Человек, создавший бомбу

Автор: Maks Июн 13, 2020

Долгое время считали, что изобретатель первой в СССР атомной бомбы был таким патриотом и фанатиком, что не понимал, какую угрозу несет использование ядерного оружия для человечества. Но это было не так. Курчатов был человеком не только большого ума, но и большой души. Он сделал все, что мог, чтобы исправить свои ошибки. И было ли это ошибкой?

В августе 1949 года Игорь Курчатов приехал в Новодевичий монастырь и долго стоял перед чудотворной иконой Пресвятой Одигитрии. Он вел свой молчаливый монолог с Богородицей. А уже на следующий день состоялось успешное испытание первой в СССР атомной бомбы. Его поздравляли, ему выписали Сталинскую премию, его называли атомным богом. А он вспоминал глаза Богородицы и радоваться не мог.

Через тернии к звездам

За любовь к новаторству биографы часто называют Игоря Васильевича Курчатова Петром Первым. Но ему больше бы подошло сравнение с Михаилом Ломоносовым: как и он, Курчатов родился в глуши — городке Сим на Южном Урале — и пробирался к знаниям почти что в лаптях. В горно-заводской зоне даже не было бланков, чтобы удостоверить рождение младенца, поэтому дата появления советского физика на свет до сих пор является спорной — 30 декабря 1902 года или 8 января 1903 года. Отец Игоря был землемером и в поисках заработка постоянно перевозил семью с места на место. Мать, дочь священника, работала учительницей, но после замужества посвятила себя хозяйству и детям.

В Симбирске Игорь поступил в гимназию, но потом перевелся в мужскую гимназию Симферополя. Учителя отмечали необыкновенную одаренность своего ученика. Помимо склонности к науке, Игорь блестяще музицировал и играл на мандолине в школьном оркестре. Параллельно он учился в вечерней ремесленной школе и подрабатывал в мундштучной мастерской, желая хоть как-то помочь своей семье. Голод, холод, лишения, недетский труд слесаря на механическом заводе заставили Курчатова рано повзрослеть. И тем не менее он умудрился окончить гимназию с золотой медалью. Весь курс физико-математического факультета Таврического университета одаренный юноша прошел за три года. Параллельно он работал где только придется: сторожем, воспитателем, строителем железной дороги.

Курчатов поступил сразу на третий курс кораблестроительного факультета Петроградского политехнического университета, затем устроился ассистентом на кафедру физики Политеха в Баку. Там его заметил профессор Семен Усатый и рекомендовал талантливого физика академику Абраму Иоффе, с которым Курчатов работал в Ленинграде. Молодой физик был очень энергичен, умен, работоспособен и влюблен в науку.

В 27 лет он заведовал кафедрой физики ЛФТИ, а в 31 стал доктором физико-математических наук. Причем учебная степень была присуждена ему без защиты диссертации, за вклад в исследование диэлектриков. В то же время он увлекается новой темой — физикой ядра. Открыты нейтрон, позитрон, в Англии создали первый нейронный ускоритель, в Америке — циклотрон. Современная аппаратура, общение с ведущими учеными планеты и идеологический энтузиазм позволили Курчатову также сделать ряд серьезных изобретений мирового уровня. Открытие изомерии искусственно радиоактивных ядер — крупнейшая заслуга Курчатова.

Не пожелали слушать

В научной среде шли разговоры о возможности выделения мощной энергии в результате цепной реакции атомов. Создание атомной бомбы впервые показалось реальностью! Курчатов вместе с группой ученых обратился к правительству СССР со своими наработками. Но на дворе был 1941 год — началась война. От открытий советских физиков попросту отмахнулись. Финансирование их исследований прекратили, а Курчатова направили в Севастополь. Перед ним поставили цель: размагнитить советские корабли, чтобы они не натыкались на фашистские подводные мины.

В это время до Курчатова дошли трагические вести: погибли его родители, оставшиеся в блокадном Ленинграде. Но долг перед Родиной казался выше личного горя. Курчатов разработал и установил на советских кораблях противоминную «систему ЛФТИ», за что получил Сталинскую премию. В 1942 году Игорь сильно заболел, и находящегося при смерти физика под взрывающимися бомбами срочно вывезли из Севастополя.

