Драма в небе над Читой

Автор: Maks Окт 7, 2020

47 лет назад, 18 мая 1973 года, в небе над Читой был совершен крупнейший за всю историю CСCP теракт. Уроженец Азербайджана Тенгиз Рзаев предпринял попытку угнать самолет Ту-104 в Китай. Трагедию пытался предотвратить переодетый в штатское 22-летний сержант милиции Владимир Ежиков. Выстрелив преступнику в спину, он ранил его, но тот все же успел взорвать бомбу, пронесенную на борт.

В результате теракта погибли все, кто находился на борту самолета: 72 пассажира и 9 членов экипажа. До сих пор продолжаются споры, не слишком ли поспешил Владимир Ежиков стрелять в террориста: может быть, тогда пассажиры, среди которых были и дети, остались бы в живых?

Несостоявшийся дипломат

Вечером 17 мая 1973 года самолет Ту-104 вылетел из Москвы в Челябинск. Отсюда ему предстояло направиться в Новосибирск, затем — в Иркутск и Читу. В Иркутске экипаж самолета сменился, а на борт поднялись новые пассажиры, в числе которых был и 30-летний уроженец Азербайджана Тенгиз Рзаев.

Как выяснилось потом, после школы он пытался поступать в МГИМО, мечтая стать дипломатом: был наслышан, что люди этой профессии много путешествуют и ведут безбедную жизнь. При этом школу окончил с одними тройками, не знал ни одного иностранного языка, даже по-русски и то изъяснялся с трудом. Так что в институте у него даже документы не приняли.

В результате вместо учебы в престижном вузе Рзаеву пришлось отправиться в армию, в саперные войска.

После армейской службы работал в дорожном строительстве и здесь тоже имел дело со взрывчаткой. Скорее всего, тайком приносил ее домой, вынашивая мечты о мести советской власти за неудачи.

Как-то он пожаловался своему приятелю, что в СССР его совсем не понимают, а вот в Китае он точно станет дипломатом. Этот необразованный человек, мечтавший сделать дипломатическую карьеру, видимо, был в курсе, что в этот период отношения СССР с Китаем были напряженными после вооруженного конфликта на острове Даманском. И надеялся на то, что его там не выдадут.

Странно, что к своим 30 годам Рзаев так и не смог найти себя. Пытался создать семью — безуспешно. Однако причины своих неудач он искал не в себе, а в недостатках советской системы. И тогда Рзаев решил больше не тянуть, а осуществить задуманный побег.

Билет на тот свет

На борт Ту-104 Рзаеву удалось пронести взрывчатку — примерно 6 килограммов тротила. Спустя некоторое время он подозвал бортпроводницу и показал ей сверток, лежащий на коленях. Велел передать пилотам, что требует изменить курс, а пункт назначения он назовет им лично.

Младший сержант Владимир ЕжиковМладший сержант Владимир Ежиков, одетый в гражданское, сидел в первом ряду, прямо за кабиной пилотов. При себе у него было табельное оружие — пистолет Макарова. Он летел этим рейсом как сопровождающий. Дело в том, что за три года до этого происшествия, в октябре 1970-го, двое вооруженных прибалтов — отец и сын Бразаунскасы — захватили пассажирский Ан-24, летевший из Батуми в Сухуми, и угнали в Турцию. Была убита стюардесса Надежда Курченко. И после этой трагедии милицию обязали сопровождать рейсы, проходящие вблизи границы, предоставив широкие, вплоть до стрельбы на поражение, полномочия.

Бортпроводнице Ту-104 удалось сообщить Ежикову о требованиях Рзаева, и тот сразу же подошел к преступнику и, показав свое удостоверение, велел отдать взрывчатку. Однако Рзаев отказался и, выхватив нож, ударил Ежикова в живот, после чего бросился к кабине пилотов. И тогда раненый милиционер, достав из кобуры пистолет, выстрелил Рзаеву в спину, попав ему под левую лопатку. Но террорист, собрав последние силы, отбросил от себя бомбу и активировал взрыватель. Впрочем, вполне может быть, что это пуля Ежикова попала в тротил, вызвав взрыв.

