Царская дочь

Автор: Maks Фев 29, 2020

Большинство историков склоняются к тому, что после расстрела царской семьи в 1918 году в Ипатьевском доме прямых родственников Николая II не осталось. Однако на протяжении долгого времени в разных концах света появлялись люди, объявлявшие себя детьми последнего российского императора, чудом выжившими после расстрела. Самой известной из них стала лже-Анастасия, заявившая о себе спустя 2 года после трагических событий.

Тайны рождают тайны

Лжедети Николая II перестали объявляться только в начале нынешнего века. За почти 100 лет самозванцев объявилось около 200 человек. Историки связывают это с тем, что несколько лет о семье русского царя ничего не было известно. Большевики скрывали, что детей Николая II постигла судьба их отца. Они уверяли, что семья находится в безопасном месте. Лишь в середине 1920-х годов люди узнали о трагедии, разыгравшейся в подвале Ипатьевского дома. Однако место захоронения стало известно только в конце прошлого века.

Самозванцам, выдававшим себя за детей русского царя, эти тайны были на руку. Изменения во внешности они объясняли взрослением и жизнью, полной лишений. Многие из них придумывали такие захватывающие истории спасения, что им верили не только некоторые сограждане, но и заграничные родственники Николая II.

Особенно преуспела в этом некая Анна Андерсон, выдававшая себя за великую княжну Анастасию. Ее история до сих пор считается самым загадочным делом XX века. Она 40 лет боролась за то, чтобы ее признали Анастасией Романовой, а значит, единственной наследницей российского императора.

Пациентка психбольницы

В феврале 1920 года в Берлине полицейский заметил на Бендлерском мосту девушку, которая, как ему показалось, собиралась прыгнуть в реку. Страж порядка не дал ей этого сделать и отвел в участок. Там она поведала странную и неправдоподобную историю. Якобы в Берлин она приехала к своей родственнице, Ирене Гессен Дармштадтской, родной тете детей Николая II. Но та ее не признала, поэтому девушка решила утопиться.

Прямо из участка неудавшуюся самоубийцу отправили в психиатрическую больницу на экспертизу. При осмотре доктор обнаружил у нее шрамы, похожие на те, которые бывают от огнестрельных ран. Свое имя она назвать отказалась, говорила с акцентом, характерным для русских или поляков. Кроме того, она была без документов.

Так она оказалась запертой в психбольнице на целых 1,5 года. Соседкой по палате у нее была модистка Мария Пойтерт, страдавшая манией преследования, когда-то шившая туалеты для фрейлин, после революции сбежавшая из России. Однажды ей кто-то принес газету с фотографией царской семьи и со статьей, в которой автор писал, что одной из дочерей Николая II удалось спастись. Мария сразу заметила сходство девушки на фото с пациенткой без имени.

Выписавшись из больницы, Пойтерт рассказала об этом своему знакомому по фамилии Швабе, в свое время служившему в полку императрицы Марии Федоровны. Он-то точно знал, как выглядела царская семья. И решил навестить девушку. Однако та не понимала по-русски, да и постоянно закрывала лицо одеялом. У Швабе после визита в больницу остались сомнения, и вскоре он вернулся вместе с Зинаидой Толстой, некогда дружившей с царскими дочерями. Хоть девушка по-прежнему не желала общаться и прятала лицо, Толстая заметила некоторую схожесть ее с Татьяной.

Слухи о спасшейся дочери Николая II поползли по Берлину. И вскоре девушку навестила бывшая фрейлина императрицы София Буксгевден. Вначале ей тоже показалось, что пациентка психбольницы похожа на Татьяну Николаевну, но, присмотревшись повнимательнее, сделала вывод, что перед ней самозванка.

Анна-Анастасия

Великая княгиня Анастия Романова и Анна АндерсонПосле выписки из больницы девушка жила у одной из русских эмигранток. Поскольку имя свое она не называла, ее стали звать Анна. Вскоре история Анны стала с ее слов обрастать новыми подробностями. Она заявила, что является одной из царских дочерей, но не Татьяной, а Анастасией. Якобы в ту трагическую ночь ее спас от расстрела охранник по фамилии Чайковский. Он вывез ее в Румынию, где она родила от него ребенка. Но спаситель погиб, а ей пришлось бежать в Берлин под именем Анны Чайковской.

