Человек без биографии

Автор: Maks Сен 14, 2020

Виктора Луи (настоящее имя — Виталий Евгеньевич Луи) хорошо знали в узких кругах московской интеллигенции. Но даже те, кто знал его достаточно близко, не могли с уверенностью сказать, кто он, откуда и каким образом ему удается жить на широкую ногу в стране, где малейшее отклонение от нормы стоит свободы, а то и жизни…

По официальной версии, Виктор Луи — гражданин СССР, работал корреспондентом одной из влиятельных английских газет. Это был уникальный случай, поскольку зарубежные издания в годы холодной войны никого из советских граждан на работу не брали. Но для Луи почему-то сделали исключение.

Под покровом тайны

Родился Виктор Луи в феврале 1928 года, в интеллигентной семье. Отец — выходец из богатой семьи российских немцев, инженер-технолог, мать была дочерью дворянина из Волынской губернии. Родители погибли в автокатастрофе, его воспитывала бабушка. Как он жил, где учился, чем занимался в это время, осталось тайной.

В 1944 году юноша вдруг попал в состав обслуживающего персонала нескольких иностранных посольств в Москве. Учитывая дворянское, да еще и немецкое происхождение, шансов избежать лагеря у него практически не было. В 1946 году Луи арестовали, особое совещание приговорило его к 25 годам лишения свободы за шпионаж в пользу нескольких иностранных разведок (по другим данным, за спекуляцию).

Луи отправили в лагерь, но там он провел только часть срока. По словам Александра Солженицына, в лагере Луи был стукачом. Отбывал срок в Инте, в Минлаге и имел соответствующую репутацию. Об этом писал и Валерий Фрид в своей книге «58 с половиной, или Записки лагерного придурка». А знаменитый режиссер и сценарист Алексей Каплер, отбывавший срок в том же лагере, писал о нем так: «Не хотите иметь крупных неприятностей, всегда будьте уж очень осторожны с этим человеком. Я совсем не шучу. Совершенно серьезно: это очень опасный человек».

Позднее Виктор Луи в своих воспоминаниях писал, что в лагере познакомился и довольно тесно общался со светилами науки и культуры. Например, с крупнейшим русским философом Львом Карсавиным, со словацким ученым-католиком Венделином Яворкой, известным египтологом Михаилом Коростовцевым. Луи освободили после XX съезда КПСС, он тут же вернулся в Москву и поселился без всяких ограничений.

Более того, после отсидки он устроился работать в московское бюро CBS, затем помощником московского корреспондента американского журнала LooK Эдмунда Стивенса и корреспондентом британских газет The Evening News, а позже The Sunday Express.

Журналист, не владеющим пером

Виктор ЛуиИменно в это время западные спецслужбы остро нуждались в надежном источнике информации. «Американцы, как и немцы, — писал генерал-майор КГБ Вячеслав Кеворков, — искали альтернативные выходы на руководство Советского Союза. И услуги работавшего в Москве корреспондента Виктора Луи пригодились».

Бывший зек из простого лагерного стукача дорос до серого кардинала КГБ, «сливавшего на Запад» угодную советским спецслужбам информацию.

В 1958 году ему удалось продать западным СМИ стенограмму пленума Союза писателей СССР, на котором за публикацию романа «Доктора Живаго» из рядов СП исключили Бориса Пастернака.

В ноябре 1958 года журналист-международник выгодно женился на англичанке Дженнифер Стэтхэм, работавшей няней у одного из дипломатов в посольстве Великобритании в Москве. И это еще больше укрепило его положение.

«Прославленный журналист» не слишком хорошо владел пером, но мог пролезть туда, куда другие не могут, что-то выведать, узнать. Но вот описать увиденное и услышанное не мог. С текстами для газет ему помогала жена.

Виктор активно сотрудничал с иностранными изданиями, по меркам того времени, это было неслыханным делом: советский подданный пишет для западной прессы! Благодаря отлично написанным материалам, острым разоблачениям Луи вскоре получил признание, славу, деньги.

