ДнепроГЭС: наперегонки с Америкой

Автор: Maks Авг 12, 2019

На момент пуска Днепровская ГЭС была самой мощной не только в Советском Союзе, но и в Европе и производила самую дешевую в мире электроэнергию. Понятно, что при наличии таких параметров ей просто обязаны были присвоить имя Ленина.

Проблема с каменными порогами, затруднявшими судоходное движение по Днепру, существовала еще во времена «пути из варяг в греки». С принятием в 1920 году плана ГОЭЛРО инженер Иван Александров предложил проект, который сразу «убивал двух зайцев». Возведение плотины позволяло поднять уровень воды и затопить пороги, а кроме того, предлагалось построить гидроэлектростанцию, которая обеспечивала бы энергией предприятия в бурно развивавшемся Донецко-Криворожском промышленном районе. Ленин заявил, что в этом проекте присутствуют «русский революционный размах и американская деловитость». Но средств на размах не хватало.

Догнать и перегнать!

После образования в 1922 году СССР представители России лоббировали проект, предполагающий строительство Волго-Донского канала. Их аккуратно поддерживал Сталин. А вот Троцкий ратовал за Днепрострой, рассматривая эту стройку века как средство собственного пиара.

Но больше всего настаивали на ней украинские товарищи, которые считали себя обделенными общесоюзными фондами. Председателя украинского ВЦИК Власа Чубаря занесло настолько, что он пригрозил выходом из Союза, хотя и говорил потом, будто его неправильно поняли.

Положительному решению вопроса способствовало снятие Троцкого с поста председателя комиссии по Днепрострою, что позволило Сталину осознать все плюсы проекта.

К тому времени Иван Александров съездил в США, где заручился поддержкой корифея американской гидроэнергетики Хью Купера. От имени «Дженерал электрик» он предложил в течение четырех с половиной лет возвести электростанцию «под ключ» за 6,5% от стоимости строительства. Немецкая фирма «Симменс» запрашивала 5,7% от стоимости, но оговаривала возможность растягивания сроков и увеличения сметы.

31 января 1927 года Политбюро приняло решение возводить Днепрострой «собственными ресурсами при условии привлечения компетентной иностранной помощи», что давало экономию примерно в 10,5 миллиона. Но главным было стремление доказать — Советскому Союзу по плечу самые сложные технические проекты.

Купер пожал плечами и согласился возглавить команду американских консультантов.

«Вода накрывает прошлое»

ДнепроГЭСКрасный флаг с надписью «Днепрострой начат» был установлен 15 марта 1927 года на живописном берегу Днепра, на скале Любовь, лиричное название которой не слишком соответствовало ритму той бурной эпохи.

Начальником строительства назначили Александра Винтера. Павел Роттерт занимался возведением промышленных объектов. Борис Веденеев ранее строил ГЭС на Волхове и Свири. Виктор Веснин отвечал за архитектурно-художественное решение объектов. Павел Лаупман координировал проектные работы, а также курировал вопросы, связанные с закупкой оборудования, — то есть выполнял функции своего рода начальника штаба. Организация, которую он представлял, именовалась на тот момент Ленгидэпом (в настоящее время — Ленгидропроект) и объединяла проектно-изыскательские группы, участвовавшие в возведении всех сколько-нибудь крупных ГЭС.

Возводить гигантскую плотину решили возле местечка Кичкас, населенного немцами-колонистами. Условия поначалу были тяжелейшими, но постепенно улучшались: бараки перегораживались для отдельных семей, начали строиться жилые дома, появились фабрики-кухни, столовые, бани, хлебозаводы.

Американцам предоставили несколько шестикомнатных кирпичных коттеджей. Питание частично доставляли через Одессу из Соединенных Штатов.

Среди чернорабочих преобладали сезонники, или отходники — то есть крестьяне, пришедшие на заработки после посевной и возвращающиеся по деревням в августе. Текучесть кадров составляла около 300%.

