Единство и борьба романтиков

Автор: Maks Сен 18, 2019

Он — поражающий своими изысканными манерами поляк, красавец, замечательный пианист и композитор-романтик. Она — француженка, писательница, полная, грубая, с низким голосом, в мужском костюме и сигарой во рту. Правда, ее произведения также относят к романтизму. Принадлежность к одному направлению в искусстве могла быть единственным, что объединяло композитора Фридерика Шопена с писательницей Жорж Санд.

В 1831 году двадцатилетиий Шопен уехал из родной Польши в Париж — город, где пышным цветом цвели все виды искусств. Столица Франции практически сразу пала к ногам утонченного поляка. Его нежные вальсы заставляли таять самые холодные сердца. Вскоре Фридерик снискал славу сердцееда. Еще бы: его внешность полностью соответствовала музыке, которую он писал. Худой, с пышной шевелюрой и нежным взглядом выразительных глаз, он буквально притягивал женщин.

Очень разные люди

Жорж Санд была совсем из другого теста. Да, произведения, вышедшие из-под ее пера, были романтическими. А вот внешний вид этой смуглой, приземистой женщины с сигарой, мягко говоря, смущал. На портретах она выглядит очень по-разному: по всей видимости, все зависело от того, насколько автора «Консуэло» «принимал» художник.

Мужской псевдоним Аврора Дюдеван взяла не случайно: она рано поняла, что в то время, в которое ей выпало жить, перед мужчинами открыто гораздо больше дверей, чем перед женщинами. По большому счету, писательница пыталась жить, как мужчина, пренебрегая условностями, которые ставил перед ней высший свет.

Она вышла замуж, родила сына и дочь и оставила мужа, с которым ей было плохо. Позже ей даже удалось добиться официального развода, что по тем временам казалось делом практически невозможным. Затем последовала череда неудачных романов, в том числе с писателем Мюссе.

Неудачи не выбивали Санд из седла — кстати, она обожала кататься верхом, усевшись по-мужски, — она постоянно находилась в поиске: как в личном, так и в творческом.

С композитором их в 1836 году познакомила хозяйка одного из литературных салонов. В тот вечер Жорж Санд произвела мерзкое впечатление на утонченного музыканта-романтика. После ухода писательницы он спросил у хозяйки сборища: «Что это за отвратительная женщина — Жорж Санд? Да и женщина ли она вообще?»

Музыкант дурно отозвался о француженке в письме родным: «Я познакомился с большой знаменитостью, госпожой Дюдеван, известной под именем Жорж Санд; но ее лицо малосимпатично и она мне совсем не понравилась. В ней есть даже что-то отталкивающее».

Санд была старше Шопена, родившегося в 1810 году, на шесть лет. И она показалась ему не просто толстой и не по-хорошему экстравагантной, но и старой. Зато завзятая охотница за мужскими сердцами и телами сразу заприметила утонченного красавца и решила во что бы то ни стало завладеть им. Мадам Дюдеван всегда была весьма уверена в себе.

Для начала она подошла к пианисту и заявила ему низким голосом: «Один ваш вальс стоит всех моих романов!»

Почему Санд все-таки удалось завладеть сердцем Шопена? Несмотря на шок, в который ввергала ее внешность, Аврора Дюдеван обладала гипнотическим обаянием; она была добра, остроумна и весела. Наверное, в этом состоял секрет ее успеха у мужчин.

Мучительный «отпуск»

Жорж Санд и Фредерик ШопенНикто сегодня уже не скажет, когда между Санд и Шопеном пробежала искра. Но вскоре их стали видеть вместе. Можно предположить, что Фридерик в обществе этой мужеподобной женщины чувствовал себя спокойным и защищенным. Наверное, он нуждался во внимательной и понимающей матери: тем более Аврора была старше. Следующие события показали: Шопен в своем выборе не ошибся. И мать ему была необходима больше, чем кому бы то ни было и когда бы то ни было.

Мадам Дюдеван появилась на горизонте Фридерика в очень удачный момент: ему недавно дала отставку соотечественница, графиня Водзинская. Эта кокетливая панночка посчитала происхождение Шопена недостаточно аристократическим для того, чтобы сделать его спутником жизни. Кроме того, яркий румянец на щеках музыканта явно свидетельствовал о туберкулезе — болезни, которая свела в могилу миллионы людей. Лечить ее научились только в XX столетии…

Несчастный и нездоровый, Шопен очень своевременно попал в руки той, которая говорила, что многочисленные любовники вызывают у нее материнские чувства.

