Цирюльник — и лекарь, и брадобрей

Автор: Maks Фев 27, 2022

В средневековых городах цирюльники не только стригли и брили клиентов, но и предлагали широкий спектр медицинских услуг: они удаляли больные зубы, ставили банки, делали лечебный массаж, убирали мозоли, прикладывали пиявки, врачевали раны и даже вправляли суставы…

Парики и бритвы

Профессия цирюльника (от латинского chirurgus) уходит своими корнями в далекое прошлое. В племенном обществе он занимал важное место, ибо сочетал функции парикмахера, священника и знахаря.

Древние люди были суеверными. Они слепо верили, что злые духи проникают в человека через волосы. Следовательно, волосы нужно стричь, чем и занимались цирюльники.

Были они востребованы и в Древнем Египте. Папирусы V тысячелетия до н. э. описывают обязанности цирюльника. Мастер должен был стричь и брить, а также окрашивать волосы и ногти.

При раскопках в Стране пирамид археологи регулярно обнаруживают сосуды с различными косметическими средствами, которые древние мастера использовали для ухода за кожей и волосами клиента. Они также владели искусством изготовления париков. Материалом служили человеческие волосы, шерсть животных, папирус, ткань. Готовый парик окрашивали в разные цвета и пропитывали душистыми маслами. Фараоны появлялись перед подданными в парике, сработанном лучшими мастерами.

Высокого уровня достигло искусство цирюльников в Древней Греции. Они изобретали все новые замысловатые прически, применяли специальные инструменты для завивки, превращая процесс обслуживания клиента в настоящий ритуал. Мастеру помогали обученные рабыни, которых называли каламистрами.

У древних римлян, как и у древних греков, парикмахерское искусство пользовалось заслуженным вниманием. Римские патриции много часов проводили в кресле мастера, который занимался их прическами. Ему ассистировали рабы. Под руководством специалиста они мыли волосы и завивали горячими щипцами, а также производили холодную укладку, используя специальные клейкие благовония. При раскопках ученые находят медные серповидные бритвы. Ими цирюльники брили римлян.

Оружие и знамя

В ранней Средневековой Европе церковь категорически пресекала интересы в области моды. Таковые считались греховными, якобы исходившими от «коварного дьявола-искусителя».

Косметика и духи попали под строгий запрет. Женщины скрывали волосы под накидками, сложные прически стали не нужны. Мужчины в большинстве стриглись «под горшок». Однако профессия цирюльника не умерла, что доказывают найденные археологами расчески, а также щетки для массажа головы.

В эти суровые времена цирюльники боролись за свое существование, объединялись в цеха. Постепенно им удалось возродить производство косметики и парфюмерии.

В начале XV века цех цирюльников получил право иметь оружие и знамя с цеховой эмблемой — изображением сороки. Членам цеха дозволялось носить повязку с вышитым на ней гербом. В XVI веке цирюльники начали расширять свои функции и овладели популярным в то время методом лечения многих недугов, а именно кровопусканием. Они ювелирно надрезали подкожные вены, что вплоть до начала XIX века считалась весьма полезной процедурой.

Инструменты средневекового цирюльникаВ традициях античной и средневековой медицины многие болезни объясняли застоем дурной крови, которую необходимо выпустить, чем и занимались цирюльники. Поэтому их еще называли рудометами (от слова «руда» — кровь).

Излишне говорить, что ни о какой стерильности тогдашние мастера представления не имели. В то же время некоторые из них относились к профессии творчески, постоянно совершенствовали свои навыки хирургии, чему способствовало их постоянное общение с различного вида травмами и даже огнестрельными ранениями. Благодаря умелым рукам цирюльников совершенствовались методы остановки кровотечений, перевязки ран, извлечения осколков и пуль.

Начиная с XVII века началось постепенное разделение специальностей парикмахера и хирурга, и к середине XVIII века хирургия стала частью классической профессиональной медицины.

Палец и огурец

Цирюльник был непременным атрибутом и российского быта. В воинском уставе Петра I было сказано: «Надлежит быть при всякой дивизии одному лекарю и одному штаб-лекарю, а во всяком полку полевому лекарю, також в каждой роте  — по цирюльнику». Петр Великий привез из заграничных вояжей моду на бритье и самолично с помощью ножниц лишал бояр окладистых бород. Те же упрямцы, которые продолжали их носить, должны были заплатить весомый налог в казну и получали специальный «бородной знак».

