Человек, сотворивший мир

Автор: Maks Мар 17, 2020

Пожалуй, лучше об этом писателе и не скажешь. Ведь Джон Роналд Рейел Толкиен не просто написал интересную книгу с запоминающимися персонажами, он создал абсолютно новую Вселенную, новый мир, в котором одинаково хорошо себя чувствуют подростки и профессора, домохозяйки и светские леди, лингвисты и физики-ядерщики…

По Средиземью, описанному Толкиеном в трилогии «Властелин колец», проложены виртуальные туристические маршруты, изданы атласы, карты, путеводители. Ученые дяди и тети защищают диссертации на замысловатые темы, найденные на потаенных тропах этого самого Средиземья. Лингвисты корпят над анализом грамматики, синтаксиса и правописанием имен собственных эльфийского языка. Результатом этих изысканий стало издание «Введения в эльфийский и другие языки западных областей Средиземья». С 1970 года слово «хоббит» внесено в Оксфордский словарь английского языка, По книгам Толкиена пишут труды структуралисты, культурологи, антропологи, политологи. Королева Дании Маргрет II под влиянием «Властелина колец» обратилась в христианство. А сотни тысяч подростков по всему миру увлеченно начали играть в хоббитов, эльфов, орков и прочих персонажей гениальной книги.

Так слился мир, придуманный человеком, с миром, придуманным Богом. Как же Толкиену удалось из слова сотворить мир, ставший реальностью? И почему это удалось именно ему? Почему именно его слово проросло подлинной Вселенной?

Привет тебе, ангел

А дело было так. Однажды Толкиен, листая сборник англосаксонских религиозных поэм, зацепился взглядом за строки: «Привет тебе, Эарендел, светлейший ангел, посланный людям в Срединные земли». С вами тоже такое бывает: допустим, вы читаете газету, но только одна фраза вас по-настоящему цепляет. И вот вы уже неотрывно об этом думаете, а может, даже предпринимаете какие-то действия. Вот и с Толкиеном случилось нечто подобное, только с куда более масштабными последствиями. Понятное дело: все-таки он был профессором Оксфордского университета. И специализировался именно по англосаксонской литературе, древнеисландскому языку и древнескандинавской мифологии. Хотя «специализировался» — слишком скучное, аморфное слово. Вернее будет сказать: жил мифами, лингвистикой и литературой. Благодаря ему целые поколения студентов начинали видеть за англосаксонскими поэмами не просто тексты для чтения и анализа, а целые миры, которые завораживали и не отпускали уже никогда…

Собственно, когда-то и с Толкиеном произошло то же самое: школьный учитель литературы прочитал всему классу «Кентерберийские рассказы» Чосера на староанглийском языке. И их звучание поразило Джона в самое сердце: на его глазах свершилось воскрешение — мертвый язык ожил сам и вызвал к жизни давно ушедшую эпоху, вернуться в которую, казалось бы, уже невозможно. С тех самых пор древние языки стали для Толкиена отмычками к прошлой жизни, ключами запуска от машин времени: валлийской, готской, древнеанглийской, древненорвежской, латинской, греческой… Понятно, что Толкиену не понадобился справочник «Куда пойти учиться». Его выбор был очевиден: конечно, в Оксфорд, конечно, изучать лингвистику, конечно, штудировать средневековую английскую литературу…

Жил-был хоббит

Джон Рональд Рейел ТолкиенЗа годы студенчества (Толкиен окончил Оксфорд в 1914 году с отличием), а потом преподавания в университете он перечитал целые горы книг на девяти языках. Но почему-то именно после строки «Привет тебе, Эарендел» Толкиен почувствовал странный трепет, как будто что-то шевельнулось в нем, пробуждаясь ото сна. Позднее Джон написал: «Это было нечто отдаленное, чужое и прекрасное, оно было далеко за теми словами, что я пытался постичь..,» А пока рука Толкиена потянулась к чистому листу бумаги, на котором он вывел одну-единственную фразу: «В норе под горой жил-был хоббит». Что за хоббит и почему он жил в норе, Толкиен не имел ни малейшего представления. Но он словно открыл дверь в невидимую и пока еще безымянную страну — и оттуда одно за другим стали выглядывать удивительные существа: волшебники, хоббиты, гномы, гоблины, эльфы и даже драконы…

