Царские хоромы вождей

Автор: Maks Апр 24, 2019

Как известно, в СССР все были равны. По крайней мере, так декларировалось с самых высоких трибун. Впрочем, была и своя элита: генералы, академики, деятели искусства. Но самой привилегированной кастой были партфункционеры верхнего уровня — члены ЦК КПСС. Жить с простыми людьми бонзам партии было не по рангу, и для них строили особенное жилье.

После переноса столицы в Москву руководство страны предпочитало жить в Кремле. Но убийство Кирова в 1934 году навело Сталина на мысль, что лишние люди в Кремле увеличивают риск покушения. В итоге кремлевцы были переселены в так называемый Дом на набережной и другие элитные дома. А кое-кто и вовсе получил путевку в лагеря ГУЛАГа. К 1941 году, кроме самого Сталина, в Кремле проживало всего девять его соратников.

Дом для приближенных

Необходимость расселения чиновников и партфункционеров возникла еще в середине 1920-х годов. Поначалу их селили в бывших гостиницах «Метрополь», «Лоскутная» и «Националь». Но жизнь в гостинице многим была не по душе, наркомам нужны были постоянные дома. В итоге в 1928 году был заложен знаменитый Дом на набережной — огромный жилой дом с бытовым и культурным обслуживанием, предназначенный для сотрудников ЦИК и СНК.

Место для него выбрали между Москвой-рекой и Водоотводным каналом. Так что вид из окон открывался прекрасный. Правда, при строительстве фундамента использовали могильные плиты с близлежащего кладбища. Позднее многие связывали этот факт с волной арестов, коснувшихся жителей дома в 1930-е годы. Поговаривали, что в стенах дома существуют лестницы и ходы, ведущие прямо в подвалы Лубянки.

На площадке было всего две квартиры. Площадь квартир варьировалась от 40 до 300 квадратов, но везде были 4-метровые потолки. Во всех квартирах имелись газовая плита, телефон, мусоропровод и горячее водоснабжение, которого в 1930-х не было даже в Кремле. В некоторых квартирах имелась комната для прислуги. На полах лежал дубовый паркет, на потолках реставраторы из Эрмитажа нарисовали натюрморты и пейзажи.

Квартиры были меблированы. Все предметы имели бирку с инвентарным номером. Поэтому при заселении жильцы подписывали акт приемки, где указывались номера предметов мебели и другой инвентарь. В подъезде, помимо пассажирского, имелся и грузовой лифт. Обоими заведовал лифтер, возивший жильцов как в отеле, а на входе сидел дежурный, контролировавший входящих.

В 1931 году все 505 квартир обрели постояльцев. Здесь жили дети Сталина — Светлана и Василий, маршалы Тухачевский, Жуков, нарком НКВД Берия. Однако высшие руководители партии здесь не селились. Следующий после Сталина «хозяин» Кремля, Никита Хрущев, поселился в доме на улице Грановского. «Наша квартира была огромная, коридорного типа, — рассказывал сын Хрущева Сергей. — Семья у нас была большая, поэтому по утрам каждый стремился в туалет попасть первым».

Скромный генсек

Дом Брежнева на Кутузовском проспектеВ 1952 году первый секретарь Молдавии Леонид Брежнев был представлен Иосифу Сталину и вскоре стал секретарем ЦК КПСС. Семья Брежнева переехала в Москву, где им предоставили служебную квартиру на 4-м этаже семиэтажного дома на Кутузовском проспекте.

Несмотря на то что с годами карьера Брежнева устремилась вверх, менять квартиру он не хотел. Правда, за счет соседних квартир площадь брежневских апартаментов увеличилась до 300 квадратов. Из них около 60 метров приходилось на «санчасть» — квартиру, где жила любимая медсестра генсека.

В том же доме проживал еще ряд членов ЦК: Юрий Андропов, Михаил Суслов и Николай Щелоков. Расположение дома позволяло правительственным кортежам доехать до Кремля за 5-10 минут. Охраняли дом сотрудники КГБ. Говорят, безопаснее всего была квартира Андропова. В ней имелись бойницы для снайперов и ход для спуска в метро.

