Битвы партийных кланов

Автор: Maks Июн 25, 2020

На протяжении всей советской эпохи внутри партийной элиты сформировалось несколько кланов, объединенных по земляческому принципу. Иногда внутри них происходили собственные разборки, а иногда они переформатировались или подвергались разгрому.

Еще Ленин считал питерского рабочего главной опорой пролетарской революции. И когда в марте 1918 года столица переехала в Москву, наместником на берегах Невы остался ближайший соратник вождя Григорий Зиновьев (Радомысльский). Людей самостоятельных он выживал, так что, когда после кончины Ленина началась борьба за статус его преемника, тамошняя партийная верхушка дружно поддерживала хозяина Смольного.

Неистребимые ленинградцы

Однако в марте 1926 года Зиновьеву пришлось уступить кресло председателя Ленсовета Николаю Комарову. Реально же первым лицом в городе и на всем Северо-Западе стал Сергей Киров (Костиков), занявший пост первого секретаря ленинградского обкома и горкома.

1 декабря 1934 года он был убит в Смольном мужем своей любовницы Леонидом Николаевым. Ответственность за теракт списали на сторонников Зиновьева.  Неофициальная версия гласит, что Сталин увидел в Кирове соперника, и убийство было организовано с его подачи.

Кировскую «команду» почти полностью заменили, а место погибшего занял ранее возглавлявший горьковский (нижегородский) обком Андрей Жданов.

Он тоже сформировал собственную «команду», которая отстаивала Ленинград в период блокады. С окончанием Великой Отечественной войны «колыбель революции» упрочила свое особое положение. Ленинградцы разбирались на «укрепление кадров» и в Москву, и в другие регионы.

В марте 1946 года скончался образцовый питерский пролетарий и «президент» (в статусе председателя президиума Верховного совета) СССР Михаил Калинин. В августе 1948-го из-за проблем с сердцем умер Жданов. И почти сразу после его кончины начало раскручиваться «ленинградское дело», фигурантов которого обвиняли в «великорусском шовинизме».

В результате были расстреляны два возможных преемника Сталина — Алексей Кузнецов и Николай Вознесенский, а также несколько ленинградцев из числа руководителей союзных органов. Далее кровавая метла прошлась по другим регионам, где пахло ленинградским духом, от Крыма до Карелии.

Хрущев реабилитировал репрессированных и заручился поддержкой нового поколения ленинградской номенклатуры.

В 1958 году первый секретарь ленинградского обкома Фрол Козлов возглавил Совет министров РСФСР, а его преемник в Смольном Иван Спиридонов позже выступил с инициативой вынести тело Сталина из Мавзолея.

Дальше все повторилось. Хрущев заподозрил Козлова в попытках подсиживания. Впрочем, обошлось без репрессий. Получив нагоняй от Никиты Сергеевича, главный ленинградец слег с инсультом и в политику уже не вернулся. Политически добила Хрущева другая «команда».

Новый подъем ленинградского клана связан с Григорием Романовым, который, подобно Кирову, проявил себя энергичным хозяйственником. Андропов добился его перевода в Москву и, став генсеком, рассматривал наряду с Михаилом Горбачевым в качестве своего возможного преемника.

Колеблясь между двумя кандидатурами, представители старой номенклатуры сделали генсеком Черненко, а когда тот скончался, предпочли Горбачева. Возможно, решающим фактором стало то, что Романова просто не было в Москве — он находился в командировке в Прибалтике.

Горбачев отправил соперника на заслуженный отдых и начал приручать ленинградцев. Куратором военно-промышленного комплекса после Романова стал его преемник по Смольному Лев Зайков, и он же в 1987 году возглавил московский горком после опального Ельцина. Правда, в новые политические реалии Зайков не вписался. Зато в роли одного из лидеров «демократической оппозиции» оказался другой выходец с берегов Невы — Анатолий Собчак. Но это был уже не «ленинградский» клан, а «петербургский».

Донецкие солдаты, донецкие шахтеры

Отцом-основателем донецкого клана можно считать луганского слесаря Климента Ворошилова, который в 1918 году возглавлял вооруженные силы Донецко-Киворожской республики, позже наряду с Будённым командовал 1-й Конной армией, а в 1925 году сменил скончавшегося Михаила Фрунзе во главе наркомата обороны.

