«Дело глухонемых»

Автор: Maks Авг 5, 2021

В годы «Большого террора» в недрах НКВД было сфабриковано огромное количество политических дел. Они и сегодня потрясают исследователей абсурдностью обвинений, предъявленных арестованным «врагам народа». Но одним из самых нелепых является обвинение группы ленинградских глухонемых в диверсионно-шпионской террористической деятельности.

Фюрер из сигаретной коробки

В августе 1937 года театр «Пантомима» Ленинградского общества глухонемых готовил к 20-летию Октябрьской революции спектакль по книге Николая Островского «Как закалялась сталь». Во время генеральной репетиции был арестован организатор и режиссер-постановщик Михаил Тагер-Карьелли. Вот как это произошло, со слов Давида Гинзбургского, бывшего в те годы заместителем по культмассовой работе директора Ленинградского дома просвещения глухонемых: «Двое в штатском подошли к сцене и, не предъявляя документов, спросили: “Кто тут Тагер-Карьелли?». Кто-то из нас прочел вопрос “с губ” спрашивающего и показал пальцем. Взяли и увели. А мы просто остолбенели и потрясенные, разошлись»…

А началось все, как считают историки, с доноса Эрика Тотьмянина, художника-скульптора, председателя Ленинградского областного отдела Всероссийского общества глухонемых (ВОГ). Он сообщил в ОБХСС о том, что некоторые глухонемые подрабатывают продажей художественных открыток на железнодорожных вокзалах и в пригородных поездах. В советское время подобный «бизнес» считался спекуляцией и карался как уголовное преступление.

Неизвестны мотивы, подвигнувшие Тотьмянина на столь подлый поступок, но по его наводке было взято несколько железнодорожных «коробейников». Вполне возможно, они отделались бы легким испугом, но у одного из них, рабочего фабрики «Скороход» Александра Стадникова, при обыске обнаружили немецкие открытки с изображением Адольфа Гитлера. Как они к нему попали? В одном доме со Стадниковым жил немецкий коммунист Альберт Блюм, политэмигрант из Германии, также глухой, работник швейной мастерской. Он предпочитал курить немецкие сигареты. А в их коробки вкладывались открытки с изображениями вождей Третьего рейха. Пять таких карточек Блюм без всякой задней мысли подарил своему соседу Стадникову. Александр то ли хотел приобщить их к своей коллекции, то ли пустить на продажу. Если бы он только мог знать, сколько людей пострадает из-за этих злосчастных «фотобумажек»!

В стране свирепствовал «Большой террор». Начальник Ленинградского отдела борьбы с хищением социалистической собственности и спекуляцией (ОБХСС) Управления милиции Ян Краузе решил внести свою лепту в борьбу с «врагами народа». Он сообразил, что из скучной уголовщины можно сделать громкий политический процесс и таким образом заявить о собственной политической бдительности. Найденные изображения Гитлера позволили ему открыть «дело антисоветской фашистской террористической организации агента гестапо А. Блюма». А членами этой организации объявлялись глухонемые, то есть люди, общающиеся со слышащими лишь при содействии сурдопереводчика, не владеющие иностранными языками и весьма далекие от политики. Но сотрудников карательных органов такой «пустяк» не мог волновать. Спущена сверху разнарядка по разоблачению врагов народа — надо ее выполнять. Леонид Заковский, бывший в 1937 году начальником Ленинградского управления НКВД, одобрил инициативу Краузе. Позже, в январе 1938 года, в Москве, куда он был переведен на такую же должность, он сразу заявил новым подчиненным: «Надо будет пересмотреть все дела по всем осужденным инвалидам на тройке и их пострелять… В Ленинграде я весь такой контингент пострелял, и возиться с ним нечего».

Опасное оружие из театрального реквизита

«Дело глухонемых» началось с доноса Эрика Тотьмянина

«Дело глухонемых» началось с доноса Эрика Тотьмянина. Но донос не спас и Эрик сам был расстрелян в ходе этого процесса

«Через пару дней вечером к нам в Домпросвет пришли двое, показав на этот раз документы, потребовали провести их в кабинет, где работал Тагер, — вспоминал Давид Гинзбургский. — И начался обыск, в шкафах костюмерной увидели шпаги и рапиры, проверяли остроту, а они были спортивные.

