Четыре могилы Бабы-Яги

Автор: Maks Окт 11, 2019

Кошмарная старуха, живущая за забором из человеческих костей, ворует и ест детей, но регулярно выступает на стороне Добра, снабжая положительных героев волшебными предметами и важными советами. Путешествуя сквозь века, этот архетип менялся и порою очень сильно. Так сколько же Ягинь похоронено под пластами истории?

Этимология слова «яга» весьма неоднозначна. Например, с чешского jeze переводится как «злая тетка». На словенском jeza означает гнев, на сербохорватском jеза — это «ужас». Впрочем, русское слово «язва» ставит все аналогии под большой вопрос.

Про братца Иванушку

Любой советский школьник 1980-х годов видел мультфильм, где вредная Яга со Змеем Горынычем и Кощеем Бессмертным пытаются украсть факел с олимпийским огнем. Фраза «Баба-яга против» стала настоящим «мемом».

Нельзя не отметить, что образ мультипликационной Яги, не очень страшной и не очень опасной, в целом соответствует образу той нежити, которую мы все знаем из прочитанных в детстве сказочных адаптаций.

Эта Баба-яга живет в дремучем лесу в избушке на курьих ножках. Время от времени она грозится кого-нибудь съесть и вроде бы даже является каннибалкой, но дальше обещаний дело не идет. Зато стоит доброму молодцу потребовать баньки и угощения, старуха быстро сменяет гнев на милость и зачастую вручает главному герою меч-кладенец, путеводный клубок, пузырек с живой водой, на худой конец, раскрывает тайну Кощеевой смерти. По сути, она отрицательная героиня только условно.

Едем дальше — видим лес

Часть исследователей считает, что образ хозяйки лесной чащи, изготовительницы колдовских снадобий, повелительницы зверей и птиц навеян реальными персоналиями ведуний-травниц, живущих собирательством трав и кореньев, способных сварить и лекарство, и ядовитое зелье.

Впрочем, погрузившись в старославянский фольклор на несколько столетий глубже, под наслоениями более современных сказок мы можем увидеть по-настоящему страшный образ лесной колдуньи. Здесь Яга представляется в образе горбатого чудовища с нечесаными космами, торчащими изо рта клыками и непомерно длинным крючковатым носом. «Лежит Баба-яга, костяная нога из угла в угол, нос в потолок врос». Бывает, что костяная нога и нос, свисающий до пола, представляются железными. Иногда в текстах сказок отмечается одноглазость Бабы-яги, а неизменной особенностью ее внешнего облика выставляются гипертрофированные половые признаки. «На печи лежит баба-яга, костяная нога, нос в потолок врос, сопли через порог висят, титьки на крюку замотаны».

На охоту за человеческим мясом Яга вылетает в железной ступе, а клюка жуткой старухи способна обратить богатыря в камень. Жилище Бабы-яги более чем примечательно. Оно представляет собой избушку на курных ножках за тыном из человеческих костей. Со временем произношение термина исказилось и курные ножки, то есть столбы, для лучшей сохранности окуренные дымом, превратились в ножки куриные. Но изначально избушка Бабы-яги представляла собой не что иное, как «домик мертвых» — могильное бревенчатое сооружение на столбах, в которое помещали прах покойного. Обычай был весьма распространен у наших предков и в некоторых областях России просуществовал аж до XVIII века.

Но для чего кому-то, пусть даже Бабе-яге, жить в могиле? Ответ достаточно прост: существование в «домике мертвых» наполнено глубокими смыслами, ведь Баба-яга не просто кошмарная нежить, убивающая путников. Баба-Яга — сторож границы между царством живых и царством мертвых. Отсюда ее страшный облик и нрав, отсюда хитрые трюки с избушкой, попасть в которую можно, лишь развернув «домик мертвых» задом к лесу и передом к себе. Отсюда же наличие костяной ноги. Ведь страж входа в потусторонье живет разом в двух пространствах, одной ногой — в мире живых, другой — в мире загробном. И добры молодцы идут к волшебной старухе не за тем, чтоб попариться в бане, а затем, что им до зарезу нужно попасть в Тридевятое царство (по одной из версий, в загробный мир), а впустить туда того, кто не струсит, может только Яга. При этом, в качестве бонуса, она снабжает героя-храбреца полезными приспособлениями и добрыми советами.

Умница и красавица

Матушка Ягина - один из прообразов Бабы-Яги

Матушка Ягина, живущая на границе межну Явью и Навью — один из прообразов Бабы-Яги

Итак, Баба-яга — жуткая старуха, страж дверей в царство мертвых. Но настоящая ли это Яга?

