«Дедушка» с незапятнанной честью

Автор: Maks Фев 10, 2022

Адмиралу Михаэлю де Рюйтеру повезло родиться и жить в то время, когда его родная Голландия считалась великой державой. Она на равных сражалась с Францией, Англией и Испанией, а огромные колониальные владения позволяли содержать боеспособную армию и могущественный флот. Был даже момент, когда голландские военные моряки заставили сомневаться, по праву ли Англия считается владычицей морей. Несколько наиболее ярких побед принадлежат именно де Рюйтеру.

Михаэль де Рюйтер родился в 1607 году в семье пивовара Адриана Михильсзона. Семья пользовалась репутацией патриотов. Дед Михаэля во время войны за независимость не только жертвовал деньги, но и укрывал раненых повстанцев. Однажды имперцы даже сожгли его дом, но он не выдал прятавшихся у него голландских патриотов. В пожаре чуть было не погиб отец Михаэля — мать успела вытащить его из огня за секунды до того, как рухнула крыша.

Семья патриотов

О раннем детстве будущего адмирала мало что известно. Его семья была достаточно состоятельной, чтобы отправить в школу всех детей (Михаэль был младшим, 11-м по счету), но с образованием у де Рюйтера не сложилось. Его выгнали за буйное поведение и драки. Одни говорят, что дурное поведение было следствием грубости характера. Другие считают, что так сказывалась на отроке тяга к морю.

Михаэль некоторое время поработал подмастерьем у канатного мастера, но уже в 11 лет сбежал юнгой на торговый корабль. Морскую науку он постигал, помогая то штурману, то артиллеристам, то плотнику, то парусному мастеру — и все схватывал на лету. Ко всему прочему в те времена морякам часто приходилось самим защищать не только свои корабли, но и собственные жизни. Так что Михаэль рано научился владеть всеми видами оружия.

Кроме того, он был не так уж и плохо образован. Читал и писал не только на родном языке, но и знал французский и английский, понимал толк в математике, навигации и астрономии. Трудно сказать, было ли это следствием самостоятельных занятий, или сказался немалый жизненный опыт. Еще юнгой де Рюйтер попал в плен к испанцам. Гнить бы ему на плантациях в Новом Свете, но вместе с несколькими товарищами юноша смог захватить бот и бежал. Дорогу к родным берегам ему пришлось искать по звездам, но де Рюйтер справился.

Некоторое время он сражался с испанцами на суше, поступив в армию Морица Нассауского простым мушкетером. В 1622 году де Рюйтер участвовал в снятии блокады с Бергена-на-Зоме, где продемонстрировал храбрость и хладнокровие.

Сам по себе

После подписания перемирия он служил торговым агентом торгового дома Лампсонов в Дублине, ходил штурманом на китобое, участвовал в экспедициях к берегам Шпицбергена и Южной Африки. Однажды де Рюйтер с помощью хитрости и смекалки смог отразить нападение капера в проливе Ла-Манш.

Хозяева судовой конторы по достоинству оценили задатки молодого моряка и в 1637 году назначили его капитаном одного из небольших торговых кораблей. Несколько лет он водил суда в Америку и Юго-Восточную Азию, а потом, подкопив денег, подался в каперы. Де Рюйтер так успешно действовал против испанцев и французов, что обратил на себя внимание адмиралтейства Зеландии.

В 1640 году он получил под свое начало 26-пушечный фрегат «Хаас» и был командирован в эскадру адмирала ванн Лира для помощи Португалии, восставшей против испанского владычества. В следующем году он оказался в авангарде голландской эскадры во время сражения с превосходящими силами испанского флота у Сен-Висенте. Несмотря на отступление, голландцы нанесли противнику серьезные потери.

Вскоре де Рюйтер смог позволить себе купить более мощный фрегат — «Саламандра». После этого он предпочел на время расстаться с государственным флотом и поработал немного на себя. Михаэль набрал команду настоящих морских волков с не самой респектабельной репутацией и занялся операциями в Средиземном море. Де Рюйтер неплохо заработал на торговле оружием с мятежным султаном Южного Марокко, повоевал с арабскими пиратами и все с теми же испанцами.

Еще одним направлением деятельности для де Рюйтера стал выкуп из мусульманского плена опытных голландских моряков. Так он подбирал кадры, на которые потом мог опереться, а заодно укрепил свой авторитет среди других голландских капитанов. Да и состояние молодой моряк сколотил немалое.

Морской Лев

В 1651 году началась первая англо-голландская война. Парламент Нидерландов, остро нуждавшийся в морских офицерах, воззвал к патриотизму де Рюйтера и уговорил его вернуться на службу. Он согласился принять командование «частной эскадрой», собранной на средства купцов провинции Зеландия. Общее командование флотом было закреплено за адмиралом Мартеном Тромпом.