Из американских научных журналов исчезли все статьи о ядерных реакциях, имена ученых были засекречены. Советская разведка доложила, что в Германии, Англии и США ведутся работы по созданию принципиально нового оружия колоссальной разрушительной силы. Сталин тут же созвал совет из ведущих ученых, которые в один голос заверили: руководителем атомного проекта может стать только Игорь Курчатов.

Так в 1943 году Игорь Васильевич Курчатов стал главой Лаборатории №2 АН СССР под кураторством Лаврентия Берии. После прорыва блокады Ленинграда Курчатов под бомбами вывез из города свои первоначальные разработки — части циклотрона. Это был героический подвиг ради науки. Не было помещения, не было оборудования. Циклотрон разместили в подвале сейсмологического института в Замоскворечье. Там же, буквально на коленках, рискуя жизнью, под руководством Курчатова удалось выделить первые крохи плутония.

Любое распоряжение Курчатова мгновенно исполнялось. Сначала 14, а затем уже 80 геологических экспедиций искали уран по всему Советскому Союзу. Сорокалетнему физику были даны безграничные полномочия, любое финансирование. Но и то, что его ждет в случае провала, Курчатов тоже прекрасно понимал. Впрочем, ученый был благодарен Лаврентию Павловичу за сотрудничество. Позже он скажет: «Не было бы Берии, не было бы у нас атомной бомбы». Но огромный вклад в ее создание внесли и советские разведчики, работавшие за рубежом.

Первым делом Игорь Васильевич направился на Лубянку в целях ознакомления с документами, полученными разведкой. Разрешалось только читать и запоминать — нельзя было делать никаких выписок и уж тем более что-то выносить с собой из кабинета. К счастью, фотографическая память Игоря Васильевича никогда не подводила. Вышел он из кабинета крайне расстроенный. Ученый понимал, что противники опережают его не только в годах работы, но и в инженерно-техническом оборудовании. Дальше всех продвинулись США. Догнать их ни за год, ни за два не представлялось возможным.

В декабре 1944 года в СССР был получен слиток чистого урана — это был первый шаг на пути к советской атомной бомбе. Но в июле 1945 года на Потсдамской конференции американский президент Гарри Трумэн похвастался перед Сталиным удачным испытанием первой в мире атомной бомбы в пустыне Аламогордо. А уже в августе силами американцев состоялась атомная бомбардировка японских городов Хиросимы и Нагасаки. Это был намек для Москвы: вас ждет та же участь, если…

На грани истощения

Игорь КурчатовСталин официально признал атомную отрасль приоритетной и приказал Курчатову ускорить работу над проектом. Но как это сделать, если Игорь Васильевич и так работал на грани своих нравственных и физических сил?..

Отчет об американских испытаниях атомной бомбы от 16 июля ученый получил практически сразу — советская агентура трудилась усердно. Документы содержали план разгрома советских городов, черновики ультиматума Трумэна в адрес СССР, а также прогнозы американских ученых: если СССР и сможет разработать свою атомную бомбу, то не раньше 1952 года. Курчатову предстояло невозможное: опередить время.

25 декабря 1946 года Игорь Курчатов и его команда запустили первый советский атомный реактор Ф-1. Два года спустя придумали, как получать оружейный плутоний — начинку будущей бомбы. С этой целью на комбинате «Маяк», окруженном колючей проволокой, заработал первый промышленный реактор А-1. По всему Уралу создавались заводы и целые города-«ящики», которых не было ни на одной карте. В поселке Саров был создан научный ядерный центр, впоследствии более известный как Арзамас-16. Все объекты, естественно, были засекречены.

Курчатов с товарищами дежурили у реактора по очереди. Предстояло выяснить причины неудачи — почему агрегат так быстро выходит из строя. В ту ночь Борода (так называли Курчатова коллеги) сидел за столом и перебирал блочки, чтобы обнаружить повреждение. Звуки биосигнализации он отключил, чтобы не мешали работать. И вдруг ученые заметили, что мигают сигналы опасности — на месте, где сидел Курчатов, радиация зашкаливала! Если бы Игорь Васильевич задержался там еще минуту, получил бы смертельную дозу облучения. Но судьба дала ему шанс довести дело всей своей жизни до конца.

К лету 1949 года конструкторское бюро Курчатова завершило работы по «изделию 501»: первой советской атомной бомбе РДС-1, что расшифровывалось по-разному: «Россия делает сама», «Родина дарит Сталину», но в официальном постановлении «Реактивный двигатель «С»». Весила бомба 4,7 тонны.

