Безотказная «коломбина»

Автор: Maks Июл 25, 2022

С началом Великой Отечественной войны бойцы Красной армии встретились со многими новинками вражеской бронетехники. Некоторые из них оказались весьма неприятными для наших солдат. Например, немецкие штурмовые орудия, которые оказывали неоценимую помощь пехоте вермахта, подавляя советские огневые точки и поддерживая наступающие части врага.

Ничего похожего у нас не было, хотя до войны и велись проработки проектов самоходных орудий. Но серийно они так и не производились. Начавшаяся война заставила конструкторов бронетехники срочно приступить к работе над недорогой и достаточно эффективной самоходкой, задача которой — сопровождение своей пехоты, борьба с легкими и средними танками и штурмовыми орудиями противника.

Первый блин комом?

В сентябре 1941 года известный советский конструктор бронетехники Семен Гинзбург выступил с предложением разработать на базе легкого танка Т-60 серию бронированных гусеничных машин, среди которых была и САУ. Своевременного отзыва на это тогда получить не удалось — у наркомата хватало работы по серийным машинам. Но на очередном совещании Наркомата танковой промышленности Гинзбург сумел убедить руководство в необходимости иметь на вооружении легкую самоходку с мощным вооружением, способную эффективно бороться со средними и тяжелыми танками противника. Инициативу конструктора поддержал не только нарком вооружения, но и представитель наркомата обороны. Легкая противотанковая САУ, по всей видимости, представлялась им в виде упрощенного танка без башни, что позволяло уменьшить ее стоимость.

СУ-76 стала совместной разработкой конструкторских бюро завода №38 в городе Кирове летом 1942 года. Первые боевые машины этого типа были выпущены поздней осенью 1942 года, причем они были оснащены заведомо неудачной силовой установкой из двух параллельно установленных автомобильных бензиновых двигателей ГАЗ-202 мощностью 70 л. с, стоявших на легких танках Т-30 и Т-60. Эта силовая установка была очень сложна в управлении и вызывала сильные крутильные колебания элементов трансмиссии, что приводило к их быстрой поломке. Изначально САУ была полностью бронирована, что приводило к неудобству работы экипажа в боевом отделении. Эти недостатки вскрылись во время первого боевого применения советских серийных САУ на Волховском фронте, поэтому после выпуска 608 машин серийное производство СУ-76 было приостановлено, и конструкция была отправлена на доработку.

Однако большая надобность Красной армии в самоходной артиллерии (в самый разгар Сталинградской битвы) заставила руководство наркомата оставить «параллельную» силовую установку и общую компоновку машины по той же схеме, но усилить ее элементы с целью увеличения моторесурса. Эта модернизированная машина (бронированная крыша боевого отделения была демонтирована) и пошла в серию летом 1943 года. Некоторое количество САУ успели попасть на фронт к началу Курской битвы.

Вторая попытка — удачная

Первый результат боевого применения САУ в целом оказался не совсем удачным. Одним из главных виновников был назван Гинзбург, его отстранили от конструкторской работы и направили на фронт в составе 32-й танковой бригады, в которой он занял должность зампотеха. Боевая карьера Семена Александровича оказалась недолгой: он погиб 3 августа 1943 года в районе деревни Малая Томаровка Курской области.

Казалось, что производство СУ-76 можно сворачивать. Но тут судьбу неудачной боевой машины изменили новые конструкторы и пехота. Сначала основательной переработке подверглась сама САУ. В ней решено было использовать агрегаты с более совершенного танка Т-70. После свертывания его производства высвободившиеся мощности отдали под СУ-76, в которой оба мотора располагались последовательно и работали на общий вал. Соответственно, машина была перекомпонована, чтобы вместить в себя большую по длине силовую установку. Это позволило отладить технологию производства. Брака стало меньше. Дело оставалось за военными.