Ворошиловские «конармейцы» заняли ведущие должности в военном ведомстве. Семен Будённый стал одним из пяти первых маршалов СССР. Семен Тимошенко в 1940 году сменил Ворошилова на посту наркома обороны. Григорий Кулик был главным артиллеристом. Ока Городовиков командовал кавалерией в Великую Отечественную.

Иосиф Апанасенко прикрывал Дальний Восток от японцев, но рвался на фронт и в 1943 году погиб от шального снаряда. Иван Тюленев с переменным успехом, но без очевидных провалов действовал на южном направлении.

В партийной номенклатуре еще ленинских времен заметной фигурой был создатель Донецко-Криворожской республики Федор Сергеев, известный по псевдониму Артем. В 1921 году он погиб при испытаниях нового аэровагона, а сын Артем (впоследствии генерал-майор артиллерии) был усыновлен Сталиным.

Донецкий шахтер стал таким же символом СССР, как и питерский пролетарий. И если Петроград в 1924 году переименовали в Ленинград, то Юзовка (старое название Донецка) тогда же стала называться Сталин (через пять лет название подкорректировали на украинский лад — Сталино).

На особом положении среди сталинских наркомов находился руководитель угольной промышленности Александр Засядько. Пользуясь благосклонностью вождя, он пробивал самые сомнительные с финансовой точки зрения проекты. Например, газификация Сталино началась еще в конце 1930-х годов, одновременно с Москвой и Ленинградом. И в качестве основы была взята технология «подземной газификации углей», которая и сегодня еще толком не освоена.

И после Великой Отечественной войны среди многочисленных примеров мученического героизма советских подпольщиков активнее всего раскручивалась именно история краснодонской «Молодой гвардии».

В 1953 году Ворошилов стал «президентом» СССР и занимал эту должность семь лет, пока его не сменил другой выходец с Украины, только не с Донбасса, а с Днепропетровщины — Леонид Брежнев.

Хваткие днепропетровские

Историю этого клана можно вести с 1917 года, когда из Донецка (тогда еще Юзовки) начал свой путь в большую политику Лазарь Каганович.

В 1924 году, возглавив парторганизацию УССР, он опирался в основном на уроженцев Киевской и Днепропетровской областей.

Именно в эти регионы направлялись огромные средства из союзных фондов, на которые строилась, например, крупнейшая в Европе Днепровская гидроэлектростанция. Затем Каганович стал руководителем всей союзной промышленности и потянул за собой в Москву еще одного перспективного донецкого партийного функционера — Никиту Хрущева.

В 1944-1949 годах Хрущев возглавлял Украину, занимаясь главным образом восстановлением разрушенного войной хозяйства. И здесь, подобно Кагановичу, ему приходилось взаимодействовать не только с донецкими, но и с днепропетровскими.

Одним из них и был Леонид Брежнев, который делал карьеру (с перерывом на войну) в Днепродзержинске, Днепропетровске и Запорожье. Его «тенью» в этот период был Владимир Щербицкий. Тогда же он познакомился с Николаем Щелоковым, работавшим в заместителях у секретаря республиканского ЦК, ведавшего промышленностью. Уральца Николая Тихонова Брежнев знал еще с начала 1930-х годов, когда вместе работали на Днепропетровском металлургическом заводе.

Заняв в 1964 году место Хрущева, Брежнев сделал «президентом» СССР еще одного своего соратника — полтавчанина Николая Подгорного.

Тихонов в конце концов стал премьер-министром СССР после Косыгина. Щелоков возглавил МВД. Председателем КГБ назначили с Украиной не связанного Юрия Андропова, но заместителем к нему приставили украинца Семена Цвигуна.

Организационной работой в ЦК занялся Константин Черненко — сибиряк по месту рождения и украинец по крови. Этническим украинцем был и министр обороны Андрей Гречко.

Руководивший самой Украиной харьковчанин Петр Шелест доверия у Леонида Ильича не вызывал и в конце концов был заменен на Щербицкого.

Эта днепропетровская команда продержалась до кончины Леонида Ильича за тремя исключениями. Гречко умер в 1967 году. Цвигун совершил подозрительное самоубийство в январе 1982-го, когда обострилась борьба межу МВД и КГБ в лице соответственно Щелокова и Андропова.

Подгорного Брежнев отправил на пенсию в 1977-м, когда захотел по просьбе «народа» стать «президентом». С соответствующей инициативой от имени «народа» выступил первый секретарь Донецкого обкома Борис Качура.

