«Босс боссов»

Автор: Maks Ноя 16, 2020

Мафиози Карло Гамбино возглавлял одну из «Пяти семей» итало-американской мафии Нью-Йорка. Он правил жесткой рукой, решительно и беспощадно. Именно с него Марио Пьюзо списал образ Вито Корлеоне — «крестного отца» всех времен и народов.

В начале XX века итальянская Коза Ностра имела огромное влияние в США, особенно в Нью-Йорке. Самой влиятельной из них в 50-х годах минувшего столетия стала семья Гамбино.

По проторенной тропе

Карло Гамбино родился в августе 1902 года в местечке Каккамо, недалеко от сицилийской столицы Палермо. Он происходил из семьи, принадлежавшей к одному из кланов «Достопочтенного общества», т. е. мафии.

Родители не дали сыну образования и не приучили к честному труду. Еще в подростковом возрасте он воровал и вымогал деньги у сверстников, часто их избивал. В 1921 году Карло покинул Италию, нелегально переехал в США и поселился в Бруклине. Там уже жили его двоюродные братья Кастеллано.

Он сразу примкнул к организации, в которую входил его родной дядя Джузеппе, занимающейся нелегальной продажей алкоголя, азартными играми, грабежами и рэкетом. В то время в Америку ехало много народу, в том числе и из Италии. И большинство из них даже не думали жить по закону.

Гамбино быстро обзавелся новыми друзьями. Это были известные боссы мафии Чарли Лаки Лучано, Джо Адонис, Меер Лански. Большинство из них приехали из Италии, но были и представители России — например, Меер Лански. «Погоду» в Нью-Йорке тогда определяли две враждующие группировки, возглавляемые Джо Массерией и Сальваторе Маранцано.

Между ними не первый год шла кровавая война, которую назвали «Войной Кастелламарезе». Только через несколько лет итальянские гангстеры, среди них и Карло Гамбино, поняли, что пора прекратить кровопролитие. Окончание войны преступных кланов завершилось убийством Массерии, которого заманили в ресторан и расстреляли. После этого Маранцано стал главным, а Карло Гамбино получил должность помощника у другого влиятельного мафиози Винсента Мангано.

Сам же Маранцано не прожил и года с момента устранения своего конкурента — его убили «новые итальяно-американские гангстеры», не желающие мириться со старыми законами. Но скоро гангстеры все же пришли к выводу, что негоже убивать друг друга, ведь в таком случае их всех перестреляют еврейские и ирландские банды. Главным инициатором новой политики выступил как раз Карло Гамбино. Он предложил создать «Национальный преступный синдикат».

Постепенно Карло стал известным в преступном мире. Он исполнял поручения своего босса Мангано, представителя старой школы. После исчезновения Мангано Гамбино стал младшим боссом в семье.

Свидетели, сотрудничавшие с ФБР, рассказывали о Карло как о человеке уравновешенном, спокойном и скрытном. Его внешность тоже не выдавала в нем преступника. Добрая улыбка, скромная одежда, благородство. Но вместе с тем он был хитер и коварен. В 30-40-х годах минувшего столетия он становится одним из самых удачливых членов семьи Мангано.

Соблюдая правила и принципы

Карло ГамбиноОн старался жить как человек из приличного общества и в начале 1930-х годов женился на Екатерине Кастеллано, своей двоюродной сестре. Она родила ему дочь и трех сыновей. Карло в это время занимался бутлегерством (подпольная торговля самогонными спиртными напитками), крышеванием бизнеса, незаконными азартными играми, ростовщичеством и другими запрещенными законом делами.

Но при этом семья жила достаточно скромно. К роскоши и богатству Карло не стремился, к известности тоже, хотя на его бьюике и красовался номерной знак «СД 1» — и для многих это был знак того, что это машина принадлежит «человеку №1» в криминальном мире.

Многие «коллеги» воспринимали вежливость и неконфликтность Гамбино как трусость и обвиняли его в лакействе. Известный мафиози Джо Бонанно презирал Карло и сравнивал его с белкой, рожденной в человеческом облике. Гангстер любил вспоминать, что босс Альберт Анастазия использовал Гамбино как мальчика на побегушках, а тот на все унижения отвечал лишь услужливой улыбкой.

