Дело о пропавшем бастарде

Автор: Maks Окт 19, 2021

Жизни незаконнорожденных детей коронованных особ складываются по-разному. Иногда зигзаги судьбы ведут их на трон, иногда — на плаху. А внебрачному сыну Павла I выпало сложить голову на другом конце света при загадочных обстоятельствах.

ПРИДВОРНАЯ СПЕЦОПЕРАЦИЯ

В 1762 году Екатерина II свергла своего мужа Петра III и заняла императорский трон. Это до крайности запутало ситуацию с престолонаследием. Екатерина не была Романовой по крови, но у неё был 8-летний сын Павел — правнук Петра I. Среди российской элиты созрело четкое убеждение, что Екатерина будет оставаться у власти до совершеннолетия сына.

Но, во-первых, у нее самой были другие планы, а во-вторых, в России не было ни четких законов о престолонаследии, ни определенного понимания совершеннолетия. Екатерина опасалась, что, когда Павлу исполнится 18 лет, в определенных кругах может возникнуть идея посадить его на трон. Уж как совершаются перевороты — она-то знала хорошо. При этом выйти замуж и родить наследника престола при живом Павле у императрицы шансов не было.

Такой поворот событий вряд ли был бы принят даже ее ближайшим окружением, не говоря уж о недоброжелателях. Впрочем, Павел рос болезненным ребенком, и Екатерине оставалось надеяться на то, что до совершеннолетия он просто не доживет. На этот случай наследником престола она собиралась объявить Алексея Бобринского — своего сына от фаворита Григория Орлова. Но опять же не при живом Павле.

В 1771 году цесаревич как раз слег с тяжелейшим недугом. Врачи всерьез опасались за его жизнь и даже после выздоровления предположили, что он на всю жизнь останется неспособным к деторождению. Для Екатерины это был неплохой шанс провернуть план с Бобринским, оставалось только подтвердить или опровергнуть вердикт медиков.

Для этого была разработана целая придворная спецоперация. 17-летнего Павла свели с 25-летней Софьей Чарторижской (в девичестве — Ушакова). Она была миловидна, легко заводила романы и к этому времени давно овдовела. Софья легко окрутила цесаревича и через некоторое время родила сына. Мальчика назвали Семеном, дали отчество Афанасьевич (по крестному отцу) и фамилию Великий.

ЮНОСТЬ ГАРДЕМАРИНА

Семён Афанасьевич ВеликийВряд ли Екатерина обрадовалась тому, что ей пришлось сворачивать проект с Бобринским, но поначалу она даже планировала воспитать внука. По крайней мере, до трех лет он жил в покоях императрицы, которая называла его Сенюшка. Разумеется, она постаралась сделать все, чтобы Павел поскорее забыл и о сыне, и о Чарторижской. Тем более что пора было приступать к поискам невесты для цесаревича.

Павел, впрочем, долго горевать и не собирался, а его любовницу просто выдали замуж за обер-камергера Разумовского, снабдив богатым приданым. Через некоторое время планы Екатерины поменялись. Павел успел жениться и овдоветь и дал согласие на новый брак — с Софией Вюртембергской. Императрица хотела отослать маленького Семена куда подальше, но по ходатайству Шуваловых все же отдала его матери.

До восьми лет мальчик жил как обычный маленький аристократ, правда, Чарторижской и Разумовскому велели воспитывать его как приемного сына, не упоминая о настоящих родителях. Но ситуация снова изменилась: к 1779 году Павел произвел на свет уже двух наследников мужского пола — Александра и Константина.

Семена забрали у матери и отдали в закрытую Петропавловскую школу. Императрица сама распорядилась дать ему «лучшее воспитание», но при этом наказала наполнить класс «детьми лиц неважных, дабы отрок не догадался о высоте своего происхождения». Так что учился Семен с сыном аптекаря Брискорна, камердинера Дружинина, инспектора младших классов Вилламова, портного Миллера, капитан-лейтенанта Вестмана.

По окончании курса Екатерина распорядилась поместить всех выпускников класса в иностранную коллегию для дальнейшей службы. Но воспитанник Великий проявил характер и заявил, что хочет служить во флоте и нигде больше. Просьба была удовлетворена с разрешения Екатерины, и Семена перевели в Морской кадетский корпус. Он делал определенные успехи в учебе, чем обратил на себя внимание капитан-бригадира Григория Муловского, готовившего первое в истории России кругосветное плавание.

Но вместо научной экспедиции пришлось отправляться в военный флот. 18-летний мичман Великий принимал участие во всех морских сражениях Русско-шведской войны 1788-1790 годов. В бою при Эланде он отличился и был послан в Петербург с донесением о победе к самой Екатерине II. Императрица была очарована подросшим внуком и даровала ему чин капитан-лейтенанта. Правда, о его родстве с правящим домом даже не заикнулась.

