Фирман Мухаммеда

Автор: Maks Сен 7, 2022

В эпоху Крестовых походов, как известно, мусульмане и христиане смотрели друг на друга только как на врагов. Но в первые десятилетия ислама, пророк Мухаммед, по легенде, даже оберегал христиан от излишне усердных единоверцев.

Гора Хорив, или Синай, считалась среди христиан особо священной. Некогда здесь Моисею явился куст Неопалимой купины, на этой горе Бог дал Моисею скрижали с десятью заповедями.

Монастырь Святой Екатерины

Неудивительно, что во II веке христианские монахи стали селиться в Южном Синае вокруг этой горы. Были они чаще всего отшельниками и уходили от мира в пещеры, которых здесь имелось великое множество. Эти сподвижники вели самый аскетический образ жизни и считали, что постичь суть Бога лучше всего помогает умерщвление плоти, чем они тут и занимались.

Единомышленники, посещавшие Хорив несколько позже, в V веке, благоговейно рассказывали, что одни святые отцы едят раз в неделю, другие — два раза в неделю, и только самые нетвердые в служении — через два дня. На общее богослужение они собирались лишь по воскресеньям, чтобы поддержать друг друга в благом начинании и принять Святые дары, а потом расходились по пещерам и молились там в полном одиночестве. Но периодически их тревожили набеги бедуинов, против которых вовсе не помогали ни молитвы, ни кресты. И когда христианство стало в Европе государственной религией, синайские отшельники обратились к Константину и его матери Елене с просьбой разрешить им возвести у горы часовенку Неопалимой купины и башенку со стенами, чтобы хотя бы прятаться во время бедуинских набегов. Разумеется, император просьбу удовлетворил.

В IV веке монашеская община была уже такой большой и известной, что туда стекались верующие со всей Византии. Куст купины демонстрировался монахами как реликвия, а вокруг был насажен зеленый сад и журчал в нем источник с родниковой водой. Рядом, разумеется, стояла церковка Неопалимой купины. Сад притягивал кочевые племена как магнит. Им очень хотелось у монахов его отобрать. И неудивительно, что в стольный город Константинополь полетело еще одно прошение, теперь уже к императору Юстиниану, большому радетелю духовных ценностей. Юстиниан, по словам Прокопия Кесарийского, весьма озаботился судьбой достославных монахов, которые проводят дни в размышлении о смерти, и послал к этой горе строителей, которые в рекордные сроки основали там вместо часовенки Неопалимой купины церковь Богородицы, а вместо обветшавшей башенки — крепость с надежными стенами, и разместил за этими стенами боеспособный гарнизон.

Из пещер монахи перебрались в кельи нового монастыря, который получил название монастыря Синайской горы, или Преображения Господня, первым настоятелем этой обители был назначен игумен Дула. Вскоре Юстиниан переселил сюда из Малой Азии и Александрии каких-то бедняков, привычных к жизни в пустыне, для обслуживания монастыря и крепости. К VII веку, когда начал стремительно распространяться ислам, монастырь был уже довольно многочисленным, а из 200 семей переселенцев образовалось уже целое племя слуг. Себя они называли «джабалия» и в случае набегов бесстрашно отражали атаку врагов. Но когда началось завоевание Синая, монахи перепугались не на шутку. Их собственные джабалия единодушно приняли ислам. Нужно было найти общий язык с лидером новой веры. И они отправили к Мухаммеду посольство.

В гости к монахам

Монастырь Святой ЕкатериныМонахи показали себя превосходными дипломатами. С основателем иной веры они держались максимально деликатно. Мухаммед в 624 году как раз одержал победу в битве при Бадре, и монахи явились засвидетельствовать ему свое почтение вместе с богатыми дарами. Более того, они пригласили Мухаммеда погостить в их монастыре. Согласно монастырским сведениям, Мухаммед приглашением воспользовался и неоднократно посещал этот райский уголок посреди пустыни, даже вел душеспасительные беседы о вере с православными коллегами. И никаких разногласий у них не было.

