания группировки войск было развернуто около 100 соединений, частей и учреждений. Из запаса на укомплектование войск призвано более 50 тысяч офицеров, сержантов и солдат, выделено из народного хозяйства около 8 тысяч автомобилей и другой техники. Все это происходило согласно мобилизационному плану, а план в СССР всегда был законом, который надо, ухитрившись, как-то выполнять. Но, как водится, за этими грозными цифрами скрывалась откровенная липа.

Мобилизационная чехарда

Командующим армией по оперативному предназначению был назначен первый заместитель командующего войсками ТуркВО генерал-лейтенант Юрий Тухаринов.

На качество укомплектования подразделений ни военкоматы, ни воинские части никакого внимания не обращали. Все были уверены, что идет обычная проверка, которая закончится, как только части доложат о завершении комплектования. В связи с этим военкоматы стремились быстрее отправить призывные ресурсы, а воинские части — побыстрее укомплектовать подразделения личным составом и доложить по инстанции.

Согласно мобилизационному плану, группировка формировалась на базе частей Туркестанского и Среднеазиатского военных округов. Это означало, что в основном мобилизовывались жители, проживавшие на территории этих округов. Никто не учитывал, что большинство мобилизованных проходили срочную службу в стройбате. По воспоминаниям одного из мобилизованных, младшего сержанта Худайбердыева: «Работал трактористом в совхозе, в армии был экскаваторщиком. Танка никогда не водил. Но военком сказал: «Справишься. Если не хочешь оставить голодными своих детей» У меня на тот момент их было трое. А военком мог сделать так, что я бы за копейки работал на тракторе-развалюхе, если вообще на тракторе».

Но еще хуже дело обстояло с офицерским составом. 70% офицеров вообще не служили в армии и руководить подразделениями не умели. Вот как позже вспоминал о тех событиях участник боевых действий Калманов: «Военную кафедру постиг в Ташкентском университете и стал лейтенантом. Из всей программы отлично усвоив только команды «смирно» и «вольно» В военкомате мне сообщили, что буду командовать взводом операторов ПТРК…»

Но ограниченный контингент вводить надолго никто не собирался, а только «попугать» руководство Афганистана советской военной мощью. А на роль пугал годились и бывшие стройбатовцы, и сорокалетние лейтенанты, когда-то окончившие военные кафедры при вузах. В мобилизационной чехарде руководители автобаз хотели поиметь выгоду для предприятий, а их подчиненные — попросту поймать золотую рыбку в мутной воде.

А в стране тотального дефицита и целой армии «несунов» мобилизация была действительно золотой рыбкой.

Руководители автобаз поставляли не новые, приписанные к войскам, а старые, имевшие пробег более 500 тысяч километров автомобили. Так, 20% автомобилей поступило с пробегом до 100 тысяч километров, 30% — до 250 тысяч километров и 50% — более 250 тысяч километров. До 80% поставленных машин имели срок эксплуатации пять лет и более.

Особенно низкое техническое состояние имели наливные автомашины. Из представленных на укомплектование наливного автомобильного батальона 500 автомобилей были выбраны только 221, а остальные возвращены за негодностью. До 80% поставленных бензозаправщиков из-за отсутствия заправочных пистолетов, счетчиков установленного диаметра оказались непригодными для использования. А приписанные к войскам выполняли и перевыполняли план очередной пятилетки. Зарабатывая премии и ордена «мудрому» руководству.

Без руля и колес

Следователь Сурхандарьинской областной прокуратуры юрист 1-го класса Мараханов писал в частном представлении в одном из уголовных дел: «Запасные колеса, водительский и шанцевый инструмент, ремонтные комплекты из автомобилей, предназначенных для мобилизационных действий, главными инженерами АК №3 Т.Н. Селимовым, АТП №42194 К.А. Брусковым реализовывались частным лицам в другие области…»

Соединения и части 40-й армии — мотострелковые дивизии типа «В», части армейского комплекта были отмобилизованы за 10-12 дней до ввода, а формирование десантно-штурмовой бригады еще только завершалось. Единственным кадровым соединением в составе армии была 103-я дивизия ВДВ.

Хотя в Советском Союзе и осуществлялся лозунг «Кадры решают все», в случае с вводом войск в Афганистан о нем словно забыли. Как забыли и историю. Ведь некоторые районы предполагаемого ввода в Афганистане были густо заселены басмачами или их потомками, сбежавшими из родных мест под натиском советской власти. У многих советских «партизан» «за речкой», как говорят воины-афганцы, находились кровные родственники. А родственные связи всегда играли в Средней Азии, да и вообще на Востоке, большую роль.

Потомки басмачей

108-я мотострелковая дивизия24 декабря 1979 года министр обороны СССР Дмитрий Устинов подписал директиву войскам, в которой говорилось: «Принято решение о вводе некоторых контингентов советских войск, дислоцированных в южных районах страны, на территорию Афганистана в целях оказания интернациональной помощи дружественному афганскому народу, а также создания благоприятных условий для воспрещения возможных антиафганских акций со стороны сопредельных государств».

Участие советских войск в боевых действиях на территории Афганистана директивой не предусматривалось. Не был определен порядок применения оружия даже в целях самообороны.

Первым советским подразделением, перешедшим советско-афганскую границу, был 781-й отдельный разведывательный батальон 108-й мотострелковой дивизии.

По воспоминаниям очевидца тех событий корреспондента газеты Среднеазиатского военного округа «Боевое знамя» капитана Костогрыза: «108-я гвардейская дивизия мало была похожа на грозную Советскую армию. Мобилизованные отцы многодетных узбекских и таджикских семейств меньше всего походили на бравых солдат, прибывших оказать интернациональную помощь афганцам».

Правда, Западу ввод на территорию Афганистана частей, состоящих из мобилизованных, показался хитростью Страны Советов. Вот что писал в редакционной статье от 11.01.80 журналист украинской редакции радио «Свобода» Юрий Семенко: «Казалось бы, гениальная задумка русских, с помощью единоверцев сломить оппозиционные Кабулу силы, терпит крах. И если бы не русские замполиты и особисты — верные ставленники Политбюро и КГБ, то Советская армия разбрелась бы по кишлакам праздновать встречу давно не видевших друг друга родственников. Но все выполняют порой братоубийственные приказы еще и потому, что в СССР остались в роли негласных заложников жены и дети».

Уже к февралю 1980 года руководство СССР стало понимать, что нужно заменять мобилизованных кадровыми офицерами и солдатами срочной службы, готовыми исполнять приказы и интернациональный долг. В Афганистан на замену перебрасывались поднятые по тревоге войска из глубины страны. Подчас еще хуже подготовленные, чем «партизаны». Десантники, ни разу не прыгавшие с парашютом, и саперы, видевшие мины только в учебных классах.

«Партизаны» ни в одной стране бывшего Союза не числятся среди афганцев. Ведь они всего-навсего проходили очередные мобилизационные сборы и фактически боевых действий не вели.

Но они были первыми. А первым всегда труднее.

Марк РАППОРТ

Загадки истории » Военная тайна » Афганские партизаны

, ,   Рубрика: Военная тайна 4 раз просмотрели

Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:27. Время генерации:0,190 сек. Потребление памяти:7.14 mb