НА ЧУЖБИНЕ

Великий продолжил службу на линейном корабле «Не тронь меня». Кругосветное плавание не состоялось — Муловский в том самом бою при Эланде погиб.

Характеризовался Семен Афанасьевич исключительно положительно, как образцовый офицер и достойный дворянин. Но в 1793 году по распоряжению Адмиралтейств-коллегии группа русских флотских офицеров была командирована в Лондон, в распоряжение посланника в Британии графа Воронцова. Предполагалось, что они поступят офицерами в английский военный флот для стажировки.

Далеко не все смогли пройти вступительные испытания. Однако Великий был зачислен в команду 74-пушечного линкора «Вэнгард» в чине лейтенанта, что свидетельствует о его высоком уровне профессионализма. В конце лета 1794 года в составе эскадры он отплыл в Вест-Индию для борьбы с пиратством и захвата французских владений.

Ничего значимого о походе «Вэнгарда» сказать невозможно. Англичане сообщили России, что 13 августа 1794 года линкор попал в сильный шторм в районе Антильских островов и был разбит о рифы островка Синт-Эстатиус. Большая часть команды погибла. Тело Семена Великого так и не нашли. Официально он был объявлен пропавшим без вести, о чем британский флот и сообщил русскому посланнику в Лондоне. Однако по российским законам моряк в таких обстоятельствах считался погибшим, так что Семен Афанасьевич Великий был выведен из реестра флота.

Но вот что странно: линкор «Вэнгард» вовсе не погиб у Антильских островов в августе 1794 года. В 1796 году он был переброшен из Вест-Индии в Ла-Манш, прошел профилактическое обслуживание, а затем включен в состав Средиземноморской эскадры. «Вэнгард» успешно поучаствовал в Нильской битве и Абу-кирском сражении с французами, вышел из последнего сильно поврежденным, однако был отбуксирован для ремонта. Из состава британского флота этот линкор вывели только в 1821 году. Но как же тогда погиб Семен Великий?

ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ?

Судовой журнал «Вэнгарда» дает совсем другую картину, чем то, что англичане сообщили России. Судовой журнал говорит о том, что во время вест-индского похода потерь личного состава не было. С линкором расстался один офицер — некий лейтенант, чья фамилия из журнала была старательно вымарана рукой капитана. Его высадили на берег (место не упоминается) по причинам, «несовместимым с дальнейшим несением службы на королевском флоте».

Один из офицеров «Вэнгарда», впоследствии дослужившийся до высоких чинов, оставил воспоминания. В них он упоминает любопытный эпизод. Во время стоянки на Ямайке некий лейтенант вызвал на дуэль британского чиновника и серьезно его ранил. За это младшего по званию участника ссоры высадили на ближайшем небольшом островке.

Интересно, что англичанин называет лейтенанта поляком (!), а причиной ссоры указывает его опоздание из увольнения в порт. Поскольку дуэли в британском флоте были категорически запрещены и за такой инцидент наказали бы в первую очередь капитана судна, скандал замяли. Тем более что у истории была еще одна подоплека.

Якобы к капитану в сопровождении британского чиновника явились два соотечественника этого лейтенанта, офицеры. Они захотели забрать его с собой, но капитан «Вэнгарда» был против: по уставу британского флота жизнью и свободой офицеров в походе мог распоряжаться только командир корабля. Возникла ссора, закончившаяся схваткой. В таком случае высадка проштрафившегося лейтенанта на необитаемом острове — история для флота обычная. А уж перепутать русского с поляком для британца тоже в порядке вещей. Вполне возможно, что Семен Великий не утонул во время шторма. Английский капитан мог придумать эту историю, чтобы помочь замести следы своему офицеру.

Судьба Семена Великого в России вызвала много толков и версий. Пожалуй, самая экзотическая из них сводится к тому, что он знал о своем происхождении, смог вернуться из Вест-Индии и встретился с отцом. Павел I был поражен сходством Семена со своим законным старшим сыном — Александром, Последнего император недолюбливал, потому что его воспитала Екатерина, и у него могла возникнуть идея подменить законнорожденного не бастарда. В таком случае Семен в 1801 году взошел на престол под именем Александра и правил Россией четверть века. Есть версия, что именно Семен Великий скрывался под именем старца Федора Кузьмича. Впрочем, это слишком уж маловероятно.

Борис ШАРОВ

Загадки истории » Дворцовые тайны » Дело о пропавшем бастарде

, , ,   Рубрика: Дворцовые тайны 79 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:35. Время генерации:0,781 сек. Потребление памяти:12.8 mb