После завершения Курской битвы командование Красной армии нашло все-таки нишу для легких самоходок. Истребителя танков из них явно не получалось, танков прорыва — тоже, зато для поддержки пехоты СУ-76 годилась идеально. Уже в 1944 году СУ-76 стала настоящей визитной карточкой Красной армии. Что характерно, на пике популярности СУ-76 советское командование захотело ввести в штат каждой стрелковой дивизии по полку самоходок. А это, между прочим, более 7000 машин только для действующей армии.

С конца 1943 года (после снятия с серийного производства легких танков Т-70 и Т-80) завод №38 в Кирове и Горьковский автомобильный завод, а также вновь организованный завод №40 в Мытищах начали крупносерийное производство легкой САУ с силовой установкой ГАЗ-203, которая получила армейский индекс СУ-76 (тот же, что и первоначальный вариант, без индекса «М»), В результате СУ-76 (всех моделей) стала самой массовой после Т-34 боевой бронированной машиной среди выпускавшихся в СССР. Всего было выпущено 13 684 модернизированных СУ-76, из них 9133 самоходки построил ГАЗ. Серийное производство СУ-76М завершилось в октябре 1945 года, несколькими годами позже они были сняты с вооружения Советской армии.

Как она была устроена

Советские СУ-76МОбщая компоновка предусматривала переднее расположение трансмиссии и ведущих колес САУ. В кормовой части размещалась неподвижная броневая рубка и установка двух двигателей, работавших параллельно, по бортам в средней части корпуса. Командир машины и заряжающий находились у правого борта броневой рубки, наводчик — слева от пушки. Для наблюдения за полем боя в крыше рубки устанавливался перископ, который имел шкалы измерения углов для корректирования стрельбы.

В походном положении этот прибор укладывался внутри машины. Рабочее место механика-водителя САУ было оборудовано в центре отделения управления в носовой части корпуса. У механика-водителя имелся свой входной люк, располагавшийся в верхнем лобовом листе корпуса, в крышке которого устанавливался смотровой перископический прибор. Посадка и выход экипажа, а также загрузка боекомплекта производились через бронедверь, располагавшуюся в верхнем кормовом листе боевой рубки.

В качестве основного оружия в боевом отделении была установлена 76,2-мм пушка ЗИС-3 образца 1942 года с клиновым затвором и полуавтоматикой. Горизонтальные цапфы орудия устанавливались в подшипниках, закрепленных на переднем листе рубки. Выходящие за бронестенки рубки противооткатные устройства были прикрыты подвижной бронировкой. В лобовом листе боевой рубки справа от пушки автономно был установлен 7,62-мм пулемет ДТ.

Броневая защита корпуса и рубки — противопульная, выполненная из броневых катаных бронелистов, расположенных с рациональными углами наклона. В крыше рубки был вырезан люк для головки панорамного прицела. На верхнем лобовом листе корпуса, кроме люка механика-водителя, имелись еще два люка, закрывавшихся броневыми крышками, для доступа к агрегатам трансмиссии. Смотровые люки, закрывавшиеся броневыми крышками со смотровыми щелями, расположенные в бортах и лобовом листе боевой рубки, использовались как для наблюдения, так и для стрельбы из личного оружия.

Силовая установка состояла из двух четырехтактных шестицилиндровых карбюраторных двигателей жидкостного охлаждения, установленных параллельно вдоль бортов корпуса. Общая мощность силовой установки составляла 140 л. с. Механическая трансмиссия самоходно-артиллерийской установки располагалась в передней части корпуса и состояла из двух однодисковых главных фрикционов сухого трения; двух четырехступенчатых коробок передач, конструкция которых была аналогична конструкции коробки передач автомобиля ГАЗ-ММ: двух главных передач; соединительного вала; двух многодисковых бортовых фрикционов с ленточными тормозами и двух бортовых редукторов. В качестве механизма поворота использовались бортовые фрикционы. Приводы управления были механические. Максимальная скорость движения по шоссе составляла 45 км/ч.