Один копался в письменном столе, другой, встав на стул, брал толстые книги, их сильно встряхивал и бросал на пол. Я сделал замечание: “Зачем бросаете? Пожалуйста, кладите на стол”. Другой, сидя у стола, взял бумагу и написал: “Молчи, иначе мы тебя туда заберем”.

Я понял, что шутки плохи, и замолчал. Вот тогда такая была власть у молодчиков, могли любого забрать, состряпать обвинение — прощай жизнь».

Напрасно и другие артисты пытались объяснить, что эти рапиры и шпаги — театральный реквизит, который использовался при постановке спектаклей «Отелло» и «Ромео и Джульетта». Чекисты занесли эти находки в протокол как оружие. К этому арсеналу приобщили и старый браунинг с патронами, позже найденный при обыске у одного из арестованных глухонемых. Теперь у чекистов не было сомнений, что в их сети попалась боевая террористическая организация инвалидов.

Признания под принуждением

Пошла волна арестов. С августа по декабрь 1937 года были арестованы 54 человека. В их числе организатор и председатель Ленинградского союза глухонемых Николай Дейбнер, организатор и режиссер-постановщик «Петроградского театра глухонемых «Пантомима» Михаил Тагер-Карьелли, художник-ихтиолог Зоологического института Академии наук СССР Владимир Редзько, корреспондент газеты Леноблотдела ВОГ «Ударник» и журнала «Жизнь глухонемых», учительница вечерней школы для глухонемых Мария Минцлова-Пиотровская, председатель Ленинградского областного отдела ВОГ Эрик Тотьмянин (донос не спас), фотограф-ретушер и неоднократный чемпион по шахматам среди глухих города, призер Первой спартакиады в Москве Израиль Ниссенбаум, а также рабочие, спортсмены, художники…

Большинство арестованных были подвергнуты жестоким пыткам. Из воспоминаний Давида Гинзбургского: «В ходе допроса следователи спрашивали арестованного: “Кто твои друзья?» — и, узнав новую фамилию, ночью забирали того человека, объявляли врагом народа и приписывали 58-ю статью (контрреволюционная деятельность).

Допросы велись через специальных переводчиц. Глухонемых насильно заставляли подписывать протоколы, в которых записывалось совсем не то, что они “говорили”. За это обещали освободить из-под стражи. Получалось так, что, признавая вину, сами себе записали высшую меру наказания».

Одна из сурдопереводчиц, присутствовавшая при допросе, пользуясь тем, что следователи не знают язык жестов, дала допрашиваемому совет — называть своими знакомыми и друзьями только тех, кто уже арестован. Он передал это соседям по камере. А поскольку двери камер в «Крестах» открывали для проветривания, стоя у открытых дверей, можно было «говорить» языком жестов, видным через глазок камеры напротив. Благодаря этому дальнейшие аресты вскоре прекратились.

Но показания у арестованных продолжали выбивать пытками. Так, сурдопереводчица Перлова рассказывала, что после того, как фотограф-ретушер артели Инкоопрабис Израиль Ниссенбаум отказался давать показания следователю Лебедеву, тот направил его в другую комнату к следователю-практиканту. А потом практикант принес письменное признание Ниссенбаума в намерении поехать в Москву и убить Сталина. Георгия Гвоздева после отказа подписать показания следователь ударил рукояткой револьвера по затылку. Он потерял сознание, а когда очнулся, подписал протокол, не читая.

В итоге все арестанты по «Делу глухонемых» были обвинены в создании фашистско-террористической организации, связанной с германским консульством в Ленинграде, в вербовке новых членов этой организации в ленинградской оборонной промышленности, в осуществлении диверсионно-шпионской работы. Эта организация якобы подготавливала террористические акты в отношении руководителей ВКП(б) и Советского правительства, распространяла фашистские фотоснимки и контрреволюционную литературу, полученную из Германии через германское консульство. Все участники «Дела глухонемых» были осуждены Особой тройкой УНКВД Ленинградской области 19 декабря 1937 года. 35 инвалидов были расстреляны, 19 приговорены к десяти годам заключения в лагерях.

Расстрелянные погребены на Левашовском мемориальном кладбище. Они были реабилитированы в 1955 году. В 2008 году Всероссийское общество глухих установило там памятник: две руки за решеткой сложены в фигуру SOS — спасите.

Виктор МЕДНИКОВ

Загадки истории » Специстория » «Дело глухонемых»

, , ,   Рубрика: Специстория 236 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Best-Hoster.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:34. Время генерации:0,178 сек. Потребление памяти:9.06 mb