Прорывная ситуация сложилась в июне 1930 года, когда в самый разгар работ около пяти тысяч сезонников разошлись по домам, возмутившись низким качеством хлеба, дырявыми казенными сапогами и отсутствием взрывных патронов, без которых каменные породы приходилось крошить кирками и ломами.

Штрейкбрехеров заменили сотрудники более высокой квалификации, жертвовавшие своими выходными днями, их жены и дети, прибывшие из окрестных мест комсомольцы, красноармейцы и даже сознательные экскурсанты, в больших количествах посещавшие стройку века.

1 мая 1932 года на Днепрогэсе состоялся запуск первого агрегата. Вспыхнувшие гирлянды электрических огней высветили имя того, чье имя было присвоено станции, — Ленин.

Один из сотрудников Ленгидэпа сохранил в своем архиве фотографию, изображающую днепровскую гладь и возвышающегося над водой каменного ангела. Подпись гласит: «Поднимающаяся вода заливает немецкое кичкаское кладбище. Остался еще один памятник о прошлом Кичкаса, о старой России. Он снесется стихией под ударами новой левобережной жизни. Вода накрывает прошлое, гудки пароходов возвещают будущее. Май 1932 года».

Больше, чем вся царская Россия

Первым иностранным гражданином, награжденным орденом Трудового Красного Знамени, стал Хью Купер. Помимо него аналогичную награду получили еще пять американских консультантов: Франк Фейфер, Чарльз Джон Томсон, Вильгельм Меффи, Фридрих Винтер и Георг Биндер. Интересно, что еще после первой поездки Купера в Советский Союз один из американских банкиров предрек ему, что в следующий раз он вернется с пионерским галстуком. Но орден определенно шел Куперу больше…

В роскошном альбоме, изданном Ленгидэпом, на одной из первых страниц заявлялось: «В 1936 году одна лишь Днепровская гидростанция имени Ленина выработала больше электроэнергии, чем вся царская Россия в 1913 году».

На самом деле в 1913 году все российские гидроэлектростанции выдавали, по разным подсчетам, не более 15 мегаватт против 560 мегаватт Днепрогэса. Создание такого объекта способствовало формированию проектного комплекса гидроэнергетики, когда на смену полуимпровизированным инженерным группам пришли мощные проектно-изыскательские институты. Великая Отечественная война дала им новое поле для работы…

18 августа 1941 года, после прорыва частей вермахта в районе Запорожья, плотина станции была взорвана по распоряжению советского Генштаба. Также уничтожили и оборудование машинного зала станции.

Поскольку на Днепрогэсе в свое время работало немало немецких специалистов, да и оборудование в значительной степени было немецкое, к лету 1942 года станция снова работала.

Осенью 1943 года, при отходе, фашисты взрывали плотину второй раз. К счастью, советским саперам и разведчикам удалось повредить часть проводов, идущих к детонаторам, так что ущерб от взрыва был меньше, нежели рассчитывали оккупанты.

Восстановлением занимались преимущественно те же организации, которые в свое время строили Днепрогэс. Так, сотрудникам Ленгидэпа пришлось снова отправиться в США за новым оборудованием. И фирма «Дженерал электрик» изготовила вместо разрушенных еще более мощные генераторы. Заметим, что тогда уже бушевала холодная война, но в данном случае сотрудничеству профессионалов она не мешала.

В конечном счете мощность восстановленного Днепрогэса составила 650 мегаватт, превысив довоенную на 16%.

Дмитрий МИТЮРИН

Даёшь мировой рекорд!

Первоначальным проектом на строительстве предполагалось уложить 427 тысяч кубометров бетона за сезон, притом что рекорд США составлял 386 тысяч кубометров. Комсомольцы предложили «встречный» план — 500 тысяч кубометров, — который начальник стройки Винтер назвал «планом с потолка». Но к концу года строители пришли с мировым рекордом — 518 тысяч.



, ,   Рубрика: Назад в СССР

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:60. Время генерации:0,374 сек. Потребление памяти:10.65 mb