Не стоит думать, что жизнь с музыкантом была раем искусства и романтики. Шопена, от природы обладавшего вздорным и капризным характером, болезнь сделала практически невыносимым. Он мог сутками лежать в постели в женском чепце на голове, обложив шею омерзительными пиявками, раздражаясь и осыпая всех упреками.

Другую бы все это вывело из себя — но не Санд: она с Фридериком имела возможность полностью реализовать свой материнский инстинкт.

К 1838 году связь Шопена с Санд перестала быть секретом для высшего общества. Сплетники точили языки о том, кто прав, кто виноват, как на это смотрит муж писательницы, с которым она к тому моменту окончательно рассталась, но не развелась. И что красавчик-поляк нашел в этой толстухе с пергаментным от курения цветом лица…

Влюбленным это надоело. И они, взяв с собой детей Санд — сына Мориса и дочь Соланж, — отправились на Майорку. Они поселились в Пальме. В то время врачи полагали, что морской климат полезен для чахоточных.

Вначале жизнь протекала вполне идиллично. Санд ходила в соседнюю деревню за свежей рыбой и сама готовила обед для детей и любовника. Фридерику вроде стало получше: на Майорке он написал несколько прекрасных сонат и прелюдий. В творчестве Аврора от него не отставала: на острове она создала роман «Спиридон» и очерк «Зима на юге Европы».

Но зимой полили дожди, и климат Майорки стал просто губителен для Шопена. По ночам он задыхался, лежа на высоких подушках без сна. Любимая женщина превратилась в сиделку: ночи напролет она отпаивала Фридерика травяными настоями и микстурами, которые, как сегодня уже ясно, скорей усугубляли болезнь, чем ее лечили. Характер композитора стал уже просто невыносим — только Санд, с ее уравновешенным нравом, могла терпеть его бесконечные обвинительные выпады.

А тут еще по округе разнеслась весть о болезни Шопена. В то время все боялись заразной чахотки, как огня. В итоге, хозяин дома, который снимала пара, стал настаивать на их срочном выезде. Мало того: он требовал денег за белье, посуду, которые, согласно действовавшему в то время «санитарному» закону, следовало сжечь, и за побелку стен. Больше никто не соглашался сдать жилье странной семье.

Санд и Шопена приютили в горном картезианском монастыре. Женщина наняла чуть ли не роту солдат, которые смогли перенести рояль, без которого Фридерик жизни не мыслил.

Состояние композитора ухудшалось. Стало ясно: лучше вернуться на материк. Но тут возникла новая проблема: ни один капитан корабля не соглашался взять на борт инфекционного больного. В итоге, сжалился один владелец судна, который предоставил Санд, Шопену и детям каюту, находившуюся по соседству с помещением, в котором перевозили свиней. Фридерик отмечал позже: свиньи находились в более привилегированных условиях. На воде у харкавшего кровью Шопена открылась еще и морская болезнь…

Последние такты

В Париже пара стала жить светской жизнью. Иногда удавалось забыть о чахотке. Шопен изредка был весел: как-то, наблюдая за проделками собачки Санд, он сочинил знаменитый «Собачий вальс»…

Санд написала свой знаменитый роман о певице «Консуэло». Прототипом главной героини стала возлюбленная Тургенева — певица Полина Виардо.

Но, несмотря на временные творческие и чувственные подъемы, отношения постепенно сходили на «нет». Санд измучилась от капризов и истерик Фридерика. Страстная женщина, она жаловалась друзьям: Шопен-де ведет себя в постели, как больная старуха. Аврора устала.

В 1846 году едва живой композитор тихо покинул дом писательницы.

В 1848 году они случайно встретились. Шопен сделал вид, что не узнал Санд.

В 1849 году Фридерик умер. Его последние слова были: «Она обещала мне, что я умру в ее объятиях».

Санд пережила его на 27 лет. До последних дней она весело крутила романы с мужчинами, часто намного моложе себя.

Единственное, что могло заставить расплакаться эту крепкую, уравновешенную даму, — это звуки произведений Фридерика Шопена.

Мария КОНЮКОВА



, ,   Рубрика: История любви

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,214 сек. Потребление памяти:8.74 mb