Через какое-то время у Анны произошел конфликт с приютившей ее семьей, и с тех пор она начала скитаться по домам русских эмигрантов. Так она попала в дом к доктору Грунбергу, хорошо знавшему Ирену Гессен. И он пригласил тетю царских детей взглянуть на «племянницу». Сходства Анны с Анастасией Ирена не нашла. Ей показалось, что девушка больше напоминает Татьяну. Точно утверждать было сложно, ведь Ирена не видела племянниц около 9 лет. Однако позже она категорически заявила, что Анна — самозванка.

Анне пришлось снова скитаться, пока ее не взяла в свой дом немка фон Ратлеф, которая верила в ее легенду безоговорочно. Молва о чудом спасшейся Анастасии вышла за пределы Берлина и прокатилась по европейским эмигрантским кругам. Вскоре о «внучке» узнала вдовствующая императрица Мария Федоровна и захотела убедиться в их родстве. По ее поручению камердинер Волков, хорошо знавший всех членов семьи последнего русского царя и даже бывший с ними в ссылке, отправился к Анне.

После двух встреч с девушкой Волков заявил, что ничего общего у нее с Романовыми нет.

Впрочем, все приближенные к императорской семье в один голос утверждали, что Анна самозванка. Даже педагоги детей Николая II Жильяр и Гиббс с полной уверенностью говорили, что, во-первых, Анна не похожа внешне ни на одну из царских дочерей, а во-вторых, что ее родной язык — немецкий. Русский и английский ей незнакомы. Анастасия же прекрасно владела английским и, разумеется, говорила на русском.

Тетя Анастасии Ольга Александровна очень хотела верить, что племянница жива, поэтому решила с ней встретиться. Но и ее ждало разочарование. Она не признала в Анне Анастасию.

Тем временем Анна настолько вжилась в образ, что на встречах с журналистами делилась с ними подробностями, угрожающими репутации членов царской фамилии. Она «вспоминала», что во время Первой мировой войны ее дядя герцог Гессенский находился какое-то время в Петрограде. Учитывая, что воюющими сторонами были Германия и Россия, герцог в этом случае выглядел предателем.

Из-за этого интервью Анна нажила себе очень влиятельного врага в лице герцога. И он стал из кожи лезть вон, чтобы доказать непричастность девушки к семье Романовых. Нанятые им детективы вскоре выяснили, что в Бухаресте не было людей по фамилии Чайковские. Мало того, и охранника с такой фамилией у царской семьи тоже не было. Предположительно женщину, называвшую себя Анастасией, звали Франциска Шанцковская. Во время работы на военном заводе она нечаянно уронила гранату и получила травмы. Шрамы от взрыва и обнаружили на ее теле в психиатрической больнице. После гибели на фронте жениха Франциска в 1916 году находилась на лечении в психиатрической клинике. Дальше о ней ничего не было известно до тех пор, пока она не появилась на мосту в Берлине.

Добытые детективами сведения насторожили «Анастасию», и она уехала в США. Там она поселилась под именем Анны Андерсон в доме дальней родственницы царской семьи Ксении Георгиевны Романовой, которая продолжала верить в их родство. Неудивительно, ведь Ксения Георгиевна встречалась с Анастасией, когда той было 8 лет.

Ищите золото

В Америке судьба свела авантюристку с Глебом Боткиным, сыном того самого Евгения Боткина, которого большевики расстреляли в Ипатьевском доме. Глеб до последнего вздоха оставался сторонником Анны. Вдали от европейских «родственников» Анна чувствовала себя свободно, ведь здесь, в США, никто не называл ее самозванкой. Напротив, она была тут знаменитостью, Боткин активно помогал Анне готовиться к судебному процессу, который, как он надеялся, должен был восстановить справедливость,

В то время мировую общественность будоражили слухи о романовском золоте. Называли даже фантастические суммы — сотни миллионов долларов. Поисками царского богатства занималось еще Временное правительство, но безуспешно. Первый глава Временного правительства Львов вспоминал позднее: «Их личные средства были выяснены. Они оказались небольшими. В одном из заграничных банков, считая все средства семьи, оказалось 14 миллионов рублей. Больше ничего у них не было».