Спустя некоторое время семья Луи переехала в трехкомнатную квартиру на Ленинском проспекте.

Хотя подлинный успех этого журналиста заключался в том, что Виктор Евгеньевич являлся агентом КГБ, которого вначале «вело» управление КГБ по Москве. А затем — 2-е Главное управление (контрразведка) во главе с генералом Олегом Грибановым. Управление занималось иностранцами, работавшими в СССР.

Огромный успех пришел к нему в 1964 году. В октябре, на двое суток раньше, чем это объявили официально, он передал сенсационное сообщение об отставке Никиты Хрущева. А со временем он начал переправлять на Запад запрещенные в СССР рукописи. Его печатают в «Вашингтон пост», «Нью-Йорк таймс», «Тайм Мэгэзин», «Франс Суар». Советскому журналисту охотно представляли эфирное время на радиостанциях «Свобода», «Свободная Европа», среди его друзей числились не только знаменитые журналисты, но и звезды мировой политики.

Постепенно агент стал своим на мировом политическом Олимпе. Виктора Луи дважды принимали в Белом доме — вице-президент Хэмфри и советник президента Генри Киссинджер.

А в 1965 году у Виктора Евгеньевича появилась дача к примыкающей к Переделкину юго-восточной части Баковки, там, где находились поселок сотрудников газеты «Правда» и множество генеральских дач.

Дом поражал роскошью и комфортом — в нем имелся и теннисный корт, и огромный бассейн. В 1967 году, не получив согласия дочери Сталина Светланы Аллилуевой, он продал на Запад ее сочинения «20 писем к другу».

Годом позже та же участь ждала и книгу «Раковый корпус» диссидента Александра Солженицына. Причем некоторые считали, что это он сделал по приказу с Лубянки, дабы пресечь ее выход в Советском Союзе.

В 1968 и 1971 годах Виктор Евгеньевич летал на неофициальные переговоры на Тайвань и в Израиль, хотя в то время у СССР отсутствовали с ними дипломатические отношения. На Тайване Луи вел переговоры с сыном Чан Кайши Цзян Цзинго. В сентябре 1969 года в газете Evening News появилась его статья, в которой говорилось о возможном нанесении Советским Союзом превентивного ядерного удара по КНР. В это же время он опубликовал на Западе репортаж о гибели экипажа «Союз-11», сенсационные репортажи о теракте в московской подземке в 1977 году, о ссылке в Горьком Андрея Сахарова.

Ушёл неузнанным

Сегодня, спустя многие годы, трудно однозначно сказать, кем же был этот человек: журналистом, дипломатом, шпионом, контрразведчиком или провокатором КГБ? Но ясно одно: услуги, которые он оказывал главному силовому ведомству Советского Союза и его всесильному кардиналу Юрию Андропову, были, видимо, столь ценными и значительными, что Луи стал «священной коровой». Он чуть ли не единственный в стране позволял себе вести жизнь английского аристократа, миллионера, педантичного и пунктуального. Любил богатство и комфорт и не скрывал этого. Он владел коллекцией антиквариата, вин, коньяков, собирал иконы. А машин у Луи было больше, чем у самого Леонида Ильича Брежнева.

Но железный занавес, в тени которого так сладко жил Луи, дряхлел с каждым днем. Последним громким успехом, принесшим Виктору кругленькую сумму с пятью нулями, стала информация о допросах приземлившегося у стен Кремля немецкого летчика Матиаса Руста.

Но эти деньги уже пошли на лечение самого Луи. Весной 1987 года в Кембридже он перенес операцию по пересадке почки, у него диагностировали рак. «Великий комбинатор» Виктор Луи покинул этот мир в Лондоне в июле 1992 года. Урну с прахом предали земле на Ваганьковском кладбище столицы.

Виктор ПРИХОДЬКО



Загадки истории » Специстория » Человек без биографии

, ,   Рубрика: Специстория

Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:47. Время генерации:0,168 сек. Потребление памяти:8.11 mb