Дворец фельдмаршалов

Автор: Maks Фев 27, 2022

Дворец Румянцевых-Паскевичей в Гомеле относится к числу главных исторических достопримечательностей Беларуси. Имена его владельцев — фельдмаршалов Петра Румянцева и Ивана Паскевича — связаны с крупнейшими победами русской армии.

Три столицы — три собора

История Гомельского дворца началась в 1775 году с фельдмаршала Петра Румянцева, которому Екатерина II за победы, одержанные в войне с турками, пожаловала «староство Гомельское», а «для построения дома — сто тысяч рублей, для его стола — серебряный сервиз, для убранства дома — картины».

Дворец заложили на крутом берегу реки Сож рядом со старым замком польского магната Михаила Чарторыйского. К работе привлекались несколько архитекторов, но есть предположение, что автором проекта был знаменитый зодчий Иван Старов.

Главный корпус дворца построили в конце XVIII века в стиле русского классицизма, характерного для той эпохи. Из-за занятости на военной службе фельдмаршал осуществлял руководство гомельским имением через управляющих, а вот его сын — канцлер Российской империи граф Николай Румянцев, напротив, сделал здешнюю усадьбу своей основной резиденцией. При нем по проекту архитектора Джона Кларка к центральной части дворца пристроили два двухэтажных флигеля. Этому же зодчему принадлежит и авторство главного городского собора Гомеля — Петропавловского, расположенного рядом с усадьбой.

В одном из писем канцлер Румянцев в шутку заметил, что у Российской империи три главных города — Петербург, Москва и Гомель. Возможно, он имел в виду, что в каждом из этих городов был свой Петропавловский собор (в Петербурге — главная царская усыпальница, а в Москве — главный в России храм лютеранской церкви).

С 1810 года Николай Румянцев постепенно отходил от государственной деятельности, хотя должность канцлера номинально сохранял до самой кончины. Отчасти его уход объяснялся проблемами со здоровьем, но в еще большей степени — интригами многочисленных политических противников, пытавшихся выставить его чуть ли не поклонником Наполеона.

В отставке Николай Петрович занимался коллекционированием, заложив своими собраниями основу знаменитого Румянцевского музея. Собранные им исторические и художественные ценности размещались в основном в Санкт-Петербурге (в его доме на Английской набережной). Но какая-то часть коллекций находилась в Гомеле, тем более что наследовавший имение в 1826 году брат канцлера Сергей Петрович тоже был человеком просвещенным (почетный член Академии наук) и тоже увлекался коллекционированием. Однако с финансами он ладил плохо, так что заложил гомельское имение в казну, причем помимо дворца на тот момент оно включало более 70 населенных пунктов.

«Роскошный ремонт» Паскевича

В 1834 году имение приобрел находившийся на пике славы фельдмаршал Иван Паскевич, граф Эриванский и князь Варшавский, потративший, кстати, на его обустройство миллион рублей, полученный им в качестве премии за выигранную войну с персами.

В это время Паскевич, усмиривший мятежных поляков и взявший Варшаву, занимал пост наместника Царства Польского. Выбрав в качестве своей главной семейной резиденции именно Гомель, князь Варшавский, видимо, исходил не только из близости города к месту своей работы — Царству Польскому, — но и следовал сердечному зову. Ведь, будучи украинцем по отцу, он по матери был белорусом, а в Могилевской губернии находилось принадлежащее ей село Щеглицы, где Ваня Паскевич вполне мог гостить в детские годы.

Главную усадьбу фельдмаршал решил перестроить, причем так, чтобы она не уступала, а желательно превосходила усадьбы других высших сановников. Ведь сам император Николай I называл Паскевича «отцом-командиром», а этот «статус» ко многому обязывал.

Белоруссия с ее ровным климатом, спокойным и трудолюбивым населением представлялась фельдмаршалу идеальным местом для отдыха. А Гомель вполне можно было использовать в качестве штаб-квартиры, если бы Паскевичу в случае европейской войны пришлось исполнять обязанности главнокомандующего русской армией.

Затеяв масштабную перестройку, Иван Федорович остановил свой выбор на одном из крупнейших польских архитекторов того времени — Адаме Идзковском. Этот зодчий соединял в своих творениях разные архитектурные стили и без ложной скромности уверял, что его постройки сделаны «в стиле Идзковского».

Реконструкция Гомельского дворца, которую современники называли «роскошным ремонтом», началась в 1837 году. Архитектор прибегнул к разнообразным заимствованиям, в том числе из знаковых для поляков архитектурных памятников, таких как Дворец на воде в королевском парке в Лазенках.