Чтобы ответить на заданный вопрос, необходимо копнуть еще глубже, и мы, снимая слой за слоем, приближаемся к мифологии дохристианской эпохи. Все верно: именно отсюда происходит специализация волшебного персонажа. Баба-яга действительно сторож границы между Явью и Навью, только она отнюдь не старуха, крадущая детей. Ягая или Ягиня — молодая красавица с косами до пят, умелая и непобедимая воительница.

Есть несколько версий происхождения Ягой-Ягини. По одним, она была дочерью обычных людей, усыновленной после смерти родителей богиней Макошью, по другим — какой-то из ипостасей самой Макоши. Однажды Велес, бог скотоводства и мудрости, занимающий видное место в славянском пантеоне, встретил на границе миров девушку, давшую зарок выйти замуж лишь за того, кто одержит над ней победу. Вступив в борьбу со свой избранницей, Велес выиграл поединок и сделал Ягиню своей супругой. Однако корова Земун, мать скотьего бога, невзлюбила невестку и решила ее погубить. Велес выторговал у матери жизнь для жены, но в уплату сам вместе с любимой отправился обратно, на границу миров. Там, на рубеже Яви и Нави, и поселились Велес с Ягиней. Принято считать, что от их дома текут все реки и тянутся корни всех растений.

Славяне считали Ягиню не только стражем перехода в другой мир, но и покровителем лесных птиц и зверей, а кроме того, хранителем домашнего очага, о чем говорят атрибуты вроде ступки и помела. За любовь к детям и особенно к сиротам ее звали Матушкой, красотой же и статью Ягиня-Ягая не уступала богиням Ладе и Леле. Горбатая уродливая старуха появилась много позже, в те времена, когда адепты христианства принялись планомерно вытравливать из общественного сознания память о языческих славянских богах.

Технология уничтожения языческих персонажей, по большому счету, сводилась к двум формам: либо богов дохристианского пантеона ассоциировали и смешивали с православными святыми, либо демонизировали, превращая в чудовищ и переводя под епархию дьявола. Таким образом, старые божества как бы оставались в обиходе, но при этом адаптировались к монотеизму.

Великая Мать

В результате наших раскопок вместо одной Яги мы имеем трех, исчезнувших в потоке истории: живую покойницу, крадущую и пожирающую детей, уродливую колдунью, стерегущую вход в царство мертвых, и молодую красавицу, живущую на стыке Нави и Яви…

На этом как будто можно и заканчивать исследования, но есть еще одна версия того, чем является многоликая Баба-яга. Эта версия переносит нас к временам палеолита и неолита. Именно в культурных слоях, относящихся к VI1I-III тысячелетию до н. э., археологи находят множество женских статуэток. Эти находки дают все основания полагать, что в те века женские божества считались доминирующими. Верховное женское божество условно именуется Великой богиней, или Великой матерью.

Самая древняя скульптура Великой богини, чей возраст насчитывает 34 тысячи лет, была найдена в Восточной Сибири. Она представляет собой рожающую птичьеголовую женщину.

Образ богини-птицы, по-видимому, следует отнести к числу наиболее архаичных воплощений Великой богини. Сторонники неолитической версии полагают, что Баба-яга и была Великой богиней наших предков, праматерью всего живого. Человекоподобные образы богов постепенно приходили на смену зооморфным, но замещение не всегда было полным. Возможно, «костяная нога» на самом деле птичья, равно как и длинный клювоподобный нос.

Жрицы-ведуньи, служащие Великой богине, распоряжались всеми сферами жизни племени, в том числе проводили обряд инициации молодых охотников, включавший в себя похищение и символическую смерть мальчика. Результатом служило вхождение в статус мужчины. По всей видимости, обряд был весьма жесток и опасен, именно поэтому его боялись, а как следствие, чувство страха переносилось на Великую богиню (Бабу-ягу).

Возможно, версия эта спорна, но одним из аргументов в пользу глобальности фигуры Бабы-яги можно считать необыкновенную живучесть этого персонажа. Не каждый взрослый сможет ответить, кто такие Коляда и Морена, за что причислены к лику святых Косма и Спиридон Тримифунтский, а вот Бабу-ягу знает любой ребенок. Пускай масштабные смены культов и культур исказили образ хозяйки жизни и смерти, но память о Бабе-яге жива и остается в нашей культуре, невзирая на прошедшие тысячелетия.

Виктор ШТЕРН



, , ,   Рубрика: Религии мира

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,218 сек. Потребление памяти:8.67 mb