В ходовой части использовались индивидуальная торсионная подвеска, мелкозвенчатые гусеницы, два ведущих колеса переднего расположения со съемными зубчатыми венцами цевочного зацепления, а также два направляющих колеса с механизмами натяжения гусениц, двенадцать опорных и восемь поддерживающих катков с наружной амортизацией. Ширина трака гусеницы от танка Т-70 составляла 300 мм.

«Сушки» в бою

У СУ-76 было немало недостатков. При попадании снаряда в топливный бак воспламенившееся топливо выливалось прямо на механика-водителя, практически лишая его шансов выбраться из подбитой самоходки. Особенно часто такие случаи имели место на начальном этапе использования СУ-76, когда самоходки пытались использовать в качестве машин непосредственной поддержки пехоты. Неофициально ее называли «жу-жу», «коломбина», «голожопый Фердинанд» и «сучка».

И все же СУ-76, при всех ее недостатках, оказалась достаточно эффективным мобильным средством поддержки пехоты. Обладая небольшим удельным давлением на грунт, самоходка могла передвигаться по лесистой и заболоченной местности, чем не могли похвастаться средние танки и САУ. Высокой боевой эффективности способствовали хорошие баллистические качества пушки ЗИС-3Ф, бронебойный снаряд которой пробивал броню «пантеры» и любого среднего немецкого танка, не говоря уже о менее защищенных машинах. С «тиграми» бороться было сложнее, но после введения подкалиберных снарядов СУ-76 могла пробить его лобовую броню, правда с предельно близкой дистанции.

При правильном тактическом использовании (а поначалу САУ часто шли в бой вместо танков в первых рядах и несли неоправданные потери) СУ-76М хорошо показали себя как в обороне — при отражении атак пехоты и как подвижные, хорошо защищенные противотанковые резервы, так и в наступлении — при подавлении пулеметных гнезд, разрушении дотов и дзотов, а также в борьбе с контратакующими танками.

Хорошая проходимость сыграла большую роль в боях 1944 года в Белоруссии, где болота были естественными преградами для наступающих советских войск. СУ-76М могли проходить по наспех сооруженным гатям вместе с пехотой и атаковать врага там, где он меньше всего ожидал ударов советских самоходок.

Прозвище «жу-жу» СУ-76 получила за малошумность ее автомобильного двигателя. Тонкие гусеницы «сушки» не шумели так, как, например, Т-34, который ревом двигателя и лязгом гусениц за несколько километров предупреждал немецкую пехоту о предстоящей атаке.

Неплохо СУ-76М проявила себя и в городских боях — ее открытая рубка, несмотря на вероятность поражения экипажа огнем стрелкового оружия, обеспечивала лучший обзор и позволяла весьма тесно взаимодействовать с бойцами пехотных штурмовых отрядов. СУ-76М могла поражать своим огнем все средние танки и равноценные ей самоходки вермахта.

С окончанием Второй мировой войны служба СУ-76М не закончилась. В Советской армии они эксплуатировались до начала 1950-х годов, 130 машин, переданных в период войны Войску Польскому, также были списаны к середине 1950-х, несколько десятков доставшихся КНДР приняли довольно активное участие в Корейской войне, но в большинстве своем ее не пережили.

Александр ЕГОРОВ

МНЕНИЕ МАРШАЛА

Маршал Советского Союза Константин Рокоссовский так отзывался об этой машине: «…Особенно полюбились солдатам самоходные артиллерийские установки СУ-76. Эти легкие подвижные машины поспевали всюду, чтобы своим огнем и гусеницами поддержать, выручить пехоту, а пехотинцы, в свою очередь, готовы были грудью заслонить их от огня вражеских бронебойщиков и фаустников…»

  Рубрика: История оружия 129 просмотров


https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:49. Время генерации:1,186 сек. Потребление памяти:9.36 mb