К главному зданию Гомельского дворца были пристроены павильон, башня и два боковых корпуса. Интерьеры наполнялись предметами роскоши, военными трофеями и картинами, запечатлевшими подвиги фельдмаршала.

Одновременно обустраивался парк. Русло речушки Гомеюк преобразовали в Лебяжий пруд, разбили газоны с цветниками, построили гроты, беседки и фонтаны, по аллеям расставили копии античных статуй. Вся эта роскошь вызывала ассоциации с такими императорскими резиденциями, как Царское Село, Петергоф, Гатчина, Павловск.

О воинских подвигах фельдмаршала напоминали две трофейные турецкие пушки и статуя польского национального героя, маршала Франции Юзефа Понятовского, доставленная из Варшавы. Понятовский утонул в 1813 году в реке Эльстер при отступлении наполеоновской армии после «Битвы народов» (Паскевич тоже участвовал в этом сражении — командовал корпусом, но, разумеется, на другой стороне).

В начале 1850-х годов во дворце произошел пожар, который, хотя и не нанес особого ущерба, дал повод для новых перестроек.

Ссора с императором

Фельдмаршал скончался в 1856 году. В права наследства вступил его сын Федор Иванович. Зиму он и его жена обычно проводили в Петербурге, а лето — в роскошном Гомельском дворце.

В Петербурге Паскевичам принадлежал особняк на Английской набережной, находившийся неподалеку от дома Румянцевых. Здесь супругов посещали не только близкие друзья, но и известные литераторы, музыканты, коллекционеры. По приезде в Гомель Федор Иванович встречался с управляющим и в подробностях интересовался экономическим состоянием своего имения.

В 1866 году, не поладив с императором Александром II, Паскевич-младший отошел от государственных дел. Теперь он постоянно занимался хозяйственными делами гомельского имения и обустройством дворца. Любимыми его хобби были коллекционирование и псовая охота в собственных угодьях.

Благодаря Федору Ивановичу в нынешнем районном центре Добруше в 1870 году открылась знаменитая на всю империю писчебумажная фабрика, где впервые в России был установлен 8-часовой рабочий день. Заслуги младшего Паскевича в 1888 году были отмечены присуждением звания «почетный гражданин города Гомеля». Указ подписал Александр III.

Жена Федора Ивановича — Ирина Ивановна — принадлежала к знаменитому роду Воронцовых-Дашковых. Поскольку детей у супругов не было, их заменили племянники и дети племянников, любившие приезжать в Гомель, жить во дворце, наслаждаться красотами парка, общаться с именитыми родственниками. Ирина Ивановна старалась сделать так, чтобы дети проводили время с пользой, в частности устраивала литературные вечера. Кстати, сама она вошла в историю литературы как автор первого перевода романа «Война и мир» на французский язык.

Последняя хозяйка

Дворец Румянцевых-Паскевичей в ГомелеВ память об умерших родителях — Ивана Федоровича и Елизаветы Алексеевны — Федор Иванович устроил домовую церковь в честь Иоанна Богослова и святой Елизаветы. На самом почетном месте в Золотой столовой вывесили портрет фельдмаршала — копию с полотна, находившегося в Фельдмаршальском зале Зимнего дворца. Рядом разместили портрет его супруги Елизаветы Алексеевны, урожденной Грибоедовой — двоюродной сестры знаменитого драматурга.

Кроме того, Федор Иванович инициировал строительство часовни с подземным склепом, спроектированной в так называемом псевдорусском стиле архитектором Евгением Червинским. Работами по обустройству и отделке руководили два других именитых мастера — Максимилиан Месмахер и Оскар Вегенер. Гранит и мрамор для отделки доставили из Киева, а золоченые купола были заказаны в Варшаве.

В усыпальницу перевезли останки самого фельдмаршала (ранее похороненные на территории Царства Польского в селе Демблин), его родителей, супруги, двух дочерей — Анны Волконской и Анастасии Лобановой-Ростовской, а также внучатой племянницы Александры Балашевой. Здесь же в 1903 году нашел упокоение и сам Федор Иванович.

Ирина Ивановна, овдовев, взвалила на себя груз управления огромным имением. Как и при жизни супруга, она занималась благотворительностью: финансировала строительство учебных заведений в Гомеле и окрестных населенных пунктах, частично брала на содержание больницы и богадельни, выделяла деньги на коммунальные проекты, такие как водопровод.

В Первую мировую войну Ирина Ивановна перебралась в Петроград. Тем временем грянула революция. Общавшаяся с княгиней в 1918 году знакомая вспоминала:

«Я нашла хозяйку, как всегда, сидящей в черном шелковом платье и изящном кружевном чепце. Выражение ее прекрасного лица ничуть не изменилось, когда она с приветливой улыбкой протянула мне руку, которая в былые дни вдохновляла на написание сонетов и все еще была восхитительной. Мы долго разговаривали, и хотя она говорила о ситуации с глубокой печалью, все же, как и я, верила в будущее России. Я смотрела на нее, и мне казалось, что ее предки гордились бы ее мужеством перед лицом врага и черни».