Диспетчер на земле увидел, что сигнал об опасности, поданный пилотами, прервался, а на экране радиолокатора возникло «облако», характерное для взрыва воздушных объектов. Стало ясно, что случилась беда. Между захватом самолета и его исчезновением прошло всего около двух с половиной минут…

Утром 18 мая рабочие лесосеки в 97 километрах от Читы замерли от ужаса: на них падали обломки самолета и летящие вниз тела. В тайгу тут же вылетели следователи, криминалисты, поисковики. Они увидели жуткую картину: искореженную кабину с летчиками, которые так и остались сидеть в своих креслах, военного, пронзенного насквозь вершиной высокой ели. Женщину, крепко прижавшую к груди ребенка. На многих погибших не было одежды — ее сорвало воздухом во время падения самолета.

Среди погибших пассажиров нашли и Рзаева. Увидев пулевое отверстие в спине мужчины, они поняли, что перед ними труп человека, причастного к теракту. Лица у террориста практически не было, и специалистам пришлось собирать его по кусочкам. Снимки отреставрированной головы были переданы следователю. Личность Рзаева установили уже через сутки, обнаружив в его квартире запасы взрывчатки и взрыватели.

Все погибшие пассажиры и члены экипажа были кремированы в крематории, причем согласия родственников никто не спрашивал, им даже попрощаться не дали.

По словам профессора судебной медицины Вила Акопова, принимавшего участие в опознании, «тела собрали вначале в ангаре аэропорта, а 19 мая опытный эксперт и следователь распределяли их по моргам. На кафедру, которой я заведовал, были доставлены члены экипажа и подозреваемые в причастности к взрыву. У здания кафедры, как и при всех моргах больниц, дежурили автоматчики, не пропускавшие без разрешения никого.

Машиностроительный завод Читы срочно изготовил цинковые гробы для вскрытых трупов. Их тут же возле кафедры закрывали, запаивали и увозили. Из крематория обратно доставили урны, выдав их родственникам. Трудно объяснить эти абсурдные правила и жестокость по отношению к ним».

Виноват ли Ёжиков?

Выявились и случаи чудесного спасения: пять человек, купивших билеты до Читы, по разным причинам не попали на рейс и остались живы. Нетрезвого подполковника, еле стоявшего на ногах, не пустили на борт. Еще трое выпивших приятелей просто прозевали посадку. А один из пассажиров отдал свой билет приятелю — ему срочно понадобилось добраться до Читы. По чужому билету он как-то сумел получить посадочный талон. На тот свет…

До сих пор не утихают споры о том, виноват ли в трагедии милиционер Ежиков. Владимир родился в 1951 году в селе Икей Тулунского района Иркутской области и был на 10 лет младше террориста. Мечтал стать журналистом, поступал на отделение журналистики Иркутского госуниверситета, однако не прошел по конкурсу и пошел служить в армию. В этом плане судьбы Ежикова и Рзаева в чем-то даже перекликаются…

Службу Ежиков проходил в Чехословакии, занимался самбо, добившись в этом виде спорта неплохих результатов. После демобилизации поступил на работу в линейный отдел милиции иркутского аэропорта инспектором по сопровождению пассажирских самолетов.

18 мая 1973 года он находился в резерве и должен был остаться на земле, однако ему пришлось занять место в самолете, из-за того что коллега не смог выйти на работу.

До сих пор не утихают споры о том, прав ли он был, стреляя тогда в террориста. Может быть, людей удалось бы спасти, если бы Ежиков был постарше и обладал талантом дипломата? То есть навыками профессии, которую мечтал получить террорист Рзаев? Увы, у истории, как известно, не бывает сослагательного наклонения.

Именем Владимира Ежикова назвали школу в поселке Куйтун Иркутской области. В здании Восточносибирского УВД на гранитной плите, на которой высечены фамилии сотрудников милиции, погибших при исполнении долга, есть и его фамилия. Между тем родственники жертв катастрофы до сих пор не могут простить Ёжикова. Могила его неоднократно подвергалась осквернению.

Алина ДАНИЛОВА

, ,   Рубрика: Катастрофы и катаклизмы

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:45. Время генерации:0,728 сек. Потребление памяти:9.93 mb