Начало испытаний

29 августа 1949 года в семь часов утра Игорь Курчатов прибыл на полигон под Семипалатинском в Казахстане. Его детище, плод многолетней работы, уже смонтировали и подняли на башню.

Вдруг все кругом озарила вспышка яркого света. Курчатов на мгновение зажмурился. А когда открыл глаза, то увидел в небе огромный гриб — знак того, что испытания прошли успешно. Все бутафорские здания в зоне площадки были превращены в руины, а в центре зияла огромная черная дыра. Энерговыделение — 22 килотонны тротилового эквивалента. Когда американская разведка доложила о взрыве атомной бомбы в СССР, Вашингтон не мог прийти в себя от шока. Американцы не понимали, как в нищей, голодной, растоптанной после войны стране смогли в кратчайшие сроки организовать создание ядерного оружия. Но удивляться им пришлось и дальше. В 1953 году была изобретена водородная бомба РДС-бс, которой у США не было.

За заслуги перед Родиной Игорь Курчатов был награжден автомобилем ЗИС-110 и премией в пол миллиона рублей. Позже Совет министров СССР постановил наградить ученого премией в пол миллиона рублей, званием Героя Социалистического Труда и лауреата Сталинской премии первой степени, за счет государства построить дом-особняк и дачу, а также «установить акад. Курчатову И.В. двойной оклад жалованья на все время работы в области использования атомной энергии. Предоставить акад. Курчатову И.В. право (пожизненное для него и его жены) на бесплатный проезд на железнодорожном, водном и воздушном транспорте в пределах СССР».

Но Игорь Васильевич как будто не был рад — он ходил задумчивым. Его напарник академик А.П. Александров писал: «Он был подавлен. Не говорил никаких технических подробностей, но сказал так: «Я теперь вижу, какую страшную вещь мы сделали. Единственное, что нас должно заботить, чтобы это дело запретить и исключить ядерную войну.. Курчатов понимал, что мир находится на грани катастрофы». Словно читая мысли Курчатова, Сталин вызвал его в Кремль, лично пожал руку и сказал: «Если бы мы опоздали с испытанием на один-полтора года, то наверное попробовали бы ее на себе».

Безусловно, Игорь Васильевич спас Родину от страшного удара. Но он дал в руки человечеству страшнейший способ самоуничтожения.

Жить ему оставалось немного — Борода и сам понимал, как опасно облучение, которому он и его товарищи постоянно подвергали себя. С первых дней работы над атомным проектом ученый ждал инфаркта или инсульта. Когда коллеги спросили, почему один из учебных реакторов Курчатов назвал ДОУД, ученый улыбнулся: «Это означает — до удара». У него было фантастическое чувство юмора. Так, однажды заседание в Академии наук затянулось за полночь. Академики любили поговорить, а Курчатов любил режим. Он попросил своего охранника сбегать в буфет за пробками от шампанского. Ученый тайком пробрался в раздевалку и рассовал пробки по карманам пальто коллег — обнаружив их, жены больше не пускали мужей-ученых заседать допоздна.

Последние годы жизни Игорь Васильевич посвятил тому, чтобы направить атомную энергию в мирные цели. Запуск в 1954 году Обнинской АЭС и строительство атомных электростанций, чтение лекций по всему миру, подписание мирового соглашения об использовании «мирного атома», защита большой науки от посягательств партии — масштаб личности академика Курчатова сложно переоценить.

У Игоря Васильевича был мощный тыл — верная супруга Марина, соратник и друг,.. которая поддерживала мужа всегда и во всем. У академика не было детей, но он посвятил свою жизнь поиску таких же, как он когда-то, юных самородков-физиков по всему СССР и помогал им построить научную карьеру.

Умер Курчатов в феврале 1960 года в возрасте 57 лет от тромбоэмболии, тихо, легко и быстро.

Марина СОБОЛЕВА

КАК ЖИВОЙ

Сталин подарил академику свой портрет в полный рост, который Курчатов повесил в своем кабинете. Портрет был настолько натуралистичен, что заставлял незнакомых гостей Курчатова чуть ли не падать в обморок от шока, приводя хозяина кабинета в полный восторг.



Загадки истории » Гениальные изобретения » Человек, создавший бомбу

, , ,   Рубрика: Гениальные изобретения




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:47. Время генерации:0,143 сек. Потребление памяти:8.11 mb