Дело в том, что перед войной царь почти все, что у него было, перевел в Россию и потратил на обустройство госпиталей. Причем с деньгами своих детей он поступил так же. И только малая часть средств осталась в заграничных банках. Перевести их помешала война. А позже они обесценились. Некоторые банки отрицали наличие у них романовских миллионов, а другие заявляли, что информацию о счетах они предоставят только законным наследникам Романовых, чем подогревали интерес.

Вот и Боткин считал, что романовское золото существует, и даже создал акционерное общество, обещая вкладчикам дивиденды с «царских миллионов». Как лицо заинтересованное, он поддерживал Анну в поисках людей, которые могли бы свидетельствовать в ее пользу. Опять же заплатить им он собирался будущими миллионами, Один из таких свидетелей, военнопленный Свобода из австро-венгерской армии, охранявший Ипатьевский дом, должен был дать показания, что он лично помогал спасать Анастасию некоему русскому военному, фамилию которого он не помнит. Братьев Шанцковской уговорили за вознаграждение не признать в Анне сестру. Однако те, кто хотел нажиться на лжесвидетельствовании, все же опасались герцога Гессенского, который знал много чего о настоящем прошлом Анны. Но в 1937-м он умер и развязал руки авантюристам. В том же году в Германии начался процесс по делу Анны-Анастасии-Франциски. Но потом грянула война, а позже Анна снова неоднократно попадала в руки психиатров. В результате судебный процесс затянулся на 40 лет и закончился лишь в 1977 году! Судьи вынесли вердикт: девушка не является великой княжной Анастасией, следовательно, не имеет права на наследство.

В 1977 году судмедэксперт Мориц Фуртмэйер, сравнив фото Анастасии и Анны, предположил, что она с определенной долей вероятности может быть великой княжной. Но в тот момент женщина очередной раз находилась в лечебнице и не могла отстаивать свои права.

Последний раз в психиатрическую больницу ее поместили в 1983 году. Однако ее муж, Джон Манахан, за которого она вышла замуж в 60-х годах прошлого века, друг Глеба Боткина, выкрал ее оттуда. Полиция трое суток ловила беглецов. Умерла лже-Анастасия в 1984 году в возрасте 87 лет на руках у своего мужа. Ее кремировали, а урну с прахом перевезли в Баварию к родственникам Романовых, которые продолжали считать ее Анастасией.

Галина МИННИКОВА

За и против

Конечно, были те, кто и после окончания процесса верил в то, что Анна и есть Анастасия. В качестве аргументов они приводили следующие факты: внешнее сходство, искривление больших пальцев ног, редкая патология для молодых женщин, но присутствующая у Анны и Анастасии, шрамы от ран, знание подробностей царского быта. И наконец, то, что свидетельства царских сестер Ольги и Ксении нельзя было принимать во внимание. Ведь, если все дети царя погибли, они бы стали наследницами.

Что касается противников Анны, то они отмечали, что девушка не знакома с православными обрядами, более того, при посещении храма она молилась как католичка. Дантист царской семьи, доктор Костризский, заявлял, что снимки зубов Анны не совпадают с рисунком зубов Анастасии.

И самое главное. После того как останки царской семьи в 1991 году были найдены, эксгумированы и путем ДНК-экспертизы была установлена их подлинность, ДНК Анны сравнили с ними. Выяснилось, что родство отсутствует полностью. Зато ДНК тест позволил доказать родство Анны с внучатым племянником Франциски Шанцковской Карлом Шухером. Поскольку Анну кремировали, в качестве биоматериала была взята прядь ее волос, сохранившаяся в книге, принадлежавшей ее мужу.

Однако сторонники Анны продолжали настаивать на своем. Они считали, что биоматериал подменили или же что в Ипатьевском доме была расстреляна не царская семья, а их двойники. Впрочем, этот аргумент разбивается о факт, что ДНК «двойников» была идентична ДНК принца Филиппа.

, , ,   Рубрика: Дворцовые тайны

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:60. Время генерации:0,153 сек. Потребление памяти:8.35 mb