Разумеется, вся эта разношерстная публика недолго теснилась на пороге. Помните, как удивлялся наш Александр Сергеевич Пушкин: «Представьте, что учудила моя Татьяна, — взяла да и вышла замуж!» Персонаж вырвался из-под власти автора. Вырвался и начал жить собственной жизнью. С героями Толкиена произошло то же самое. Сначала они с комфортом разместились на страницах рукописи Толкиена. Потом обрели первых восторженных слушателей: трех сыновей и дочь писателя. И наконец отправились гулять по свету. Всего спустя четверть века журнал Daily Telegraph констатировал неоспоримый факт: «Большинство поклонников Толкиена из породы высоколобых, но не только они любят его. Ему пишут и домохозяйки из Виннипега, и ракетчики из Вумера, и звезды эстрады из Лас-Вегаса. Отцы семейств обсуждают трилогию в лондонских пивных. Германия, Испания, Португалия, Польша, Япония, Израиль, Швеция, Голландия, Дания читают его на родных языках…»

Попасть бы в такую страну

Что, все так просто?» — спросит читатель, И да и нет. Галатее потребовался Пигмалион, Татьяне — Пушкин. А хоббит затребовал Толкиена. И это было абсолютно точное попадание. Джон, рано оставшийся сиротой, все детство провел с книжкой в руках: «Остров сокровищ» я прочитал совершенно равнодушно. С индейцами дело обстояло лучше: в рассказах о них были луки, стрелы и странные языки, древние обычаи, а главное, леса. Но куда лучше была страна Мерлина и Артура, а лучше всех стран — неведомый Север победителя драконов Сигурда из рода Вельсунгов. Попасть в такую страну я желал больше всего на свете».

И если такая страна и существовала когда-то давным-давно, то дело оставалось за малым: подобрать к ней соответствующий ключик. А в этом Толкиену не было равных. И он придумал эльфийский язык.

Придумал или вспомнил? Есть мнение, что фэнтези — это и не жанр вовсе, а дар пробуждать прапамять, воскрешать истинные имена и смыслы. Ведь миры и цивилизации «не умирают насовсем», а продолжают существовать в каких-то других измерениях, время от времени проявляясь через творчество писателей, поэтов, художников. Если так, то Толкиену, которого по праву называют родоначальником фэнтези, и делать ничего не пришлось. Он просто вставил ключ в замочную скважину, повернул его, открыл дверь и… вернул нас в Средиземье — в страну, существовавшую в незапамятные времена, в эпоху, когда люди дружили с богами и эльфами.

Потому нам так и близки все персонажи Толкиена, что они вызывают у нас дежавю: все это мы уже когда-то не только видели, но и в полной мере прожили и прочувствовали. Читатель, открывая «Властелина колец», сам того не подозревая, начинает листать старый альбом с фотографиями, И вот уже все события давно минувших дней всплывают в памяти, оживают на глазах: мы понимаем по-эльфийски и спускаемся вместе с гномами в логово, придуманный мир оказывается реальностью. Потому фан-клубы Толкиена существуют по всему миру, ролевые хоббитские игры собирают сотни участников, а аватарки типа Гэндальфа или Бильбо Бэггинса в социальных сетях говорят о человеке куда больше, чем его реальные имя и фамилия…

Ксения СВЕТЛОВА

Я хоббит

Кстати, если бы сам Толкиен решил сегодня завести аккаунт, то, скорее всего, назвался бы Фродо. «По сути своей я — хоббит. Я люблю сады, деревья, не изуродованный машинами сельский пейзаж, курю трубку, обожаю простую сытную еду… Я без ума от грибов, юмор у меня незамысловатый, я рано укладываюсь спать и поздно встаю. И мало путешествую». И точно, зачем куда-либо ехать человеку, который может переместиться в любую точку планеты в любую из эпох, не сходя с места? Кто понял, что мир таков, каким ты его видишь, а вернее, хочешь увидеть? Так видят мир только пророки и поэты. Так творятся мифы и заклинания. Так из слова рождаются бессмертные вселенные.

, , , ,   Рубрика: Без рубрики

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:60. Время генерации:0,710 сек. Потребление памяти:10.09 mb