Но уже в 1970-х годах дома сталинской застройки перестали отвечать стандартам комфортного жилья. Для членов ЦК начали возводить дома новой формации с учетом всех технических новинок. Незыблемое правило тех лет гласило, дом ВИП-уровня внешне не должен выделяться из серии типовых построек. А вот внутри могло быть все что угодно. Таковым и стал дом №10 в Гранатовом переулке, где Политбюро приготовило новую квартиру для Брежнева. Это была 9-этажная кирпичная башня, внутри которой имелось три лифта, огромный вестибюль, а вокруг дома — теплые гаражи и парковая зона. Квартира Брежнева располагалась на 6-м этаже, занимая его почти полностью. Она отличалась от других квартир высотой потолков — разница с типовыми была почти метр.

В 8-комнатной квартире площадью 500 метров имелись отдельный лифт и камин.

Вот только сам Леонид Ильич наотрез отказался переезжать в новые «хоромы», заявив, что это нескромно. К тому же на тот момент он большую часть времени жил на даче.

В 1991 году эту «нескромную» квартиру получил от мэра Москвы Гавриила Попова председатель Верховного совета РСФСР Руслан Хасбулатов.

Норка Горби

Дома для партаппаратчиков строили в основном в центре и на западе столицы: Патриаршие пруды, переулки Арбата и Пречистенки, Кунцево, Новые Черемушки. В окружении парков, подальше от шумных трасс. В народе кирпичные дома прозвали «цекашки» (от ЦК) и «царские села». Их особенностью были большие окна и застекленные лоджии. В доме имелось от 6 до 12 этажей, высота каждого — не менее 2,9 метра. Причем чем выше ранг жильцов, тем выше были потолки. Площадь «двушек» начиналась от 75 квадратов, «трешек» — от 105 и т. д. Квартиры для членов ЦК стартовали от 200 квадратных метров. В отличие от сталинских домов, мебель в квартиру жильцы покупали сами.

Когда в 1985 году пост генсека ЦК КПСС занял Михаил Горбачев, он сразу решил обзавестись новыми апартаментами. Член ЦК Валерий Болдин вспоминал, как его вызвал управделами ЦК Николай Кручина и поделился проблемой. «Меня приглашал Михаил Сергеевич и дал на размышление несколько дней, чтобы можно было доложить ему, где лучше построить новый дом, в котором мог бы жить генеральный секретарь ЦК КПСС.

Я поручил искать место, но в этом, как чувствую, вроде нужда отпадает. Мне велено строить его на Ленинских горах, недалеко от университета.

Я молча слушал Николая Ефимовича, пораженный, как и он, подобным решением. Еще никогда ни один генеральный секретарь не решался строить для себя какой-то особый дом. До сих пор лидеры партии и государства селились там, где были свободными квартиры…»

Дом, построенный для Горби (так его называли за рубежом), имел 4 этажа и всего 14 квартир. Квартира генсека была самой большой. «Половину четвертого этажа, примерно 250 квадратных метров, в этом доме занимала семья Горбачевых — одна квартира принадлежала экс-президенту СССР с женой, в другой жили дочка с мужем и двое их детей, — писал в книге «Борис Ельцин: от рассвета до заката» Александр Коржаков. — Для Ельцина же предназначалась тоже квартира Горбачевых, но не личная, а представительская. Попав в нее, мы были потрясены роскошью отделки 6-комнатных апартаментов. Спальни французских королев, славившиеся изысканностью и богатством, поблекли бы рядом с будуаром Раисы Максимовны. К спальне примыкал не менее роскошный санитарный блок с ванной, туалетом, биде, раковинами разных размеров. За этим блоком, как ни странно, был расположен точно такой же, словно двойник, но выполненный в другой цветовой гамме. Поэтому, увидев еще одну спальню, точь-в-точь как предыдущую, я уже не удивился. У жен генеральных секретарей, похоже, свои причуды».

Много позднее свою квартиру здесь Михаил Горбачев продал композитору Игорю Крутому за 15 миллионов долларов. Да и то, говорят, после долгих уговоров.

Лев КАПЛИН



, ,   Рубрика: Власть

Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,212 сек. Потребление памяти:8.67 mb