Мухаммед даже распорядился выдать монастырю фирман, скрепленный его личной подписью и печатью. Этот замечательный документ должен был защитить христиан от возможных притеснений.

Гласил он следующее: поскольку монахи ведут тихую и благочестивую жизнь, он, Мухаммед, обещает поддерживать с ними добрые отношения, а тем из его народа, кто дерзнет нарушить эту клятву и стать гонителем их веры, будь он бедняк или царь, обещает вечное проклятие. Монахам разрешалось безбоязненно останавливаться в любом мусульманском поселении или монастыре, не страшась быть убитыми или обобранными; чиновники не имели права требовать с них никаких выплат, назначать или смещать их с должностей, отнимать их церкви, нападать во время дороги; с монастырских доходов запрещалось изымать подушный налог и десятину, напротив, в урожайные годы крестьяне, живущие вблизи монастыря, должны были выделять монахам меру с каждого бушеля зерна; их нельзя было забирать на войну как солдат или требовать уплаты отступного. Еще несколько пунктов фирмана касались не монахов, а простых христиан: те могли платить подушный налог не более 12 драхм в год, им нельзя было причинять вреда, от христианки, вышедшей замуж за мусульманина, нельзя было требовать перемены веры, запрещалось разрушать их церкви или затевать с ними войну, более того, согласно фирману, христиане подлежали защите, в том числе и военной.

Охранная грамота

Насколько после смерти Мухаммеда этот документ защитил монахов — вопрос другой. К IX веку их число резко сократилось, к XI столетию, когда он уже был переименован в монастырь Святой Екатерины, останки которой нашли еще при Юстиниане, и когда начались Крестовые походы, их было несколько десятков, а рядом с церковкой стояла мечеть. Мечеть при крестоносцах была, разумеется, закрыта. И почти три века монахи благоденствовали и жили под охраной рыцарей Марии Сионской за морем. Рядом с бывшей мечетью появилась латинская часовня. Паломники так и валили со всей Европы. А потом, как знаете, крестоносцев изгнали из Святой земли, число монахов снова уменьшилось, но сдаваться они не собирались.

Но тут настал 1517 год, и насельникам монастыря Святой Екатерины пришлось вспомнить о фирмане Мухаммеда. Турки не арабы, о турецких зверствах им было известно. Не далее как 4 года назад султан Селим I вырезал около 50 тысяч человек возрастом от 7 до 70 лет, и не христиан даже, а таких же мусульман, но не суннитов, а шиитов. Что он мог сделать с христианами — и подумать было страшно. Так что монахи послали посольство — теперь уже к Селиму, турецкому султану. Тот немедля затребовал предъявить фирман. Для него, мусульманина, фирман Мухаммеда был не просто документом, а святыней. Как уж там в XVI веке в Стамбуле исследовали подлинность документа, одному Богу известно. Но фирман монахов был написан куфическим письмом на коже газели, подписан писцом Али и самим Мухаммедом, скреплен печатью в виде руки пророка. При дворе Селима не сомневались — документ подлинный.

Фирман, можно сказать, спас монастырь. Селим не посмел чинить монахам никаких притеснений. Они сохранили собственного архиепископа и все льготы, обещанные Мухаммедом. А фирман был благоговейно переведен на турецкий язык, дополнен цветистым вступлением и заключением и вместе с оригиналом помещен в сокровищницу в Стамбуле. Монахам же вернули копию с фирмана на турецком языке. Они поместили его в рамочку и повесили где-то в монастырской галерее. И берегли, разумеется, как зеницу ока. Вторая копия фирмана была отослана в монастырь Симона Петра на Афон.

Михаил РОМАШКО

  Рубрика: Религии мира 151 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:49. Время генерации:0,218 сек. Потребление памяти:9.36 mb