На самом деле все было не так просто. Карло только притворялся простачком и создавал имидж незаметного тихони. Он слыл хитрым, расчетливым, самостоятельным человеком, который прекрасно понимал, что действовать удобней в тени, не привлекая внимания. Детектив Альберт Сидман говорил, что Гамбино как змея, которая сворачивается и притворяется мертвой, пока опасность не минует.

Карло с молодых лет ловко уходил от преследования полиции. Всего лишь 22 месяца своей жизни он провел в тюрьме (в 1938-1939 годах) за занятие бутлегерством. А в дальнейшем избегал наказания. Карло Гамбино приходилось не раз проявлять свои дипломатические качества. Так, работая в семье Мангано, он просчитывал все наперед. Карло всегда умел заключать временные союзы на выгодных для своего босса и себя условиях, никогда и никого открыто не называл врагом, за что его ценили.

Работая на Мангано, Гамбино тайно заключил союз с Вито Дженовезе, еще одним главарем из пяти семей Нью-Йорка и уже скоро «заказал» самого Анастазию. В 1957 году того расстреляли в парикмахерской. Босса убрали по сговору Дженовезо и Гамбино, они же лишили жизни и «бездушного шляпника».

После этого лидером группировки стал Вито Дженовезе, а вторым номером — неприметный тихоня Гамбино.

Ловушка для главаря

А через два года лидера группировки арестовала полиция. Гангстер получил 15 лет тюрьмы, в которой и умер. Как оказалось, ловушку организовал Гамбино. За 100 тысяч долларов он подкупил наркодилера, давшего показания в суде. Главой клана стал Карло, отныне его семья называлась Гамбино.

После устранения последнего конкурента Карло Гамбино сам возглавил «Комиссию» (коллективный руководящий орган американской Коза Ностры) и усилил влияние на весь преступный мир США. Окружающие обращались к нему не иначе, как «дон Карло» или «крестный отец». Подручные Карло подмяли под себя Манхэттен, захватили прибыльный мусорный бизнес, взяли под контроль бруклинский порт, международный аэропорт имени Джона Кеннеди, городские профсоюзы. Наступила «Эра Гамбино», которая длилась 17 лет.

Преступная деятельность Гамбино не ограничилась Нью-Йорком. К нему добавились Бостон, Чикаго, Майами, Лас-Вегас, Лос-Анджелес, Сиэтл, Сан-Франциско.

Гамбино для многих долгое время оставался человеком-загадкой. Он любил изображать из себя скромного торговца, с которого Марио Пьюзо впоследствии писал «крестного отца».

Босс Карло нередко заключал союзы с нужными людьми, а ненужных просто убивал. При этом Карло оставался ревностным католиком, постоянно посещал церковь, строго запрещал своим людям заниматься сбытом наркотиков и порнографией.

Больше всего «дон Карло» ценил семью. Все ключевые посты в организации занимали его братья, кузены, племянники и другие родственники. Своих детей он женил на детях других криминальных боссов.

Власть его в криминальном мире была огромной. В 1960-х годах в его семье числилось 300 активных членов, а ежегодный доход семьи оценивался в полмиллиарда долларов. Выглядел «дон Карло», как милый дедушка, ходил с тросточкой, обладал доброй, душевной улыбкой, однако полиция знала, что за этой неприметной внешностью скрывается решительный человек с железной волей и стальным характером. Круглые сутки за домом Гамбино следило ФБР. Но им так и не удалось его арестовать и привлечь к ответственности.

Глава мафии умер в 1976 году, в возрасте 74 лет, в своей постели смотря телевизор. Его похоронили на кладбище Сент-Джонс в нью-йоркском районе Куинс. На похороны пришло свыше 2 тысяч человек. Среди них было немало полицейских, судей, прокуроров, криминальных конкурентов. Гамбино добился в своем деле больших высот. А это всегда ценят те, кто мечтает добиться такого же.

Виктор ПРИХОДЬКО

Загадки истории » Злодеи » «Босс боссов»

, , , , , , ,   Рубрика: Злодеи 177 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:27. Время генерации:0,192 сек. Потребление памяти:7.14 mb