В период царствования Елизаветы Петровны был введен «Указ о пользе брадобрития», а «бородной знак» в 1762 году был отменен. Николай Васильевич Гоголь увековечил древнюю профессию, наградив ею главного героя своей бессмертной повести «Нос». Вот такую характеристику дает он типичному российскому цирюльнику Ивану Яковлевичу: «Как всякий порядочный русский мастеровой, он был пьяница страшный. И хотя каждый день брил чужие подбородки, но его собственный был у него вечно небрит. Фрак у Ивана Яковлевича (Иван Яковлевич никогда не ходил в сюртуке) был пегий; то есть он был черный, но весь в коричнево-желтых и серых яблоках; воротник лоснился, а вместо трех пуговиц висели одни только ниточки. Иван Яковлевич был большой циник, и когда коллежский асессор Ковалев обыкновенно говорил ему во время бритья: «У тебя, Иван Яковлевич, вечно воняют руки!» — то Иван Яковлевич отвечал на это вопросом: «Отчего ж бы им вонять?» — «Не знаю, братец, только воняют», — говорил коллежский асессор…»

Перед тем как приступить к бритью, цирюльник непременно спрашивал клиента:

— Бреем с пальцем или с огурцом?

Под этим вопросом он имел в виду, каким образом будет оттягивать щеку клиента для удобства бритья: засунув ему в рот огурец или (что стоило дешевле) использовать собственный средний палец.

Для бритья применялась острая опасная бритва, пользование которой требовало особой осторожности. Любое неверное движение могло привести к травме…

Куаферы и каркасы

Подлинного расцвета мастерство цирюльников достигло во второй половине XVIII века во Франции. Местные мастера (французы называли их куаферами) сооружали из волос замысловатые объемные композиции в полметра высотой. Такая работа продолжалась несколько часов и требовала от парикмахера и его клиентки завидного терпения.

В Париже тех времен функционировало почти полторы тысячи парикмахерских.

Для подготовки мастеров причесок личный куафер короля Людовика XV мэтр Лёгро открыл Академию парикмахерского искусства. В ее стенах готовили мастеров высшей квалификации. Особенно блистал придворный куафер Леонар, который обслуживал королеву Марию-Антуанетту. Он создавал на голове августейшей особы сложнейшие композиции, украшенные перьями, бантами и драгоценностями. Для того чтобы ее выполнить, мастер прибегал к помощи каркаса, который оплетался волосами, маскируя железные или деревянные прутья.

Однако мода на высокие прически имела и свои существенные недостатки. Спать обладательницам высоких сооружений из волос было крайне неудобно. К тому же такие прически служили рассадником насекомых. Спасаясь от зуда, каждая французская аристократка имела в своем дамском арсенале специальную чесальную палочку.

Дипломированные французские куаферы быстро распространились по Европе и принесли в страны высокую французскую моду. Жаловали их и при российском императорском дворе. Дамы высшего света считали хорошим тоном иметь персонального французского куафера, который мог сотворить фантазийную композицию из волос.

При этом заезжие французы отводили русским цирюльникам лишь роль подмастерьев.

Ящик и стул

Простолюдины с удовольствием пользовались услугами цирюльников. Они подразделялись на две большие категории: первые работали на улицах и ходили по дворам, предлагая свои услуги обывателям. Вторые оседали при банях, открывали собственные цирюльни и трудились в стационарном режиме.

Непременным атрибутом каждого бродячего цирюльника был объемный ящик, наполненный ножницами, гребнями, щипчиками, пузырьками с парфюмерией, тюбиками различных мазей. На шее у мастера неизменно болтался деревянный стул, на который он усаживал очередного клиента. Появление на улице цирюльника всегда превращалось в яркий спектакль. Вокруг мастера сразу же собирались зеваки, останавливались прохожие, чтобы послушать их песенки и присказки. Цирюльники, словно соревнуясь друг с другом, сочиняли забавные вирши. От них можно было услышать:

— Брею, стригу бобриком-ежом, лечу паршивых, из лысых делаю плешивых, кудри завиваю, локоны начесываю, на пробор причесываю, парик промою, кровь открою, мозоль подрежу, мушки приклею, шиньон прилажу, стригу и брею по высшему разряду. Для желающих — одеколончик, банки, пиявки, набор грудной степной травки!

В такой забавной форме цирюльник перечислял весь перечень своих услуг.

После прихода к власти большевиков в условиях разрухи и Гражданской войны цирюльническое дело начало приходить в упадок.

Только к концу 30-х годов XX века в СССР появляется сеть парикмахерских, оказывающих населению набор услуг, основными из которых оставались стрижка и бритье.

В годы Великой Отечественной войны страна потеряла много квалифицированных парикмахеров.

В послевоенный период парикмахерские вновь стали возрождаться. Изобретенный в тридцатые годы в США химический метод завивки волос только к пятидесятым годам будет широко внедрен в парикмахерские услуги советской страны. Наряду с этим становится популярной укладка волос на бигуди.

В 70-е годы в СССР начали проводить первые конкурсы парикмахерского мастерства. В 1981 году на международном конкурсе парикмахерского мастерства Важа Мхитарян поразил жюри прической «Музыка», которая завоевала первый приз. В последние годы российские мастера неизменно занимают высокие места на международных конкурсах.

Владимир ВЛАДИМИРОВ

  Рубрика: Забытое ремесло 123 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,219 сек. Потребление памяти:9.01 mb