Задача перед ними стояла из разряда невыполнимых: провести конвой через Ла-Манш, прямо под носом превосходящих сил английского адмирала Джорджа Эскью. В августе 1652 года состоялось знаменитое сражение под Плимутом. Стороны не понесли потерь в кораблях, но де Рюйтер вынудил англичан оставить место боя и обеспечил прохождение конвоя. Это принесло ему громкую славу и прозвище Морской Лев.

В дальнейшем де Рюйтер принял участие в сражениях при Кентиш-Нок, Дангеннесе, Габбарде и Схевенингене. Его эскадра неизменно отличалась стойкостью, несколько раз спасала положение, а англичане не смогли одержать ни одной убедительной победы. При Схевенингене де Рюйтеру даже предлагали занять пост главнокомандующего флотом (после гибели Тромпа), но он по политическим соображениям от таких почестей отказался.

После войны адмирал сколотил огромное состояние на проводке торговых конвоев. Нередко дело заканчивалось настоящими морскими сражениями, но, услышав имя де Рюйтера, каперы часто отказывались от идеи вступить с ним в бой. Эскадры де Рюйтера с равным успехом осаждали Лиссабон и снимали осады с Копенгагена, очищали от берберийских пиратов Средиземное море и освобождали от англичан голландские колонии в Африке.

После гибели во время войны со Швецией голландского адмирала де Витта де Рюйтер стал самым авторитетным флотоводцем на родине. А многие считали его ведущим адмиралом не только в Нидерландах, но и во всем мире. Вместе с семьей он переехал в Амстердам и был назначен командующим эскадрой местного адмиралтейства.

В 1665 году во главе флота из 13 вымпелов де Рюйтер отправился в рейд на Барбадос и побережье Северной Америки. Вернуть захваченные англичанами голландские колонии он бы не смог, но нанес британскому атлантическому мореплаванию такой урон, что против него выслали сразу две крупные эскадры. Однако голландцы с богатой добычей благополучно вернулись на родину и были встречены как герои.

Главнокомандующий

Очередная война с Англией шла не очень успешно. В Лоустофтском сражении 13 июня 1665 года голландцы потерпели сокрушительное поражение, потеряв 17 кораблей. Был убит и лейтенант-адмирал Якоб ван Вассенар. Благодаря героическому возвращению из американского рейда чин лейтенант-адмирала получил де Рюйтер. Он же стал главнокомандующим флотом Соединенных Провинций.

Теперь де Рюйтер мог воплотить свою мечту о модернизации флота. К 1665 году было построено 28 новых кораблей, из которых 8 были тяжелыми кораблями 1-го ранга с 70 орудиями на борту. За два следующих года адмирал планировал пополнить флот еще на 60 кораблей. Теперь де Рюйтер смог ввести отработку совместных маневров в кильватерном строю и систему флажных сигналов. До этих нововведений морские сражения сводились к беспорядочным поединкам корабля с кораблем.

1666 год принес де Рюйтеру самую громкую славу. В Четырехдневном сражении он наголову разгромил английский флот. Голландцы потеряли всего 4 корабля и около 2500 матросов. А англичане хоть и оставили за собой поле боя, но лишились 10 линейных кораблей потопленными и 10 захваченными. 5000 британских моряков погибли и 3000 попали в плен. Кроме того, единственный раз в истории высокопоставленный английский адмирал (Джодж Эскью) сдался противнику вместе со своим флагманом.

Многие ставили де Рюйтеру в вину то, что он не попытался продолжить бой и уничтожить деморализованного врага. Так или иначе, но он этого не сделал, и уже через пару месяцев британцы зализали раны и смогли дать ему новый бой. Голландцы попытались атакой с моря уничтожить Чатемские верфи англичан, но потерпели поражение. Потери были не так велики: всего два корабля против одного у противника, но на де Рюйтера это произвело угнетающее впечатление. Кроме того, адмирал был серьезно ранен и долго лечился.

«Приказ есть приказ…»

Адмирал Михаэль де РюйтерЕдва оправившись, адмирал вынужден был предпринять рейд на Медуэй, против которого возражал. Де Рюйтер опасался входить в мелководное устье Темзы, однако политическое руководство страны нещадно на него давило. Война шла к завершению, а предъявить за столом переговоров противнику было особо нечего. Голландцы одержали много побед, но мощь Англии отнюдь не была сломлена.

Король Карл II упирался как мог и не шел на уступки. Нужна была убедительная победа, и добиться ее поручили де Рюйтеру. «Приказ есть приказ», — только и вымолвил адмирал.