Немцы, оккупировавшие в 1918 году Гомель, выставили в усадьбе караул. Видимо, сыграло роль то, что Иван Паскевич был фельдмаршалом не только русской, но также прусской и австрийской армий.

В общем, советской власти дворец достался в целости и сохранности. Бытует мнение, что княгиня отказалась в пользу государства от всего своего имущества, которое, впрочем, все равно подлежало национализации.

В пожаре революции

Однако революционное пламя все-таки опалило Гомельский дворец, когда 23 марта 1919 года в Гомеле вспыхнул мятеж двух красных полков 2-й Тульской бригады. Возглавил его бывший царский офицер Владимир Стрекопытов, по имени которого мятеж и вошел в историю.

В ходе одного из боев дворец сильно пострадал от артиллерийского огня. Но находившийся тогда в Гомеле уполномоченный Народного комиссариата просвещения Викентий Пашуканис организовал служащих и, подавая им личный пример, выносил из пламени картины, гравюры, книги, рукописи, серебряные и золотые вещи, воинские реликвии.

Спасенные ценности были привезены в Москву, а на коллегии Наркомпроса поведение Пашуканиса признали героическим. В опубликованном отчете Музейного отдела Наркомпроса так и говорилось: «В Гомеле во время бунта произошел пожар во дворце графа Паскевича-Эриванского. Сотрудник отдела Пашуканис бросился спасать художественные ценности, которыми были переполнены дом и его боковые флигели. Дом удалось отстоять от огня. Под его руководством все это было спасено. Затем сокровища дворца — около ста пудов золота и серебра — были перевезены в Москву и сданы в Исторический музей».

7 ноября 1919 года к двухлетию Октябрьской революции в Гомеле открыли Художественно-исторический музей. А вот судьба Пашуканиса сложилась трагически — он был расстрелян в 1920 году как участник контрреволюционного заговора.

Потом была советско-польская война, закончившаяся Рижским договором. Накануне его подписания по требованию польской стороны в Варшаву возвратили статую Юзефа Понятовского (подлинник был уничтожен немцами в 1944-м, затем восстановлен, в настоящее время монумент находится перед дворцом президента Польши).

Княгиня Ирина Паскевич осталась доживать свой век в Гомеле, жила у людей, которым когда-то помогала, у бывшей гувернантки, у своего воспитанника врача Брука, затем у повара Ляшкевича, в доме которого и скончалась на 90-м году жизни от воспаления легких.

Рассказывают, что в дворцовой комнате, принадлежавшей Ирине Паскевич, ночью иногда виден свет от свечи. Кто-то видел образ княгини в зеркале на первом этаже башни, а кто-то — светлое облако возле склепа Паскевичей.

В постсоветское время в Гомеле установили памятник княгине, а одну из улиц переименовали в Ирининскую.

Возвращение княгини

В Великую Отечественную войну полностью эвакуировать музейное собрание, к сожалению, не получилось. Но 4,5 тысячи музейных предметов были вывезены и переданы в Сталинградский областной краеведческий музей на временное хранение. А летом 1942 года Сталинград оказался на самом острие главного фашистского наступления. Удивительно, но даже в условиях ожесточенных боев местные музейные работники сделали все возможное для спасения ценностей.

В июне 1945 года в Гомель вернулось почти 4 тысячи предметов. Судьба не эвакуированных экспонатов до сих пор остается загадкой…

С 1952 года музей стал областным краеведческим. Во второй половине 1990-х годов родилось Государственное историко-культурное учреждение «Гомельский дворцово-парковый ансамбль».

Интерьеры некоторых залов дворца восстановлены в стилистике дореволюционной поры. По-прежнему почетное место занимают батальные картины и гравюры, образцы оружия, боевые награды, каминные и гостиные гарнитуры, уникальные документы первой половины XIX века.

Отдельный зал в главном корпусе дворца посвящен знаменитым уроженцам Гомельщины, среди которых древнерусский просветитель Кирилл Туровский, выдающийся психолог Лев Выготский, министр иностранных дел Советского Союза Андрей Громыко, авиаконструктор Павел Сухой. В этом зале заслуженно представлен и портрет княгини Ирины Паскевич. Получается, что в свою усадьбу она все-таки вернулась.

Татьяна ШОДА

  Рубрика: Легенды прошлых лет 90 просмотров


https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,208 сек. Потребление памяти:9.05 mb