Такие разные кавказцы

Серго Орджоникидзе и Иосиф СталинКонечно, самым ярким представителем кавказцев в элите был сам Иосиф Джугашвили (Сталин). Но соратников по революционной борьбе на Кавказе он не любил, вероятно, по причине того, что они знали о нем много лишнего. Не горевший в огне и не тонувший в воде Камо (Симон Тер-Петросян) еще в 1922 году попал под машину. Серго Орджоникидзе в 1937-м совершил самоубийство. Секретарь союзного ВЦИК Авель Енукидзе в том же 1937 году был расстрелян, а его имя предварительно смешано с грязью коррупционными и педофильскими скандалами.

Из старых кавказских большевиков удачно сложилась лишь биография единственного выжившего из бакинских комиссаров Степана Микояна («от Ильича до Ильича без инфаркта и паралича»), В 1964-1965 годах он даже был «президентом» СССР, ненадолго втиснувшись между Брежневым и Подгорным. И конечно, следует выделить Лаврентия Берию, который при Сталине не только руководил спецслужбами, но, даже перебравшись в Москву, оставался чем-то вроде куратора по Кавказу и Закавказью. Именно оттуда он предпочитал набирать руководящие кадры для наркоматов внутренних дел и госбезопасности. Если при поляке Дзержинском чекистами были почти сплошь латыши, то при Лаврентии Павловиче — в основном кавказцы и немного русские. Не случайно, когда влияние Берии начало Сталина напрягать, раскручивать на него дело вождь посоветовал именно с одного из внутрикавказских номенклатурных кланов — грузинско-мегрельского. Но дело раскрутить не успели. Сначала умер Сталин, потом расстреляли Берию.

Влияние кавказцев на союзном уровне упало до минимума, тем более что и само понятие «кавказский клан» было весьма относительным — грузины, армяне и азербайджанцы всегда соперничали друг с другом. В позднесоветское время из бывших на слуху фигур можно вспомнить только секретаря президиума Верховного совета Эдуарда Георгадзе и заместителя министра обороны СССР маршала Ивана Баграмяна.

При Андропове и Горбачеве в Москву были переведены отличившиеся на ниве борьбы с коррупцией азербайджанец Гейдар Алиев и грузин Эдуард Шеварднадзе. После распада СССР они вернулись в свои республики и стали там президентами: один — успешным, другой — не очень.

«Курортники» Ставрополья

Этот самый «молодой» клан «поднялся» благодаря тому, что Ставрополье было одной из зон ВИП-отдыха. Кремлевские вожди отдыхали также и на Кубани, и в Крыму, но тамошнее руководство курортными преимуществами не воспользовалось. В отличие от первого секретаря Ставропольского крайкома Федора Кулакова, который начал выдвигать местного комсомольского вожака Михаила Горбачева. В 1965 году самого Кулакова вызвали в Москву, но руководства сельским хозяйством во всесоюзном масштабе он не потянул, подвергся выволочке и скончался от переживаний.

Зато ставший хозяином Ставрополья Горбачев обратил на себя внимание Андропова. Когда шеф КГБ находился на отдыхе, Михаил Сергеевич тоже брал отпуск и селился с семьей рядом в правительственном санатории «Красные камни». Вместе они выезжали в горы на шашлыки, сидя у костра, слушали песни бардов-шестидесятников.

К «серому кардиналу» партии Михаилу Суслову был другой подход. В 1933-1944 годах он руководил Ставропольем, и Горбачев организовал в столице края музей, посвященный его деятельности.

Именно благодаря их поддержке в 1978 году на очередном пленуме Горбачев был избран секретарем ЦК КПСС. В 47 лет он стал самым молодым в партийном ареопаге. Это событие можно считать прологом к эпохе совсем других, несоветских кланов.

Дмитрий МИТЮРИН

 

МЕРУ НАДО ЗНАТЬ

Когда Хрущев стал хозяином Кремля, Украинскую ССР он доверил этническому украинцу, уроженцу Херсонщины Алексею Кириченко. Но, будучи одарен Крымом, Кириченко утратил меру, выпрашивая благодать для своей республики. Более того, не имея своего клана, он ухитрился настроить против себя других представителей высшего руководства. А в довершение всего поспорил с Хрущевым на охоте относительно того, кто из них завалил кабанчика метким выстрелом. В результате чего и слетел с Олимпа.

, , , ,   Рубрика: Дворцовые тайны

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:62. Время генерации:0,160 сек. Потребление памяти:8.28 mb