Дело было сделано флотом де Рюйтера и десантом генерала ван Гента 14 июня 1667 года. Они, потеряв 8 брандеров и около 50 солдат, уничтожили 15 военных кораблей противника, разгромили верфи, склады и доки и нанесли такой удар по репутации англичан, что они запомнили этот день надолго.

Блестящие победы принесли де Рюйтеру ослепительную славу как на родине, так и за рубежом. Французский король Людовик XIV произвел его в рыцари ордена Святого Михаила. В самой Голландии бойкоту подвергли главного соперника адмирала — Корнелиуса, сына Мартена Тромпа. Ему было запрещено служить во флоте, а его сторонников обвинили в подготовке государственного переворота.

В ноябре 1669 года сторонник Тромпа попытался убить де Рюйтера, но неудачно. Правда, и самому де Рюйтеру приказом де Витта было запрещено выходить в море, чтобы уберечь адмирала от гибели, а заодно чтобы он оставался под рукой в качестве опоры политического режима. «Приказ есть приказ», — устало вздохнул де Рюйтер и попытался насладиться домашним уютом. К этому времени он сколотил состояние в 2 500 000 гульденов, которого его потомкам хватило на многие десятилетия.

Увы, но в жизнь адмирала вмешалась политика. В 1672 году против Голландии начала войну коалиция Франции, Мюнстера и Кельна. Примкнула к ним и Англия, не простившая Медуэйского разгрома. На суше дела голландцев сразу пошли из рук вон плохо — 1672 год до сих пор называют «годом бедствий». Неудачи на фронте послужили спусковым крючком заговора, у истоков которого стоял Тромп. Братья де Витт — фактические правители страны — были растерзаны толпой в Гааге, бунтовщики ворвались и в дом адмирала.

Последний парад

К счастью, их разогнали милиция и матросы его эскадры, который называли адмирала не иначе как «Наш Славный Дед». Новый правитель страны Вильгельм Оранский помирил де Рюйтера и Тромпа. Правда, последнему он обещал пост главнокомандующего флотом, что скрыли от де Рюйтера. До этого адмирал успел разбить объединенный англо-французский флот при Солебее. Сражение было очень жестоким. Артиллерийская дуэль часто велась на расстоянии пистолетного выстрела.

Де Рюйтер не покидал палубы под градом ядер, успевал командовать и флагманом, и флотом в целом. Его 80-пушечный корабль «Семь Провинций» вчистую выиграл перестрелку у 100-пушечного британского флагмана «Принц», вынудив герцога Йоркского перенести свой вымпел на другое судно.

Но силы союзников настолько превосходили ресурсы Голландии, что они не оставляли попыток блокировать ее с моря. Половина страны находилась под французской оккупацией, финансы были расстроены, и последней надеждой оставался флот. Он блестяще проявил себя в сражениях при Схооневелте и Текселе, нанеся такой урон противнику, что тот упустил инициативу. При этом частью второго сражения являлась проводка колониального конвоя, с чем блестяще справился де Рюйтер. Голландия получила деньги на продолжение войны и сохранила свой флот.

В 1676 году вторая встреча выдающихся флотоводцев случилась у Агосты. В эскадре Дюкена было 33 корабля и 8 брандеров, в союзной эскадре де Рюйтера — 29 линейных кораблей, 10 галер и 4 брандера. Голландец первым начал сражение, обрушившись на французский авангард под командованием д’Альмейраса. Французы долго выдерживали атаки де Рюйтера, но смерть д’Альмейраса, убитого ядром, поколебала их стойкость.

Однако к авангарду подоспел Дюкен, и снова между адмиральскими кораблями началась артиллерийская дуэль. В самый разгар боя де Рюйтер получил тяжелую рану: ядром ему оторвало правую ногу ниже колена и покалечило левую. Начавшаяся паника вынудила голландский флот отступить в Палермо, где через несколько дней Дюкен прямо на рейде безнаказанно сжег 12 кораблей противника.

Но де Рюйтер уже не мог видеть это поражение. После недельного пребывания в горячке он скончался на борту своего флагмана. Тело адмирала забальзамировали и решили отправить на родину на борту быстроходного фрегата «Конкордия».

Корабль был перехвачен Дюкеном, но, узнав о печальной миссии фрегата, Дюкен приказал пропустить его. Сам Людовик XIV повелел батареям каждого французского порта, мимо которого проходил корабль, салютовать «Конкордии». Погребение Михаэля де Рюйтера состоялось 18 марта 1677 года в Амстердаме. Вход в богато украшенную гробницу и по сей день украшает золоченая надпись: «Он сияет незапятнанной честью».

Борис ШАРОВ

  Рубрика: Легенды прошлых лет 126 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,205 сек. Потребление памяти:9.04 mb